Комментарий
22 Июня 2010 0:00

Поколение-10

Владислава Яворская политологВладислава Яворская

Владислава Яворская
политологВладислава Яворская

Старбакс. Вокруг меня десятки красивых, молодых лиц, освеженных натуральными кремами и тониками. Десятки тел, облаченных в модную молодежную одежду. Столько же айфонов и коммуникаторов, чуть меньше нетбуков и молескинов. Российская молодежь такая, какой ее видят московские публицисты, не бывающие за пределами садового кольца.  

Лавочка за колледжем, «Ягуар» или дешевое пиво. Сигареты, джинсы с рынка, майки, купленные в самых дешевых магазинах. Российская молодежь, которой пугают мирных офисных служащих острые на язык интернет-колумнисты. Наше потерянное будущее, пропавшая надежда страны. 

А что объединяет тех, кто между ними? Тех, кто ест в общежитии или дома, а не в кафе, тех, кто пьет шампанское и вино по праздникам, а не ягуар каждый день. Тех, кто учится в тысяче российских вузов на социологов, юристов, экономистов. Тех, кто подрабатывает промоутерами, но живет на деньги родителей, тех, у кого самым большим потрясением в жизни было ЕГЭ. Тех, кто не сопьется пивом и не умрет от передоза или зараженной иглы. Тех, кто не затусуется в клубе и не снюхается белым порошком? Тех, у кого не смотря на все это, нет будущего. Пока нет.
 
Все-таки большинство молодых людей в России – не хипстеры и не гопники. Они учатся в разных вузах: начиная от МГУ, заканчивая платными шарашкиными конторами, заполучившими гордый статус университета бизнеса или экономической академии в конце 90-х. Они имеют планы на будущее и не собираются умирать молодыми. Круг интересов: семья, карьера офисного служащего, покупка машины и все радости жизни среднего класса. Это не те десять тысяч, которые хотят в политику, и выкрутасы которых мы обсуждаем в ЖЖ. Это просто те люди, которые будут жить в России, работать в России, рожать и воспитывать детей. 
 
О том, как обеспечить их будущее никто рассуждать не будет. Чтобы о тебе кто-то заговорил, нужно заявлять о себе, просить и требовать внимания. Делать это, кстати, можно совершенно по-разному: выступив на митинге молодежной организации, написав скандальную статью в интернете, или ограбив магазин и избив старушку. Но они не сделают, ни того, ни другого. Они сдадут на четверки сессии, получат дипломы и обнаружат что, не смотря на все их оценки и дипломы, они никому не нужны. 
 
Даже в МГУ, самом престижном российском вузе царит эта атмосфера невостребованности. На нашем курсе почти двести человек. Из них только семеро поступили по целевому направлению, а значит, после окончания университета обязаны будут отработать несколько лет у себя на малой родине. И им многие завидуют – потому что у них есть гарантированная работа, а значит, есть будущее. Еще несколько человек работают уже сейчас – на первом курсе. Им завидуют немного меньше – понимают, что совмещать учебу и работу тяжело. Но эти люди тоже имеют перспективы в жизни, имеют будущее. Остальные, расставшись за год с иллюзией о том, что с дипломом МГУ их сразу возьмут в любые корпорации или государственные ведомства, умерили амбиции до уровня подработок в шоколадницах и ростиксах. Теперь они со страхом думают о том дне, когда получат диплом и с газетой «Работа для вас» в руках будут обзванивать мелкие конторы. 
 
Родители нынешних старшеклассников и студентов выросли в Советском Союзе, расписывавшем жизнь своих граждан до мелочей: школа-техникум или вуз, работа по распределению, социальные гарантии. Подражая им, дети тоже ждут от государства тотальной заботы. А устроить жизнь нынешних молодых людей от рождения и до смерти государство не может. Да они и сами начнут сопротивляться любым шагам в этом направлении, например, введению всеобщего распределения по окончании вуза или квотированюе мест на те или иные специальности в вузах. С другой стороны, опыт показывает, что свободное плавание нынешних школьников приводит их на переполненные и бесперспективные юридические, экономические и управленческие факультеты. А потом они будут требовать работы по специальности, квот по приему молодых специалистов, мест в уютных конторах за среднюю зарплату. 
 
Для того чтобы новое поколение не осталось не у дел, государство старается сформировать их интересы и взгляды на будущее еще в школе: 10-11 классы во многих школах имеют профиль, дающий возможность будущим выпускникам определить специальность. ЕГЭ ограничивает поступление в вузы хотя бы части бездарей. Да и введение ЕГЭ в девятом классе подвигло некоторых школьников продолжать обучения в средне-специальных учебных заведениях, а не идти на штурм 11 класса. С другой стороны именно «благодаря» ЕГЭ многие попали на совершенно не интересные и не нужные им специальности. И теперь решают: переводиться, или доучиваться там, куда уже поступил. Большинство выбирают легкий путь – второй. 
 
Современные дети медленно вырастают – до 22-23 лет они учатся в вузе, многие идут получать второе высшее. Потому что после первого деваться им некуда – по специальности устроятся единицы. Возможность получать дополнительное образование, а не искать хоть какую-нибудь оплачиваемую работу - верный признак высокого благосостояния населения. Родители, которые не стремятся отправить детей работать при первой же возможности, готовые оплачивать второе высшее, не забывая давать и на карманные расходы, должны зарабатывать весьма неплохо. Приличные (в их кругах) родительские зарплаты расхолаживают молодых людей, лишают их необходимости взрослеть. Причем, я говорю не только о «золотой молодежи». Папа-дальнобойщик вполне может оплачивать и образование и тусовки с дворовыми приятелями своего ненаглядного чада – благо запросы у отпрыска соответствуют папиным возможностям. 
 
Сегодня о молодежи говорит поколение 70-х, очередное – не первое, не последнее –  «потерянное поколение». Их молодость прошла в 90-е, они начали работать и создавать семьи, выживая в перерождавшейся стране. Им не повезло – они не знали государственной поддержки – государства, в полном смысле этого слова тогда и не существовало. Наверное, именно поэтому они говорят о том, что молодежью вообще не стоит заниматься – лучшие пробьются и сами, а о слабых можно забыть. Возможно, такая позиция и была правильной, если бы 90-е не кончались. Но уже почти десять лет мы живем в другой стране, которой для развития нужно использовать весь ее человеческий ресурс. Тем более что речь идет не о когортах нахлебников, а о тех, кто может что-то сделать для России, но остается вне поля внимания из-за неинициативности.
 
Та молодежь, которая сегодня ходит на митинги, собирает подписи, требует поддержки подрастающей смены с высоких трибун, действительно пробьется сама. Задача государства - подумать о тех, кто ничего не просит и не требует. О тех, кого вообще не слышно. Потому что именно им, а не упорным, пробивным и инициативным активистам нужна поддержка для того, чтобы начать что-то делать. А те, кто рвутся в бой и требуют поддержки - пробьются сами, и, надеюсь, во взрослую жизнь, а не бесконечное детство молодежной политики.
 
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".