Статья
622 21 Декабря 2017 12:40

Политика Звездных войн: новый эпизод

Восьмой эпизод «Звездных войн» не балует, а многие бы сказали, что не раздражает зрителей откровенной политикой, которая бы двигала сюжет. Здесь нет коррумпированного Сената или грандиозных стратегий по узурпации власти — это история о людях, живущих в условиях уже сложившейся политической реальности, но по-разному отвечающих на ее вызовы.

Несмотря на крупную победу, «хорошие парни» вынуждены отступать и прятаться. Главные герои ненадолго расстаются: Рей — чтобы найти учителя, находящегося в изгнании и заодно самого себя, попутно дорисовывая родословную. Финн в компании с Роуз оказываются в процветающем городе, как будто бы не замечающем ужасов войны, где они сталкиваются с предательством и беспринципностью. В итоге, конечно же, герои преодолевают препятствия, и загорается искра надежды на лучшее.

Подобный пересказ одинаково точно отражает и вышедший на днях восьмой эпизод «Звездных войн» — «Последние Джедаи», и вышедший за 37 лет до этого пятый фильм киносаги — «Империя наносит ответный удар». У фильмов довольно много общего и по сюжету, и по атмосфере. Правда, есть и одно важное отличие. Пятый эпизод был, скорее, о борьбе с тиранией: неравной, трудной, но не безнадежной. Для победы над темной Империей, как мы узнали из «Возвращения джедая», было необязательно быть сопоставимым с ней по военной мощи. В конце концов, все решили отцовские чувства, одна метко выпущенная торпеда и, конечно же, приверженность правому делу.

Восьмой же эпизод больше повествует о выживании в условиях тирании, а не борьбе с ней. Большую часть экранного времени новый фильм пытается нас убедить в том, что военная диктатура, а именно так авторы окрестили новый режим, неизбежна. «Власть Первого ордена безраздельна» — так начинаются титры «Последних Джедаев», как бы противопоставляя всю галактику и горстку повстанцев. Расклад сил невозможно изменить, попросту устранив главного диктатора. Как бы издеваясь над наивностью шестого эпизода, Верховного Лидера Сноука «сливают» в середине фильма без каких-либо политических последствий. Звучит фраза: «Верховный лидер мертв — да здравствует Верховный лидер» — и дальше все следует своим чередом.

Однако даже в условиях неизбежности диктатуры у героев саги остается возможность выбора, за которым наблюдать интереснее всего. И здесь далекая Галактика мало чем отличается от нашей планеты. Мы также, столкнувшись с упадком государства и неправильным развитием институтов, можем (1) открыто протестовать против этого, (2) сохранять статус-кво, тихо надеясь на лучшее и выжимая из ситуации максимум, или (3) уехать из страны в эмиграцию и отрешиться от происходящего. Подобные альтернативы в ставшей уже классической работе Альберт Хиршман описывает соответственно как «протест» (voice), «лояльность» (loyalty) или «уход» (exit) — здесь я пользуюсь переводом терминов Владимира Гельмана.

Три сюжетные линии восьмого эпизода — сцены на планете-казино, борьба Сопротивления с превосходящими силами Первого ордена и добровольное изгнание Люка Скайуокера — хорошо иллюстрируют и сами альтернативы, и их последствия для Вселенной.

«Лояльность» или политэкономия «Звездных войн»

Второй эпизод в каждой из трилогий «Звездных войн» рассказывает нам хотя бы чуть-чуть об экономике Вселенной. Если во втором эпизоде корпорации играют самостоятельную и существенную роль, то в дальнейшем их выживание и благополучие полностью зависит от лояльности по отношению к власти. Бизнес обеспечивает власть ресурсами или оружием, получая взамен и безопасность, и положение в обществе. Облачный город, занимающийся добычей газа, из пятого эпизода и город-казино из восьмого в этом смысле очень похожи: они символизируют положение тех, кто поддерживает статус-кво и не выбирает сторону раз и навсегда. Дело не только в богачах, получающих явные выгоды от войны: за ними — миллионы жителей Галактики. Некоторые молча ждут, что их жизнь улучшится сама собой, а другие используют ухудшение ситуации в своих целях. В действительности, каким бы ни был политический режим во Вселенной, а за восемь эпизодов он поменялся уже четыре (!) раза, это довольно мало меняет структуру экономических и социальных отношений.

Соответственно, и сцена предательства управляющего Облачным городом Лэндо Калриссиана отражается уже в предательстве взломщика из «Последнего Джедая» (герой Бенисио дель Торо). Но если Лэндо смалодушничал перед лицом Дарта Вейдера, то взломщик, кажется, выражает жизненную философию большинства обитателей далекой Галактики. В то время как республики и диктатуры сменяют друг друга, остальные просто пытаются выжить и заработать. И как бы в доказательство своей правоты взломщик показывает героям, что оружие для Первого ордена и сопротивления поставляют одни и те же производители.

«Протест» или за что борется Сопротивление

Тем не менее, у протеста в «Последнем Джедае» также есть своя логика, отличная от старых трилогий и проявившаяся в «Пробуждении силы» и особенно «Изгое». Война перестает быть уделом обособленных элит, борющихся за господство в Галактике под флагом абстрактных идей. В восьмом эпизоде мы знакомимся с инженером Сопротивления Роуз Тико, чья сестра героически погибает в начале фильма. Мы узнаем, что она жила на бедной сырьевой планете под постоянным гнетом Первого ордена, который выкачивал из планеты ресурсы и нещадно эксплуатировал ее жителей. Именно против этого, а не за абстрактную Силу борется Роуз, круша казино с богачами. Правда (и в этом ирония политической реальности), она не знает, что они нажили свое состояние в том числе и на торговле с Сопротивлением.

Конфликт Света и Тьмы приобретает вполне осязаемые социально-экономические причины: неравенство, бедность, угнетение и низкий социальный капитал. Такие понятия как «демократия», «республика», «Сила», «Джедай» все еще звучат в рядах Сопротивления — но скорее как идеализированные символы, чем истинная цель. Собственно, социальный состав новой оппозиции меняется в сторону непривилегированных слоев, для которых война — единственный социальный лифт. Главным героем становится Рей, мусорщица с бедной планеты, ставшая рыцарем-джедаем, и пример с Люком Скайвокером не в счет, так как мы знаем, «кто его отец».

«Уход» или «Джедаям пора положить конец»

Вселенная на то и бесконечна, что всегда есть вариант спрятаться и продолжать жить в гармонии с собой. Стратегию «ухода» в фильме использует Люк Скайвокер, улетев в добровольное изгнание на далекую планету. Он до самого последнего момента не хочет помогать Сопротивлению, будучи убежденным, что ситуацию исправить невозможно.

Люк рассказывает юной Рей, что идеализированный образ Джедаев — это сказки, или как бы сказали политологи, часть «исторической политики» Сопротивления. Именно Джедаи во многом виноваты в крушении Республики. Они узурпировали право на Силу, провозгласив единственной идеологией лишь одну из ее сторон — Светлую, в то время как сама природа призывает к балансу. Видимо, и повстанцы в немалой степени способствовали появлению Первого ордена, спящего где-то на задворках Галактики и выступившего ровно в тот момент, когда Империя уже была повержена, а Новая Республика только зарождалась. Не говоря уже о самом Люке, поведавшем тайны Силы своему племяннику и будущему главному антагонисту — Кайло Рену. Отвечая за «историческую часть», Люк пытается показать, что возвращение к прежним институтам не приведет ни к чему хорошему, и что «диктатура демократов» — Джедаев также далека от демократии, как и военная диктатура Первого Ордена. И тем не менее, в последний момент Люк все-таки решает вмешаться, дав таким образом Сопротивлению шанс на спасение, а нам, что очевидно, — на продолжение киносаги в очередном эпизоде.

Каждый видит в «Звездных войнах» что-то свое. Довольно часто высказывается мнение, что восьмой эпизод отражает американскую двухпартийную систему, где ведется бесконечное противостояние республиканцев и демократов, от которого тоже порядком устали. Однако сам режиссёр последнего эпизода Райан Джонсон считает, что «Звездные Войны» нельзя считать простой аллегорией на современность: скорее, они отражают «архетипы власти», актуальные во все времена. Восьмой эпизод практически ничего не говорит нам о политике просто так, но именно через поведение героев мы узнаем о ней больше, чем из стенограмм заседаний галактического Сената.

Юрий Кабанов, политолог, преподаватель НИУ ВШЭ
24 Марта 2017 Колонки  Политика Звездных Войн. Эпизод I Переход к авторитаризму имеет под собой различные основания, но очень часто оказывается предрешенным задолго до крушения демократии. Поэтому процесс смены режима далеко не всегда сопровождается открытым конфликтом, а какое-то время может быть и вовсе незаметным. Почему демократические институты старой Республики оказались неспособны противостоять гражданской войне и узурпации власти – Эпизод I: Скрытая угроза неправильных институтов. Часть Первая. 1 Марта 2017 Колонки  Политика Звездных Войн: Эпизод II Почему «далекая – далекая» Галактика – это Вселенная «Звездных войн», а не «Звездного мира»? О том, как работают армии, частные военные компании и почему важна государственная монополия на насилие – на примере вселенной «Звездных Войн». 22 Февраля 2017 Колонки
Политика Звездных Войн
 Политика Звездных Войн Как политическая наука может объяснить Вселенную ЗВ, и чему могут научиться страны у непростого опыта «далекой – далекой Галактики»?
Актуальные комментарии
© 2008-2018 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".