Статья
1228 6 Июня 2018 16:38

Полная прозрачность

В эпоху открытых данных вопрос приватности и границ личного пространства становится особо актуальным. С одной стороны, мы хотим добиться тотальной прозрачности и подотчетности, с другой — боимся, что эта же прозрачность может ударить по нам самим. В итоге появляется два противоположных тренда: движение за открытость данных и контрмеры, направленные на сохранение границ частной сферы, которые сейчас применяются в ЕС и России. К чему приведет этот конфликт?

Когда открытость — благо?

Государство в силу своих обязанностей и выполняемых функций является самым большим оператором данных. Конечно, есть транснациональные корпорации вроде Apple, Facebook или Google, обладающие сведениями о людях по всему миру, но в отдельно взятом государстве именно госорганы знают о нас практически все.

Открытость государственных данных нужна в публичных сферах, которые затрагивают интересы большого числа граждан, а также позволяют осуществлять гражданский контроль. Например, информация о доходах чиновников позволяет бороться с коррупцией. Открытые данные бюджетной сферы позволяют понять, как государство распределяет наши деньги. Информация о госзакупках также позволяет понять, что и по каким ценам государство приобретает.

Другая сфера применения государственной информации — это бизнес, когда при помощи данных возникают новые коммерческие продукты. Например, на базе открытых данных функционирует несколько платных приложений.

Третья важная отрасль государственных данных — социальная сфера. Карты доступной среды, приложения с социальной функцией для мобильных устройств и многое другое.

Такая открытость позволяет осуществлять контроль за властью, зарабатывать деньги предпринимателям и разработчикам, а также повышать качество жизни за счет различных социальных сервисов.

На первый взгляд все выглядит прекрасно, однако у тотальной открытости есть и обратная сторона медали.

Когда открытость — зло?

Сегодня существует довольно много способов получения персональных данных о человеке из открытых государственных баз данных. Например, мне достаточно знать ФИО человека и дату его рождения, чтобы узнать подробную информацию о его задолженностях на сайте ФССП. Благодаря ЕГРЮЛ можно быстро узнать, какими фирмами он владеет, с какими людьми связан по бизнесу, с какими фирмами и по каким вопросам судились его компании, участвовали ли они в госзакупках, и есть ли в этих сделках коррупционная составляющая. И если последняя информация может иметь общественно значимый интерес, то информация о долгах физического лица — это уже ближе к частной сфере.

А при наличии минимальных сведений о человеке, которые чаще всего есть на его страницах в социальных сетях, можно определить, где он живет, какие объекты недвижимости есть у него в собственности, как часто он нарушает ПДД и многое другое.

В таких случаях информационная открытость и прозрачность являются прямой угрозой частной жизни.

Вообще, противопоставление прозрачности (transparency) и частной сферы (privacy) не ново для западных исследователей феномена государственной открытости и открытых данных. Причем принято их рассматривать не как дихотомию, не как взаимоисключающие явления, а как смежные сферы. Например, ученые Марианн Янссен и Джеруэн ван ден Ховен справедливо отмечают, что и прозрачность, и приватность являются основами демократии, так как прозрачность позволяет осуществить контроль за контролирующим, а приватность сохранить свободу индивида от государства. При этом в этих двух сферах сегодня прослеживается очевидный перекос. Многие даже говорят о смерти приватности, которая связана с развитием технологий. Власти некоторых стран отчаянно пытаются сохранить частную сферу, однако пока неизвестно, к чему приведут их действия.

С 25 мая в ЕС начал работать GDPR (General Data Protection Regulation), и пока нет практики его реализации, сложно говорить об эффективности. Новый документ призван сохранить персональные данные пользователей сети, однако недавний кейс с Cambridge Analytica демонстрирует, что зачастую люди сами рады отдать свои персональные данные.

Недостижимый баланс и новая реальность

Исследователи государственной открытости часто пишут, что необходимо найти такой баланс, при котором вокруг нас было много доступной информации, но только той, которая не нарушает чью-либо приватность. Обозначить такой идеал намного легче, чем его добиться.

Учитывая развитие технологий, исследователи, которые говорят о смерти приватности, не далеки от реальности. Футурологи уже строят разные ужасные модели будущего, где существует социальный рейтинг, и все про всех все знают. Хочется верить, что до такого не дойдет, но границы приватности стираются с каждым годом все больше — это факт.

Михаил Карягин, политолог

12 Апреля 2018 Колонки  В кризисе персональных данных виноваты все мы Вчера основатель Facebook Марк Цукерберг закончил давать показания в Конгрессе США по делу о получении третьими лицами доступа к персональным данным пользователей соцсети. Но почему в проблеме виноваты в том числе и мы? 1 Июня 2017 Новости  На экономическом форуме обсудили большие данные На Петербургском международном экономическом форуме в рамках секции «инновационное развитие и защита интеллектуальной собственности в цифровой экономике» обсудили вопросы больших данных и монополию на их использование. 18 Мая 2017 Новости  В РФ появится портал для контроля за персональными данными В России к 2019 году создадут специальный портал, где граждане смогут контролировать распространение своих персональных данных. В том числе она смогут проверить, кому они давали свои паспортные данные, и одним кликом запретить их дальнейшее использование. Реализовывать проект будет Роскомнадзор. 

© 2008-2018 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".