Статья
18 Июня 2012 16:07

Примат двусторонних связей

<p class="p1">Начало лета 2012 года ознаменовалось масштабной активностью России на европейском треке. 1 июня президент Владимир Путин совершил рабочий визит в ФРГ. В тот же день он посетил и Францию.</p>
<p class="p1">Обе поездки носили краткосрочный характер. Их главными событиями стали переговоры с руководством местной исполнительной власти – канцлером Германии Ангелой Меркель и французским президентом Франсуа Олландом. А уже 3-4 июня Путин принял участие в серии мероприятий в рамках саммита Россия – Европейский союз. Сначала он встретился с председателем Европейской комиссии Жозе Мануэлом Баррозу и председателем Европейского совета Херманом Ван Ромпеем. А затем провел официальное заседание РФ-ЕС.</p>
<p class="p1">Инициативы Путина в отношении ЕС и входящих в него стран показали, что его европейская линия будет строиться вокруг примата двусторонних отношений. Приоритетным для Кремля выступит развитие содержательных связей с отдельными государствами единой Европы. Здесь российское руководство намерено прилагать максимум усилий по политической и торгово-экономической линии.</p>
<p class="p1">Диалог же с Евросоюзом в целом может оказаться на втором плане. К его наполнению Россия будет подходить без особого энтузиазма, полагаясь на ту повестку дня, которая сложилась в результате диалога между брюссельской бюрократией и отечественным МИД. Ощутимых мер по оживлению связей по каналам президентской дипломатии ожидать не следует.</p>
<p class="p1">В пользу такого распределения приоритетов свидетельствует практическое наполнение европейских инициатив Путина. В ходе переговоров с Меркель и Олландом президент России затрагивал сугубо прикладные стороны двустороннего взаимодействия, концентрируясь на торгово-экономических контактах.</p>
<p class="p1">Учитывая тот факт, что поездки носили установочный характер, предметных решений в ходе них принято не было. Однако по итогам двусторонних консультаций были достигнуты предварительные договоренности о дальнейшем развитии связей в отдельных сферах. Например, в Париже речь шла об атомной энергетике, машиностроении, ракетно-космической отрасли и добыче углеводородов.</p>
<p class="p1">Саммит же РФ-ЕС оказался подчеркнуто бессодержательным. Несмотря на предшествующие форуму заявления Баррозу о готовности к «углублению» контактов, прийти к чему-то конкретному стороны так и не смогли. На встрече в верхах не только не последовало новых инициатив, но даже не были обозначены перспективы решения уже имеющихся вопросов.</p>
<p class="p1">Основная причина ограниченности возможностей диалога между РФ и ЕС - нежелание Брюсселя учитывать мнение Москвы. Европейская бюрократия готова обсуждать с российским руководством достаточно широкий спектр проблем. Но при этом практически всегда она опирается только на собственное мнение. К позиции России Евросоюз относится подчеркнуто абстрагировано. Например, Кремль уже не первый год актуализирует тему об упрощении визового режима с объединенной Европой. Путин напомнил о ней в очередной раз на саммите в Санкт-Петербурге. Европейские эмиссары не возражают против переговоров по данному вопросу. Но реальных подвижек к его разрешению не делают.</p>
<p class="p1">В понимании Брюсселя упрощение визового режима невозможно из-за открытости российской границы со странами Центральной Азии. В рамках порядком затянувшихся переговоров по новому Соглашению о партнерстве и сотрудничестве (СПС) европейцы стараются прилагать куда более осязаемые усилия. Но здесь они ставят такие требования, которые Кремль считает для себя неприемлемыми. В результате принятие новой редакции СПС, старая версия которого истекла ещё в конце 2007 года, откладывается на неопределенную перспективу.</p>
<p class="p1">Свою лепту вносит и специфика политико-дипломатической деятельности руководства России. Кремлю привычно выстраивать контакты с отдельными европейскими странами. Вести диалог с ЕС как самостоятельным субъектом для него не очень удобно, особенно учитывая скептическое отношение к РФ ряда восточноевропейских стран. Также на позицию Москвы оказывает ощутимое влияние и невысокий уровень исполнительных возможностей ЕС во внешней политике. Его политико-дипломатический потенциал находится в зависимости от мнения ведущих европейских государств. Естественно, что в такой ситуации стимулов повышать практическое наполнение контактов с ЕС у РФ не много.</p>
<p class="p1">Перспективы отношений между Москвой и единой Европой будут определяться по двусторонним каналам. РФ располагает весьма неплохими возможностями для наращивания связей с ФРГ и Францией. В Германии осенью 2013 года высока вероятность перехода власти к социал-демократам. Их лидер Зигмар Габриель может стать новым канцлером. Такой сценарий способен привести к активизации российско-немецких отношений во взаимовыгодном ключе. СДПГ никогда не скрывала своего позитивного настроя к России, в отличие от находящихся в настоящее время у власти христианских демократов. В свою очередь, во Франции Социалистическая партия уже установила контроль над институтом президентства. Для команды Олланда Россия - достаточно удобный партнер, связи с которым укрепляют национальную экономику.</p>
<p><strong>Максим Минаев </strong></p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".