Статья
20 Декабря 2014 17:07

Принцип взыскательности

Уж сколько их было, этих Посланий Федеральному собранию, пресс-конференций и встреч с главными редакторами крупных изданий. Экономический контекст менялся, внутриполитический контекст менялся, внешнеполитический контекст менялся - и каждый раз взыскательная публика ожидала, что вот сейчас-то Путину, наконец, нечего будет сказать.

Путин же, вне зависимости от контекста, всегда оставался константен. Мы за политическое многообразие. С конструктивной оппозицией будем сотрудничать. Территориальная целостность неприкосновенна. С коррупцией надо бороться. На бизнес не надо давить. 

Взыскательная публика каждый раз выслушивает все эти максимы, соглашается с ними и немедленно начинает ждать следующего подобного мероприятия с тем, чтобы услышать, что изменилось. Перестал ли Путин быть за политическое многообразие. Не собирается ли он расстреливать оппозицию. Не отменит ли бизнес. 

Но нет, не меняется. Ничего не меняется. Всё то же самое.

Дайте слово журналисту УНИАН. Ходорковского отпустил правильно и ни разу о том не жалел. Валютные спекулянты никакие не воры, они такие же бизнесмены, как и все остальные. 

Я никогда не забуду эфир на радиостанции «Эхо Москвы» после одного из посланий. Уважительной памяти Валерия Ильинична Новодворская беседует с ведущей, главная цель которой — вызвать громы и молнии из пламенного борца. 

И Валерия Ильинична, рассматривая тот или иной аспект выступления Путина… соглашается с ним. Удивляясь самой себе она говорит — ну надо же, это уже в который раз я соглашаюсь с президентом? В третий? В пятый? Невероятно. 

А не соглашаться она, как патологически честный человек, не могла. Ну не было у нее такой опции — передернуть, наделить сказанное иным смыслом, как это принято у людей вроде Шендеровича. 

И вот очередной раз. Буквально через минуту после того, как Путин, покашливая, стал говорить, в Твиттере понеслось: «О чем это он?», «Что он несет?», «Мямлит нечленораздельное». Взыскательная публика такая взыскательная, однако как только закончилась часть с надоями и гектарами, публика объяснимо примолкла. 

Потому что можно и нужно спорить с содержанием. Но совершенно невозможно спорить с тем, что это содержание есть. Если, конечно, самого себя не обманывать.

У Путина есть довольно прозрачная морально-этическая позиция. Эта позиция известна и, что еще более ценно, не меняется на протяжении лет. С этой позицией можно соглашаться или не соглашаться. Но отрицать ее наличие невозможно. И в этом — принципиальное отличие Путина от любого другого политического лидера, ибо их морально-этические позиции непредсказуемы и в общем случае неизвестны. 

Впрочем, эта колонка отнюдь не про Путина. Эта колонка про публику. Про ту, что взыскательна, поскольку слово «либеральная» я не то, что не люблю —  просто я и сам либерал. Однако к взыскательной публике не отношусь. 

А вот те, что взыскательны — они очень страдают. Потому что трудно найти более внимательных слушателей речей президента. И каждый раз эти слушатели, затаив дыхание, ждут появления монстра. Вот сейчас встанет украинский журналист, задаст свой честный и принципиальный вопрос — и морок развеется. Тот, который на портретах, исчезнет, а вместо него появится другой — с рогами, копытами и длинным хвостом. 

Ответил украинскому журналисту? Ну хорошо, подождем… вот Собчак! Вот Собчак сейчас ему врежет! И Собчак произносит длинный монолог, в котором надо еще услышать вопрос. И… и опять он отвечает, что таки да — это плохо без суда и следствия разрушать чужие дома. Ну ладно, вот еще есть Винокурова. И Винокурова с невероятной скоростью отбарабанивает еще более длинный монолог, который уже вообще не предусматривает никакого ответа, поскольку не содержит вопроса. Взыскательная публика рукоплещет. 

И так каждый раз. Фамилии меняются, проблемы меняются, одно только не меняется — тот, что рогами не появляется. 

И в этом — причина страданий. Ведь все мы, в сущности, одинаковы. Все мы выбираем себе оправдания. Для одних из нас причина проблем — беспринципный и циничный Запад. И если бы он вдруг исчез, то и проблемы, наверное бы, рассосались. Для других причина проблем — на портретах. И если бы он вдруг исчез, то проблемы, наверное, тоже бы рассосались. 

Но ведь те, для кого средоточие зла — это Запад, получают подтверждения своей теории каждый день. А вот те, для кого зло — на портретах, такого подтверждения не получают. Хотя очень ждут. 

Психиатрия называет это «неудовлетворенностью», и это тревожный симптом. Неудовлетворенность имеет свойство накапливаться. Взыскательные ждут чудовища много лет. И каждый раз вместо чудовища видят перед собой совершенно нормального президента, большинство тезисов которого совершенно не противоречат их собственному мировоззрению. 

И это, конечно, выбешивает. Ведь если так и дальше пойдет, то придется признать, что теория главного врага несостоятельна. А как тогда дальше-то жить? На что же надеяться?

Поэтому взыскательные становятся взыскательнее каждый год. Слушают слова всё внимательнее. Цитируют в Твиттере и обсуждают процитированное на Фейсбуке. 

Хотя надежды, конечно, всё меньше. 

Максим Кононенко

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".