Статья
8 Декабря 2008 0:05

Принципы представительного правления

Генеалогия современной демократии в ее различии с республиканскими принципами правления.
Комментарии экспертов
<p>
<meta http-equiv="Content-Type" content="text/html; charset=utf-8">
<meta name="ProgId" content="Word.Document">
<meta name="Generator" content="Microsoft Word 11">
<meta name="Originator" content="Microsoft Word 11">
<link rel="File-List" href="file:///C:%5CDOCUME%7E1%5CNoname%5CLOCALS%7E1%5CTemp%5Cmsohtml1%5C01%5Cclip_filelist.xml">
<style><!--
/* Style Definitions */
p.MsoNormal, li.MsoNormal, div.MsoNormal
{mso-style-parent:"";
margin:0cm;
margin-bottom:.0001pt;
mso-pagination:widow-orphan;
font-size:12.0pt;
font-family:"Times New Roman";
mso-fareast-font-family:"Times New Roman";}
@page Section1
{size:595.3pt 841.9pt;
margin:2.0cm 42.5pt 2.0cm 3.0cm;
mso-header-margin:35.4pt;
mso-footer-margin:35.4pt;
mso-paper-source:0;}
div.Section1
{page:Section1;}
--></style>
<o:p></o:p> </p>
<p class="MsoNormal">Традиционное школьное знание сообщает нам, что демократия
представляет из себя форму правления, в то время как республика – это вид
государственного устройства. Для  нас
поэтому вполне привычно говорить о республике и демократии как дополняющих друг
друга явлениях, сочетающихся в большинстве современных развитых государств, и
при этом лежащих в несколько разных плоскостях. Одна из лучших книг по
политической теории, изданных на русском языке в последнее время, принадлежащее
перу профессора Нью-Йоркского университета Бернара Манена, дает глубокий анализ
подлинных взаимоотношений между республикой и демократией.</p>
<p class="MsoNormal">
<o:p> </o:p></p>
<p class="MsoNormal">Манен показывает, что оба термина в собственном смысле слова
имеют непосредственное отношение к общим принципам представительного правления.
Мы привычно отождествляем демократию с выборами и не менее привычно утверждаем,
что классическая демократия в Афинах была «прямой», в то время как ее более
поздние варианты в силу определенных – главным образом, технических – причин
стали представительными. Согласно скрупулезному историческому анализу Манену,
такой подход является упрощенным или даже полностью ошибочным.</p>
<p class="MsoNormal">
<o:p> </o:p></p>
<p class="MsoNormal">Во-первых, функции власти в классических Афинах не сводились
в полном объеме к тем функциям, которыми было наделено Народной собрание,
классический субъект «прямой» демократии. Помимо них существовало еще множество
других способов организации власти посредством представительства. В частности,
речь идет об административных должностях, а также о судах, которые, как
показывает Манен, выполняли в Афинах важнейшие функции в рамках законодательной
системы: фактически они были основным препятствием на пути любых
антидемократических законопроектов.</p>
<p class="MsoNormal">
<o:p> </o:p></p>
<p class="MsoNormal">Во-вторых, что еще более важно, представительство в Афинах
было практически целиком основано не на выборах, но на жребии. Это
принципиальный момент. Такое решение кажется невероятным, иррациональным:
жребий ведь может привести к власти совершенно случайных некомпетентных людей.
Но именно на это и делалось ставка в подлинно эгалитарной афинской республике.
Для того, чтобы режим оставался демократическим, в нем должна поддерживаться
постоянная ротация элит. Аристотель в «Политике» многократно вспоминает этот принцип:
только тот, кто умеет подчиняться, может хорошо управлять другими. Древние
понимали опасность, которая таится в выборах: победа может доставаться не
наиболее достойному кандидату, но тому, кто лучше умеет участвовать в выборах.
Жребий был, таким образом, принципиальной эгалитарной установкой той
демократии, которую мы привыкли называть «прямой».</p>
<p class="MsoNormal">
<o:p> </o:p></p>
<p class="MsoNormal">В-третьих, настаивает Манен, использование жребия было
характерно не только для афинской демократии. До изобретения современного
представительного правления большинство политических  систем, в которых власть осуществлялась
гражданами, а не монархом, использовала жребий. Так было, например, во
Флоренции, где магистраты отбирались именно при помощи жребия. Так было и в Венеции
– вплоть до падения республики в 1797 году. Примерно в это время жребий и
выборы становятся предметом рефлексии крупнейших политических мыслителей своего
времени, таких как Руссо и Монтескье.</p>
<p class="MsoNormal">
<o:p> </o:p></p>
<p class="MsoNormal">И, наконец, в-четвертых, Манен показывает, что
представительное правление, основанное исключительно на выборах (порождение
Великой Французской революции и Декларации о Независимости США), четко
осознавалось своими создателями как новая традиция, основанная на разрыве с
прежними республиканскими корнями. Другими словами, авторы современной
представительной демократии различали жребий и выборы и делали ставку на вторую
процедуру.  Гамильтон и Мэдисон
осознавали антиэгалитарный характер выборов, но считали что важнейший эффект их
проведения – общественное согласие – является более важным.</p>
<p class="MsoNormal">
<o:p> </o:p></p>
<p class="MsoNormal">Эти рассуждения Манена демонстрируют, что корни и истоки
современного политического процесса, не до конца осознаются нами, а потому мы
не можем адекватно и объективно оценивать его и тем более, предлагать ему
альтернативы. В эпоху, когда информационные технологии позволяют вновь
задуматься о прямой демократии, это становится особенно важной проблемой.</p>  
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".