Статья
13 Января 2015 14:48

Признаки и призраки компромисса

Тот факт, что жители Донбасса смогли встретить новогодние праздники в условиях перемирия, безусловно, не может не радовать.

Насилие и военные столкновения, ставшие частью печальной реальности этого региона, не остановлены полностью, но, по крайней мере, чем больше времени проходит с момента установления режима прекращения огня, тем сложнее «ястребам» с обеих сторон инициировать новую фазу обострения конфликта.

Тем не менее, принципиально не ухудшаясь, ситуация не приносит и реально позитивных новостей.

Дипломатическое решение проблемы находится в застопоренном состоянии уже не первый месяц — с того момента, как обозначенный Россией план урегулирования (легший в основу Минских соглашений) был де-факто сочтен Киевом невыполнимым.

Последний раунд переговоров в белорусской столице, закончившийся безрезультатно, продемонстрировал, что тактика украинской стороны заключается в затягивании времени без выдвижения предметных предложений.

Возможно, это связано и с сохраняющимися надеждами отдельных фигур в Кабмине и СНБО на смену позиции Вашингтона, до сих пор отвергавшего идею возобновления силовой операции. Подобные намерения остаются, судя по раздающимся от Петра Порошенко и его соратников заявлениям, в списке всерьез рассматриваемых вариантов. В связи с этим существующие форматы дипломатического обсуждения кризиса приобретают особую значимость.

Если широко анонсированные переговоры «нормандской четверки» подобно последней встрече в Минске не принесут результата, у активизировавшейся в Киеве «партии войны» появится существенный аргумент для интенсификации подготовки к военному решению вопроса.
Столкнувшись с первыми же трудностями и недопониманием, Киев объявил о намерении отменить закон об особом статусе Донбасса, отодвинув на неопределенный срок имплементацию его положений

Встреча глав МИД России, Украины, Франции и Германии в Берлине позволяет хотя бы приблизительно оценить перспективы сдвижения мирного процесса с мертвой точки. И вопреки сопровождавшим ее достаточно скептическим комментариям у Москвы и Киева сохраняются возможности для согласования некоторых спорных моментов.

Так, в Кремле не меньше, чем на Банковой улице, заинтересованы в продолжении формирования на территории провозглашенных народных республик стабильных и представительных органов власти. Собственно, именно соответствующие устремления некогда привели к появлению в Минском протоколе пункта о проведении выборов в отдельных районах Донецкой и Луганской областей. Однако с подачи администрации Порошенко были проигнорированы договоренности о сроках их организации; не обозначены границы, в рамках которых они должны осуществляться; сам предложенный формат голосования явно не соответствовал видению правительств и жителей ЛНР и ДНР.

Столкнувшись с первыми же трудностями и недопониманием, Киев объявил о намерении отменить закон об особом статусе Донбасса, отодвинув на неопределенный срок имплементацию его положений. В то же время в Берлине Павел Климкин вновь заявил о приверженности идее проведения выборов — но уже при условии согласования «линии соприкосновения». Если эта формулировка означает, что украинские власти, наконец, решили утвердить границу региона с особым статусом, шайба, как говорится, оказывается на стороне ополченцев. От их готовности поступиться теми или иными районами теперь может зависеть и будущее минских договоренностей.

В конце прошлого года Владимир Путин неоднократно отмечал, что именно ополченцы отказались идти на уступки Киеву по этому вопросу, опасаясь за судьбы своих семей и сторонников. Их позицию можно понять, но она не должна приводить к возникновению неразрешимых разногласий, заводящих переговоры в тупик.

Власти ДНР и ЛНР имеют все основания для того, чтобы требовать обеспечения безопасности жителей спорных территорий, если их все же придется уступить, — в том числе посредством направления туда собственных наблюдателей, российских дипломатов и представителей международных организаций, например, ОБСЕ и ООН.
Вероятно, борцам за самоопределение Донбасса сейчас не достает готовности к кропотливой и долгосрочной работе, сочетающей компромиссное мышление со стремлением к достижению более глобальных целей.

При снятии противоречий на пути к организации голосования республикам необязательно будет отказываться от итогов ноябрьского волеизъявления. Ведь они сами планировали назначить на ближайшее время выборы муниципальных органов власти; если последние будут формально признаны Украиной в соответствии с той или иной версией закона об особом статусе, может стартовать движение к полноценной легитимизации сил, выступающих за самоопределение Донетчины и Луганщины, в глазах как Киева, так и поддерживающих его внешних сил.

Именно эти органы власти, возможность законного доминирования в которых представителей ДНР и ЛНР не вызывает никаких сомнений, в перспективе способны взять на себя полномочия по реализации выдвинутого Порошенко предложения о создании на Донбассе особой экономической зоны со специальным режимом отношений с Россией и ЕС.

В некоторой степени ситуация приблизится к положению дел, наблюдавшемуся в апреле-мае, с одной существенной поправкой: если тогда во многих населенных пунктах региона, включая Донецк, зарождавшиеся народные  республики с переменным успехом сосуществовали с прокиевскими мэриями и муниципалитетами, то теперь последние будут сформированы (и признаны Украиной в этом качестве) уже политическими силами, ориентирующимися на нынешних донецких и луганских лидеров.

Разумеется, трудно представить согласие Киева с параллельным функционированием ДНР и ЛНР в качестве обособленных правовых субъектов, но согласование указанного компромисса и не требует самороспуска республик. Например, в Палестине долгие годы одновременно существовали (и возглавлялись одними и теми же людьми) признаваемая Израилем «национальная администрация» и ООП, претендовавшая на руководство независимым палестинским государством. Со временем эта стратегия местных сецессионистов начала приносить им все более серьезные дивиденды.

Вероятно, борцам за самоопределение Донбасса сейчас не достает готовности к кропотливой и долгосрочной работе, сочетающей компромиссное мышление со стремлением к достижению более глобальных целей.

Ремарки Порошенко и Климкина вновь показали, что при проявлении разумной гибкости диалог с нынешними украинскими властями при всех их недостатках способен принести свои плоды. Другое дело, что в прошлом Киев нередко отказывался от собственных инициатив или доводил их до абсурда. Но для того и проводятся переговоры в «нормандском формате», чтобы в присутствии представителей Франции и Германии принудить в конечном счете Украину если не к миру, то хотя бы к артикуляции стремления к его установлению — и дать политическим силам на местах шанс проявить свои дипломатические и политические таланты.

Ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры Антон Гришанов специально для «Актуальных комментариев».
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".