Статья
235 30 Марта 2017 13:56

Призывная армия, которой нет

Буквально через несколько дней начнётся весенний призыв в вооружённые силы Российской Федерации. Традиционные государственные СМИ подчеркивают важность призыва с позиций «национальной безопасности», долга граждан по защите Отечества и других идеологем, созданных ещё в советское время. Очевидно, что в современном мире эти позиции устарели, и призывные армии существуют по каким-то другим причинам. 

Говоря о национальной безопасности, не очень понятно, причём тут призывная служба. Последний раз российские призывники участвовали в боевых действиях в 2008 году и то, в «незначительных количествах» из частей в районе Владикавказа. Призывники тогда использовались в боевых действиях, потому что их подразделения могли быстрее всего среагировать на действия ВС Грузии. Весь остальной опыт российской армии показывает, что призывным бойцам защищать Родину никогда не приходилось. К тому же, любой, кто хотя бы раз в жизни общался с кадровым офицером ВС РФ, знает, как в армии относятся к призывным солдатам – если без нецензурных слов и коротко, то можно сказать, что не очень уважительно. Почему же тогда призыв в армию сохраняется, тогда как глобальное противостояние с НАТО переходит в технологическую сферу, а отдельные операции, такие как военная операция России в Сирии и действия по присоединению Крыма, нуждаются исключительно в обученных и мотивированных «вежливых людях»?

Всеобщая воинская повинность начала появляться одновременно с усилением власти государства в конце XVIII века. Впервые призыв закрепился после Великой Французской революции. Обоснование обязательной всеобщей воинской службы во Франции было взято из идеи принадлежности французов к гражданской нации и государству в целом. Постепенно эти идеи распространились по всей Европе - стали формироваться националистические идеологии обязанности граждан, как членов сообщества, служить в армии и защищать государство от внешней военной агрессии. Надо отметить, что массовые армии и национализм взаимодополняли друг друга. Так, посредством обучения и постоянного нахождения в строгих условиях воинского коллектива молодым мужчинам прививались патриотизм и идеология служения нации, что в последствии распространяло националистические идеи. Наконец, введение обязательной призывной службы оказало важное влияние на развитие европейских наций. С политической точки зрения, введение обязанности служить государству было взаимосвязано с делегированием политических прав низшим слоям общества. То есть случилась своего рода сделка между государством и обществом: вы нам права, мы вам солдат. С другой стороны, именно ветеранские организации оказали важнейшее влияние на распространение национализма и консерватизма в первой половине XX (об этом хорошо пишет Эрих Мария Ремарк в романе «Чёрный обелиск»). Таким образом, призывная армия непосредственно вызвана «созданием» гражданства как фундамента национальных государств, изменениями в тактике ведения боя, а также необходимостью всеобщей мобилизации для защиты от внешней агрессии – всё это стало теми факторами, которые позволили многим правительствам установить всеобщую воинскую обязанность. Однако со временем стало ясно, что призывная армия помогает взращивать в гражданах этатизм, гражданский национализм, веру в начальство и дисциплинированность. То есть помимо военного императива, массовые армии стали с самого начала нести социальную роль. Так прошёл весь XIX век, и в XX мир вступил уже с массовыми армиями, готовыми физически уничтожить другие государства. Опробованные в Первой мировой войне, разрушившие Европу во Второй, сдерживавшие друг друга во время Холодной войны, после распада СССР призывные армии стали отменяться в Европе. Почему это произошло?

Несмотря на массовый отказ от призыва в Европе, как бы этого ни хотели либеральные политики, в мире сегодня примерно равное количество призывных и полностью добровольных армий. Тем не менее, профессиональные армии стали доминировать в демократиях. Дело в том, что после падения внешней угрозы европейские страны вовсе не стали более миролюбивыми. Руководствуясь межгосударственными договорами, обязанностями стран-членов НАТО и ООН, правительствам европейских демократий необходимо было применять свои вооружённые силы в бывших «красных» регионах, Афганистане, Африке и Ближнем Востоке. Однако в демократических странах общества обычно крайне негативно относятся к потерям во время военных действий. Свободные СМИ всегда способствуют распространению новостей о разрушениях и потерях, которые несёт война, плюрализм политических сил особенно в многопартийных демократиях позволяет использовать антивоенную риторику в политической борьбе. Одновременно с этим во многих европейских странах отпала необходимость обязательного «обучения» граждан посредством призыва. Совершенствование системы образования, развитие некоммерческого сектора, расширение демократических практик и постепенный переход обществ в постиндустриальную эпоху сделала социальную функцию призыва слишком архаичной. С другой стороны, после падения реально ощутимой внешней угрозы призыв всё больше стал восприниматься как крайне высокий «натуральный налог». Легитимировать изъятие из экономической, политической и общественной жизни молодых граждан в мирное время становилось всё тяжелее – слишком велики были издержки как призывников, так и государства. В связи с этим правительствам стало выгоднее создать полностью профессиональные армии, созданные, прежде всего, для применения в боевых действиях.

В России тоже были попытки отменить призыв. Так, в указе Президента РФ №722 от 16.05.1996 Борис Ельцин за месяц до выборов объявил о полной отмене призыва к 2000 году. Конечно, данный указ скорее был предвыборной технологией, а не реальным политическим курсом. В условиях войны в Чечне и нестабильной экономики переход на добровольную армию был невозможен. Тем не менее, Чеченская война закончилась, экономика стала расти, однако переход к добровольной армии так и не произошёл. Как оказалось, в дальнейшем развитие смешанного типа вооружённых сил, с одной стороны, позволило с 2008 года формировать боеспособную профессиональную армию, с другой стороны, сохранило влияние социальных функций армии на российское общество.

Хотя Министерство обороны РФ не раскрывает статистику по призыву, сегодня существует множество официальных и «серых» способов получить отсрочку или не служить вообще: получение высшего образования, наличие малолетних детей, негодность по здоровью – всё это вымывает призывную службу из разряда обязательных. Поэтому учитывая высокое территориальное и социальное экономическое неравенство, вооружённые силы выполняют роль социального лифта для малообеспеченных молодых людей из бедных регионов. Либо выбрав в военкомате, либо отслужив год в армии по призыву, солдат может заключить контракт и получить практически до самой старости высокую заработную плату, полное государственное обеспечение и льготы для членов семьи. Особо амбициозные могут поступить в военные высшие учебные заведения.

С другой стороны, вооруженные силы, являясь по своей сути консервативным институтом, позволяют государству прививать те взгляды и социальные навыки, которые выгодны, прежде всего, правительству. Не удивительно, что на личностном уровне большинство военнослужащих придерживаются консервативных ценностей, которые отражаются на их политическом и социальном поведении. Это вовсе не значит, что все военнослужащие будут поддерживать «Единую Россию». Однако их спектр политических предпочтений будет тяготеть к стабильности, традиционности и жесткой руке государства, а не к ценностям индивидуализма, невмешательства и свободы личности.

Однако современные условия усложняют процесс «армейской социализации». Призывники даже в армии не попадают в информационный вакуум, поэтому социальное влияние армии всё сильней выталкивается другими каналами воздействия государства на общество: интернет, массовая культура, образование. В связи с этим социальные функции призыва постепенно становятся все более архаичными и для российского общества. В Белом доме это понимают, создавая другие институты, способные внедрить эти функции в повседневную жизнь молодёжи. Снова появились нормы ГТО, Юнармия, конкурсы «Гонка героев», Вахта памяти и другие некоммерческие и государственные проекты, направленные на формирование патриотизма и этатистских ценностей. С другой стороны, парады, телешоу «Танковый биатлон», магазины одежды «Армия России» и прямые трансляции пусков ракет позволять создавать бренд вооружённых сил как современной и статусной организации, куда хочется идти работать. Однако, скорее всего, это не приведёт к отмене призыва. Государству это пока не нужно, смешанный тип комплектования удобен с военной, политической и экономической точек зрения. Общество же поверило военным, снова начав поддерживать долгую российскую традицию обязательного призыва – более половины россиян, начиная с 2015 года, выступают за сохранение обязательного призыва.

Возникает парадоксальная ситуация. Солдаты срочники фактически не защищают родину, они не получают реальных боевых навыков, многие слышали от отслуживших друзей фразу «дали два раза за год пострелять и все». А социализирующие функции постепенно перекладываются на другие институты. Обязательная служба постепенно превращается в дань традиции, но не жизненно необходимый институт.

Через несколько дней многим молодым людям начнут приходить повестки в военкомат. Смогут ли они стать полноценными защитниками своей Родины? Они лишь познакомятся с теми людьми, для которых защита страны – это профессия. Попадут ли они в новую «школу жизни»? Возможно, но это уже будет не армия, а что-то другое.

Кирилл Шамиев специально для «Актуальных комментариев»


© 2008-2018 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".