Статья
29 Сентября 2014 18:06

Прогноз противоречий

<p><strong>Украинский кризис: противоречия и расхождения в позициях внешних факторов. Краткий обзор.</strong><br />
<br />
<strong>США.</strong> В последние недели наметился рост расхождений между Белым Домом и Конгрессом, вызванный, в первую очередь, приближением промежуточных выборов в Конгресс. Данные опросов общественного мнения говорят о высоком внимании избирателей к международным вопросам, в том числе и к украинской проблеме. По результатам соцопроса, проведенного телекомпанией CNN, так или иначе<strong> события на Украине вызывают озабоченность у 72% американцев</strong>, в том числе у 71% опрошенных сторонников Демократической партии и у 75% опрошенных сторонников Республиканской партии. Согласно опросу Pew Research от 28 августа, <strong>«противоречия между Россией и ее соседями» 54% американцев рассматривают как глобальную угрозу</strong> (больше опасений связано только с Аль-Каидой, ИГИЛ и ядерными программами Ирана и КНДР), <strong>при этом лишь 35% одобряют позицию Барака Обамы по данному вопросу</strong>.</p>
<p>В связи с этим большинство конгрессменов и сенаторов от обеих партий занимают крайне жесткую позицию, регулярно выступая с антироссийскими инициативами. По оценкам специалистов российского посольства в Вашингтоне, большинство выдвигаемых законопроектов по оказанию помощи Украине носит характер пиар-акций; в случае утверждения Конгрессом соответствующие документы не будут подписаны Обамой.</p>
<p>В целом на риторическом уровне обозначился раскол между основной частью членов Палаты представителей и Сената и администрацией президента, переходящей на менее радикальные позиции. О намечающемся сдвиге свидетельствует и рост умеренных настроений в рядах близкого к истеблишменту экспертного сообщества: <strong>остающийся одним из ключевых стратегов Демпартии по вопросу отношений с РФ Майкл Макфол</strong> в сентябре указал на<strong> необходимость децентрализации юго-востока</strong>; одновременно, <strong>наиболее известный республиканский русист Томас Грэм осуществлял продвижение «плана Бойсто»</strong>, предусматривавшего, в том числе, <strong>закрепление внеблокового статуса Украины</strong>.</p>
<p><u><strong>Вывод:</strong> </u>максимальное давление на администрацию по вопросу активизации поддержки Украины<strong> будет продолжаться до выборов в Конгресс (4 ноября)</strong>, после чего, скорее всего, уступит место другим вопросам. Очевидно, что <strong>окружение Обамы намерено поддерживать высокий уровень антироссийской риторики, сочетая его с умеренными практическими шагами</strong>. В то же время <strong>наличие в администрации и дипкорпусе симпатизирующих проукраинскому лобби фигур (Сьюзан Райс, Саманта Пауэр, Виктория Нуланд) </strong>сохраняет возможности для возвращения к реализации негативного сценария.</p>
<p><strong>ЕС. </strong>Кардинальных перемен в позиции ЕС не стоит ждать до ноября, когда к работе приступит новый состав Еврокомиссии. Распределение постов в ее составе вызвало объяснимый скепсис в Киеве: <strong>помимо известных своими прагматичным взглядами Жана-Клода Юнкера и Федерики Могерини, значительное влияние на определение формата евро-украинского диалога получит австриец Йоханнес Хан</strong>, в ведении которого окажутся вопросы расширения Евросоюза.</p>
<p>Примечательно, что в действующем составе Еврокомиссии <strong>за Ханом закрепилась репутация одного из наиболее позитивно настроенных по отношению к России комиссаров</strong>. Фактически представители группы «ястребов», в частности, прибалтийские политики, будут отстранены от формирования внешнеполитического курса ЕС.</p>
<p><strong>Украина возлагает некоторые надежды на деятельность Дональда Туска во главе Евросовета</strong>, однако его полномочия останутся по большей части символическими, в то время как <strong>в</strong><strong>озглавившая польское правительство Ева Копач явно склоняется к более мягкому подходу в отношениях с РФ</strong>.</p>
<p>На этом фоне символичной является смена тональности высказываний <strong>Ангелы Меркель, на этой неделе заявившей о необходимости отказа от военных методов решения донбасской проблемы</strong> (ранее Берлин публично поддержал АТО). Также важно отметить, что <strong>внимание к украинскому кризису других грандов европейской политики — Великобритании и Франции — в последнее время ощутимо снизилось</strong>. При том, что в Лондоне наблюдается единство консерваторов, лейбористов и либералов по вопросу верности выбранного кабинетом Кэмерона курса, <strong>снижение эмоционального накала, вызванного катастрофой малайзийского Боинга, позволило переключить внимание на другие вопросы, в частности, на борьбу с ИГИЛ</strong>.</p>
<p>Одновременно, с подачи экс-посла Тони Брентона в прессе стартовала осторожная дискуссия относительно путей выхода из кризиса в диалоге с Россией. В свою очередь, французский кабинет министров и президент Франсуа Олланд продолжают находиться под давлением СМИ и оппозиции, что не позволяет Парижу выйти на первый план в деле урегулирования противоречий по Украине. В то же время <strong>симпатизирующая России Мари Ле Пен, согласно августовскому соцопросу, выходит на первое место в рейтинге потенциальных кандидатов в президенты, что, в целом, свидетельствует и о поддержке ее позиции по украинскому кризису</strong>.</p>
<p><u><strong>Вывод:</strong></u> период единства Европы по ситуации на Украине приближается к своему завершению. Существенные разногласия, уже обозначившиеся между государствами ЕС на саммите НАТО, имеют все шансы проявиться в формате Еврокомиссии по широкому спектру тем, включая экономическую помощь Киеву и энергетический диалог. <strong>Меняющаяся диспозиция в «европейском правительстве» и снижение вовлечения Лондона и Парижа в процесс принятия многосторонних решений позволит сменить вектор политики прагматично настроенных государств (в первую очередь Италии, Австрии и Польши), маргинализировать подход ряда радикальных стран «новой Европы», пользующийся симпатиями в Европарламенте, а также создаст дополнительное пространство для маневра немецкой дипломатии</strong>.<br />
<br />
Таким образом, можно условно выделить несколько базовых подходов по Украине характерных для современного западного мейнстрима:</p>
<p><strong>  1. «Ястребы»</strong>. Представители данной группы выступают за увеличение объемов военной помощи Киеву в сочетании с наложением новых радикальных санкций на Россию.</p>
<ul>
    <li>Прибалтийские лидеры, в первую очередь президент Литвы Даля Грибаускайте, традиционно спекулирующие на антироссийских фобиях с целью мобилизации широких слоев электората.</li>
    <li>Ведущие представители Конгресса США, чья активность обусловлена приближением промежуточных выборов и сотрудничеством со стороны заинтересованных в эскалации военных подрядчиков (в частности, сенаторы Коркер и Кардин связаны с компанией Raytheon, а глава международного комитета Менендес — с Lockheed Martin).</li>
    <li>Основные фракции Европарламента, стремящиеся компенсировать незначительность собственных полномочий по вопросам внешней политики выдвижением громких антироссийских инициатив.</li>
</ul>
<p><strong>   2. </strong><strong>Сторонники умеренного давления.</strong> К соответствующей группе относятся лидеры, изначально составлявшие «костяк» поборников отстаивания украинских интересов. В силу ряда причин (необходимость сотрудничества с Россией на Ближнем Востоке, нежелание начинать дискуссию о вступлении Украины в НАТО, внутренние проблемы) на сегодня они отходят от роли идеологов максимально жестких мер, стараясь ограничиться умеренными имиджевыми шагами.</p>
<ul>
    <li>Администрация Обамы, сочетающая выделение финансовой помощи Киеву с отказом от выполнения наиболее существенных просьб Порошенко, включая предоставление Украине статуса основного союзника вне НАТО.</li>
    <li>Стивен Харпер и канадское правительство, по обыкновению следующие в русле инициатив официального Вашингтона и проявляющие наибольшую активность в деле оказания нелетальной военной помощи Украине.</li>
    <li>Британские политические лидеры — премьер-министр Кэмерон, вице-премьер Клегг, глава Лейбористской партии Милибэнд, реагирующие на изменение внутриполитических запросов и в значительной мере переключившиеся на ближневосточную проблематику.</li>
</ul>
<p><strong>  3.</strong> <strong>Прагматики. </strong>Усиливающие свое влияние сторонники снижения эмоциональной напряженности в диалоге с Россией, скептически относящиеся к украинским евро-атлантическим амбициям.</p>
<ul>
    <li>Кабинет Ангелы Меркель: давление на немецкого канцлера со стороны Вашингтона перманентно снижается, а выход на первый план экономических вопросов позволяет немецкому правительству переключиться с конфронтационной риторики на поиск практического решения существующих проблем.</li>
    <li>Обновленное руководство Еврокомиссии — Юнгер, Могерини, Хан и новый генсек НАТО Столтенберг, нацеленные на поиск баланса в области экономической политики и европейской безопасности и отражающие общий примирительный по отношению к России настрой своих стран.</li>
    <li>Лидеры стран Восточной Европы — премьер-министры Польши (Копач), Венгрии (Орбан), Словакии (Фицо), Чехии (Соботка), проявляющие скепсис как относительно выбранной тактики давления на РФ, так и по вопросу перспектив украинской евроинтеграции.</li>
</ul>
<p><strong>   4. Симпатизирующие России силы. </strong>Незначительная на сегодняшний день группа, остающаяся во многом разобщенной и, в случае с ее американскими представителями, маргинальной, но увеличивающая свое воздействие на характер общеполитической дискуссии.</p>
<ul>
    <li>Лидеры расширяющегося правого спектра европейской политики (в первую очередь, набирающая очки Мари Ле Пен), использующие украинский кризис для давления на своих оппонентов в исполнительной власти.</li>
    <li>Ряд находящихся в меньшинстве фракций обновленного Европарламента, в частности, активно критикующая Киев фракция «Единые левые — скандинавские зеленые».</li>
    <li>Отдельные американские политики, отстаивающие идею сотрудничества с Россией, например, Дана Рорабахер и бывший конгрессмен Рон Пол, вынужденные, впрочем, ограничить свою активность вследствие непопулярности занимаемой позиции.</li>
</ul>
<p>В целом можно констатировать, что социологические исследования и общий настрой СМИ говорят о постепенном (хоть и медленном) снижении интереса широких слоев населения западных стран к украинской тематике, что в перспективе значительно ослабит позиции группы «ястребов». Между тем, именно давление с их стороны не позволяло «умеренным» и прагматикам снизить общий уровень давления на Россию.</p>
<p>Некоторый рост влияния симпатизирующих Москве сил в отдельных странах Европы будет подталкивать руководство соответствующих правительств и их представителей в Еврокомиссии к смене тональности в диалоге с Киевом. Англо-саксонские лидеры (США, Великобритания, Канада и Австралия), стоявшие у истоков «санкционной войны», уже снижают вовлеченность в кризис, что говорит об их потенциальной готовности перейти к курсу на регионализацию конфликта; в результате подобного поворота событий основная инициатива будет принадлежать европейским государствам, дополнительно мотивируемым страдающими от санкций бизнес-гигантами.</p>
<p><em>Обзор подготовлен на основе материалов Центра политической конъюнктуры</em></p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".