Статья
17 Ноября 2017 16:01

Просто ангел

В этой маленькой заметке не будет ни глубоких истин, ни великих идей, ни скрытых смыслов, ни далеко уводящих аналогий.

Все очень просто и все снаружи: если вас заинтересует этот проходной, в общем-то, репортажик, вы можете начать приглядываться и собирать свою собственную маленькую коллекцию людских историй.

Или, может быть, захотите в часы досуга побыть полезным кому-то, кроме себя.

В этом, собственно, и вся идея, без претензий на особую оригинальность.

Редкий российский турист, посещая Францию, не добредет до знаменитейших замков Луары, среди множества которых еще более редкий турист беспечно пропустит замок Шамбор, чьи архитектурные кружева не спутаешь ни с каким другим великолепием из богатого луарского арсенала.

Если вы когда-нибудь решитесь посетить этот замечательный памятник эпохи, обратите также внимание на гораздо менее примечательное и скромное строение, на небольшом возвышении справа.

Это маленькая церковь Святого Людовика, прямо напротив мэрии.

И если вам совсем повезет, то на входе в эту сдержанно живописную, но необыкновенно стильную церковь вы вероятнее всего заметите очень пожилого сухонького человека, прямо-таки выдержанного в тех же цветах, что и церковная кладка — пепельно серые волосы, серо-голубые глаза, зеленовато-серые одежды.

Он будет сидеть на колченогом стульчике, у входа, как-то неуютно сжавшись в комок, чтобы быть наименее заметным. Или вы найдете его внутри, поправляющим свечи и цветы. Или, может быть, вы увидите его снаружи, обясняющим что-то туристам.

Он очень незаметен сам по себе, но всегда готов помочь, когда к нему обращаются.

Если вы ему понравитесь, или ему понравятся ваши дети, он засуетится, закопошится под стулом у входа, достанет шуршащую сумку, извлечет из ее глубин леденцы в ярких обертках и угостит всю компанию.

Это вовсе не пиар-ход местной администрации: леденцы он покупает сам и держит при себе исключительно ради «свободного угощения»:

— Вы мне доставили радость: я увидел в жизни еще больше хороших людей, поэтому, возьмите конфету!

Его зовут Жаки Гаво (Jackie Gaveau). Он приходит в церковь почти каждый день, помогает при уборке, следит за порядком, раскладывает свечи, меняет цветы, подметает входные ступени, отвечает на вопросы любопытных.

Это вовсе не его работа, он, что называется, «волонтер».

Давно на пенсии. Когда-то, более 20 лет отслужил на флоте, поваром.

Уйдя на сушу, поступил поваром в имение одного знаменитого аристократа, владельца нескольких замков. Прямо в замке у аристократа и жил вместе с женой. А когда пришла пора ему на окончательную пенсию, уже по старости и немощи, аристократ его так при замке и оставил, в тех же апартаментах, и достойную пенсию и ему и жене его выплачивал.

Потом аристократ умер, а супруга aристократa продолжает и пенсию выплачивать, и из аппартаментов не гонит никуда. Так и живут, недалеко от Шамбора, можно сказать, воплощая в жизнь знаменитую реплику Черного Абдуллы: «Xорошая жена, хороший дом — что еще нужно человеку, чтобы достойно встретить старость»...

Добровольной помощью в этой церкви и в нескольких других он занимается уже более двух лет.

На самый дурацкий из вопросов — «Почему?», рассказывает такую историю.

Родился он немым. В самой обычной семье, никаких религиозных эксцессов. В церковь ходили от случая к случаю, мальчика водили по праздникам и далеко не в каждое воскресенье.

Мальчик был умненький и спокойный, без каких бы то ни было странностей. Просто немой. Пробовали-перепробовали все, что было можно — и врачей, и целителей, и священников. Ничто не помогло.

А в семь лет он внезапно заговорил, как все, будто и не было такого долгого абсолютного беззвучия. Но говорил, заикаясь, и заикался до десяти лет. Заикание не лечили, вообще не обращали внимания — говорит и ладно.

В десятилетнем возрасте заикание ушло. Так же внезапно, как пришла речь, тремя годами ранее.

И сейчас говорит он совершенно чисто, без малейших сбоев, интересно, спокойно говорит.

— Как же это все случилось? Вы что-то делали для этого, старались? Может быть, молились истово, верили безгранично?

— Нет, нет что вы! Вообще в церковь не ходил! Как-то это сложилось тогда у нас: вера сама по себе, я сам по себе. Так и жили.

— Что же произошло, так внезапно?

— Ангел у меня оказался хороший — не бросил меня, не отступился. Дотянул и вытянул. Сначала вдохнул речь. Потом отогнал заикание. И пустил в мир. Чтоб я пошел и подумал.

— Что за ангел?

-Ангел-хранитель мой. Больше ничего не скажу, не спрашивайте. Просто ангел. Помог и дал понять. Только я не сразу понял. Я все эти годы все мотался по свету, готовил вкусные блюда...Я был очень хорошим поваром, это важно!

— А почему вы знаете, что это ангел-хранитель помог, а нe кто другой?

— Знаю. Не спрашивайте. Да и некому мне было больше помогать: я же не молился никому, так и жил, время от времени захаживая в церковь, свечки ставил. Все так живут.

— А почему сейчас волонтерите?

Молчит. Думает. Потом поднимает глаза такие светлые, что почти прозрачные и будто растворяются, пока он смотрит куда-то за вашей спиной.

— Потому что, знаете, как-то некомфортно стало мне в последние годы: жизнь у меня — одна сплошна благодать. Все получалось. Работу любил и делал хорошо. Ценили меня. Любили меня. Никаких несчастий. И сейчас — никаких проблем. Все хорошо. Чего желать? Вот, коллекционер я страстный: собираю такие детские иллюстрированные книги-раскладушки, знаете, pop-up называются.

Про меня один спецжурнал для любителей статью написал, посмотрите (показывает любовно сохраненную фото-копию; на ней фото уже собранных книг — всего более 2000!)

Ну и чего еще мне желать? А в последние годы, все чаще стал задумываться...

Потому что, вот так прибудешь «туда», наверх (показывает), а тебя там как спросят, такого счастливого: ну, парень? И что ты делал все это время? Кому успел помочь? Какая радость людям была от твоего присутствия?.. Уж не знаю, сколько мне осталось, но чем меньше остается, тем больше хочется успеть. Вроде как, проспал долго, теперь, беги, догоняй, сколько получится...

— А почему именно в церковь ходите помогать? Есть же много разных организаций...

-Есть много. Я и помогаю, где могу, и в мэрии, и в других местах. Но сюда должен чаще приходить. Так мне велено.

— Просто ангел?..

— Он, он. Надо, значит надо. Им лучше знать. Вот я и хожу. Иногда хорошие люди встречаются! Всем хочется сделать что-то приятное. Возьмите конфету! И карточку мою возьмите: у меня есть визитная карточка, я сделал, я же коллекционер! Про меня журнал написал, всю мою коллекцию сфотографировали. Вдруг, кто-то заинтересуется и тоже захочет собирать такие книги...

На визитной карточке: «Мосье и Мадам Жаки Гаво», адрес, телефон и кот.

У кота хвост — трубой.

— Вы, наверное, думаете, а кот зачем, да? Кот —это важно! Я когда совсем маленький был и не разговаривал, то дома ходить учился, держась за хвост нашего кота. Я держался, он меня тащил. Я падал, он ждал и бок подставлял. Так и научился ходить. Я тому коту тоже должен. Но не свечку же ему ставить? Пусть вот на карточке красуется. Люди посмотрят и тоже добрым словом помянут. Скажут, о! И кот — коллекционер! Такая вот бестолковая история...

Елена Кондратьева-Сальгеро, журналист, главный редактор литературного альманаха «Глаголъ», Франция.  
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

Rosneft
© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".