Комментарий
23 Сентября 2014 14:20

Просто делаем вид

Сергей Демиденко политологСергей Демиденко

Сергей Демиденко
политологСергей Демиденко

Между США и РФ наметилось новое обострение. Самолеты Соединенных Штатов и их союзников нанесли воздушные удары по позициям боевиков группировки «Исламское государство» (ИГ) в Сирии. Москва требует согласовать подобные маневры с Асадом. Об этом заявил в телефонном разговоре с с генеральным секретарем ООН Пан Ги Муном президент России Владимир Путин.

Подробности в материале «Борьба с террором или агрессия?».

Эксперт Института стратегических оценок и анализа Сергей Демиденко в интервью «Актуальным комментариям» рассказал о том, как изменятся отношения Москвы и Вашингтона из-за операции США против группировки боевиков «Исламское государство», политическом этикете и о том, кто победит по итогам операции против ИГ.

«Отношения между Москвой и Вашингтоном из-за операции США против ИГ в Сирии вряд ли ухудшатся. Полагаю, в Москве и в Дамаске понимают, что без американского участия сейчас быстро и эффективно расправиться с этим исламистским квазигосударственным образованием невозможно.

Мы соблюдаем некий политический этикет и делаем вид, что отстаиваем свою позицию необходимости уважения территориальной целости суверенитета Сирии и т.д., но при этом мы прекрасно понимаем, что американцы в данном случае играют на руку и нам, и Башару Асаду. И удары, которые будут нанесены по ИГ, здорово облегчат ситуацию, в том числе и на сирийском фронте.

Башар Асад тоже делает резкие заявления. Ему это необходимо, чтобы делать вид, что территории, по которым сейчас американцы наносят удар, ему подконтрольны. На самом деле, это не так. И чем сильнее потреплют ИГ, тем быстрее потом он добьет их остатки. Наши дипломаты и политики это тоже прекрасно знают. Просто идет тонкая дипломатическая игра.

При этом надо понимать, что никакого наступления американцев на Ближний Восток нет. Мы знаем, как американцы умеют наступать. В таких случаях они задействуют все средства. Сейчас они, совершенно очевидно, не хотят влезать в наземную операцию, они не желают вводить свои войска в Ирак. Им там не понравилось, больше они туда не хотят возвращаться. Сейчас мы наблюдаем реакцию на изменение политической ситуации на Ближнем Востоке, порожденную во многом их активностью политической и дипломатической, и в свое время военной в Ираке.

Появление ИГ на совести американцев. Поэтому им сейчас нужно каким-то образом локализовать последствия их не очень грамотной, не очень дальновидной политики. Они несут некую ответственность за то, что произошло в Ираке.

По итогам операции против ИГ победят не только американцы. Сейчас они активнейшим образом работают с иранцами, со своим региональным конкурентом. Если США ведут только военно-воздушную операцию и не влезают путем проведения наземной операции в Ирак, то кто-то же должен проводить наземную операцию. Это будут делать иранцы, точнее, шиитское ополчение Ирака, курды и даже сирийские войска.

21 сентября была блиц-встреча Керри и Зарифа, министра иностранных дел Ирана. Американцы, я так понимаю, активно подключают Иран. И Тегеран готов подключиться к этому делу на определенных условиях — они  увязывают свое участие в этой операции с продвижением по ядерному диалогу, это основное их требование. Но я думаю, что в конечном счете они достигнут определенных договоренностей.

Поэтому нельзя сказать, что если американцы победят, то они опять воцарятся на Ближнем Востоке. Они, наоборот, пытаются минимизировать свое участие и создать систему противовесов на Ближнем Востоке, которая бы в большей степени соответствовала их интересам. В данном случае они обхаживают Иран для того, чтобы иметь в его лице противовес радикальным исламистам, которых поддерживают некоторые круги Саудовской Аравии и Катара, союзников Соединенных Штатов. Они ничего не могут сделать с Саудовской Аравией, являющейся как бы союзником США.

Поэтому они должны иметь противовес в регионе, чтобы сдерживать своих союзников. Очень сложная политическая комбинация. В этом случае для них нужна и Сирия, и поддерживающий Сирию Иран.

Будет ли место России при новых геополитических раскладах? Вряд ли. Дело в том, что Ближний Восток уже давно переделен, и сейчас для нас там места нет. Мы можем участвовать как внерегиональный актор всего дела, то есть на площадке ООН пытаться как-то отстаивать свои интересы путем переговоров с региональными акторами, такими как Иран, Соединенные Штаты, но каких-то глубоких природных политических интересов у нас там нет.

Есть у России и определенный экономический интерес, но он тоже очень сильно локализован (это некоторые не очень серьезные проекты в Сирии «ЛУКОЙЛа», есть проекты в Ираке).

Эти интересы мы попытаемся отстоять. Но если американцы не подавят ИГ, и если хоть как-то не стабилизируется ситуация, то ни о каких экономических проектах там речи быть не может, в принципе. В  данном случае мы даже окажем американцам какую-то поддержку в борьбе с исламистами, потому как это соответствует и нашим стремлениям».

Сергей Демиденко специально для «Актуальных комментариев»


Фото: Warfiles

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".