Статья
10 Ноября 2014 11:11

Путин рассказал о перспективах российской экономики

На заседании делового саммита АТЭС в Пекине президент РФ Владимир Путин высказался относительно перспектив российско-китайского сотрудничества. Речь шла, прежде всего, об экономике и финансах.

Так, по словам Путина, если Россия и Китай перейдут на расчёты в рублях и юанях, это будет «неплохо ни для мировой экономики, ни для мировых финансов, ни для мировых энергетических рынков». 

«Расчеты в рублях и юанях очень перспективны, это будет означать, что влияние доллара в мировой энергетике будет снижаться», — также отметил президент России, сообщает ТАСС.

По словам Путина, Россия планирует создать аналогичные российско-китайской межправкомиссии по инвестиционному сотрудничеству с другими партнерами в регионе.

Главная задача такой российско-китайской комиссии, отметил президент, — продвижение инвестиционных проектов вне энергетической сферы на принципах взаимовыгодного сотрудничества.

«Похожие форматы для развития диалога и практического взаимодействия в инвестиционной сфере планируем создавать и с другими нашими партнерами», — подчеркнул Путин.

Президент также заявил, что Россия рассматривает возможность вхождения Китая в крупные добычные активы РФ.

Путин отметил, что спекулятивные прыжки курса рубля скоро должны прекратиться, они не связаны с фундаментальными экономическими факторами.

По его словам, власти принимают меры для стабилизации курса рубля, сохраняется возможность валютных интервенций. «Наши финансовые власти предпринимают необходимые меры. Центральный банк страны продолжает политику таргетирования инфляции и будет делать это дальше», — сообщил президент России.

Он также заверил, что в России не будут вводиться ограничения на движение капитала. «Мы не собираемся вводить ограничения на движение капитала», — заявил Путин.

Президент подчеркнул, что российские власти уделяют большое внимание формированию благоприятной деловой среды и внедрению лучших практик по работе с инвесторами на региональном и муниципальном уровне.

«Главное — что позитивные изменения отмечают сами предприниматели и инвесторы, в том числе — иностранные», — добавил он. 

Путин напомнил, что по сравнению с 2010 годом Россия в два раза улучшила свои позиции в известном рейтинге Doing Business.

Президент подчеркнул, что для привлечения инвесторов и снижения их рисков, а также софинансирования проектов будут использоваться институты развития, часть резервов, накопленных в суверенных фондах. Также будет совершенствоваться доступ к кредитным ресурсам.

По словам Путина, завершается разработка механизма проектного финансирования, рассчитанного на поддержку крупных долгосрочных проектов. «В следующем году предбанковское финансирование предприятий будет вести такая новая структура, как Фонд развития промышленности», — заявил он.

Кроме того, глава государства заверил, что Россия не станет наращивать госдолг, его будут удерживать на безопасном уровне в 15% ВВП.

ОпубликованоЕД 

Комментарии экспертов
На сегодняшний день у нас складываются очень сложные отношения со странами Азиатско-Тихоокеанского региона. Они нас совершенно не удовлетворяют.

Владимир Путин четко сказал, что у нас на данный момент слабо развито экономическое сотрудничество. И хотя у России есть огромный потенциал для сотрудничества, мы почти не задействованы в том бурном экономическом росте, который идет в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Связано это с тем, что у нас недостаточно четко определены факторы экономического роста. В большинстве стран Азиатско-Тихоокеанского региона главным фактором роста являются иностранные инвестиции в не очень дешевую рабочую силу: сначала это была дешевая японская рабочая сила, затем южно-корейская, далее китайская, а потом и дешевая малайзийская и индонезийская рабочая сила. Так или иначе, это был главный инструмент. У нас дешевой рабочей силы нет сейчас, поэтому этот фактор не работает.

Дело в том, что дешевая рабочая сила возникает не только из-за низких зарплат, но и из-за очень высокой плотности населения. А у нас, наоборот, на Дальнем Востоке очень серьезная демографическая плешь. Поэтому переизбытка дешевой рабочей силы у нас никоим образом нет.

Второй фактор, который начинает работать после первого, — это активная промышленная политика. Именно активная промышленная политика была главным инструментом и в Японии, и в Южной Корее, и сейчас уже в Китае. А у нас опять-таки нет активной промышленной политики из-за того, что экономическим блоком на протяжении всех этих лет управляет узкий круг людей, которые отрицают активную роль государства в развитии промышленного сектора экономики.

Третий фактор — это крупные корпорации и их социально-патриотическое ответственное поведение. К этим крупным корпорациям можно отнести японские, южно-корейские, китайские, которые так или иначе выступают драйверами роста и развития.

Поэтому я считаю, на сегодняшний момент у нас есть возможность продуктивного экономического сотрудничества, но пока только в сырьевой отрасли. А в то время, как в высокотехнологичных отраслях или даже среднетехнологичных (там, где руками делают, а не просто добывают из земли) у нас больших корпораций нет, так как они были разгромлены и раздроблены, по сути дела, по указке из конкурирующих центров. То есть, условно говоря, из Лондона и Нью-Йорка приказали в свое время раздробить авиакомпании, раздробить авиастроителей с тем, чтобы у них самих были крупные корпорации, в то время как конкурент в лице России был уничтожен.

В рамках существующей парадигмы, когда из Лондона и Нью-Йорка диктовали запрет на крупные российские корпорации в высокотехнологичных отраслях и когда был введен запрет на собственную промышленную политику, подключиться к такому экономическому росту невозможно.

Поэтому в итоге имеется противоречие — с одной стороны, перед Россией стоит задача подключить российский Дальний Восток к бурному экономическому росту Тихоокеанского региона. А с другой стороны, исполнители проигнорировали все те инструменты, которые могли привести к созданию благоприятной экономической обстановки на Дальнем Востоке. Напротив, были созданы условия, которые привели этот регион только к параличу и депопуляции.

Возвращаясь к самому саммиту, могу сказать, что вся политическая элита Тихоокеанского региона (кроме Австралии) активно участвует в гибридной войне против России. Но бизнес, в том числе австралийский, хотел бы продолжать поставлять говядину в Россию, как, впрочем, и всю остальную продукцию. Поэтому я полагаю, что несмотря на неблагоприятную политическую обстановку, сложившуюся вокруг России, в плане экономического и инвестиционного сотрудничества со странами Азии не должно возникнуть существенных препятствий. Ведь саммит АТЭС — это диалог не столько с лидерами, сколько с бизнес-сообществом. Когда Путин выступал на саммите, в этом огромном зале большинство слушателей составляли именно предприниматели и бизнесмены, которых в первую очередь волнуют экономические, а не политические отношения с Россией.

Еще одна важная составляющая этого саммита — это возможная встреча Владимира Путина с Бараком Обамой. Я полагаю, что конструктивный диалог между ними сейчас возможен, так как ситуация в мире сильно изменилась и Обама в ней потерпел поражение. Думаю, что он был бы готов выйти на какой-то компромиссный вариант и заключить некое перемирие с Россией. Однако Россия настроена на нейтральный диалог с Бараком Обамой.

Барак Обама — не реалист, с которым можно торговаться «ты — мне, я — тебе». Он прежде всего миссионер, идеалист, который требует, чтобы к его принципам и идеям проявляли уважение. Россия на протяжении многих лет такого уважения не проявляла, а, наоборот, вела пропагандистскую кампанию по унижению Барака Обамы. А нужно проявить уважение к его принципам, и я думаю, что можно было бы найти компромисс.

Выход из сложившейся политической напряженности между Россией и США, я думаю, возможен. Но возможен он не на основе уступок с российской стороны, а на основе определенных принципов. Это прежде всего принцип перерыва, на котором построена политическая система США и Германии по американским лекалам, когда можно предложить для Украины немецкий вариант федерализма. Если такой диалог в рамках саммита состоится, то это может поспособствовать не только разрешению украинского кризиса, но и восстановлению нормальных отношений между Россией и США.
На данном этапе АТЭС — самая развивающаяся организация регионального сотрудничества в мире. На неё приходится более половины всего ВВП. На фоне усиления позиций Латинской Америки, юго-восточной Азии и Российской Федерации очевидно, что АТЭС — это площадка для роста.

Несмотря на то, что предпринимается попытка создать альтернативные центры интеграции на базе, например, Вьетнама или Таиланда, тем не менее, в ближайшие несколько лет именно АТЭС станет основным центром как принятия геополитических решений, так и экономического роста и развития.

Соответственно, часть инициатив, которые были озвучены в рамках АТЭС, имели достаточно давние корни и были представлены за несколько дней до начала мероприятия. Их можно условно разделить на несколько сегментов — экономическое, политическое, общественно-культурное сотрудничество.

В экономическом направлении крупнейшим является топливно-энергетический комплекс. Это своего рода авторизация с точки зрения взаимодействия со странами АТЭС. Естественно, из наиболее знаковых мероприятий можно вспомнить (и скорее всего, оно будет окончательно оформлено) решение об участии российских компаний в инфраструктуре Китая. Прежде всего речь идёт о строительстве многоканального НПЗ с «Роснефтью», доступе к распредсетям «Газпрома» и, соответственно, оптимизации проектов сотрудничества по вопросам освоения шельфовых проектов, к чему Китай тоже испытывает определённый интерес.

Второй сегмент, который достаточно важен для Российской Федерации как партнера Китая, — это финансовый интерес.  Поэтому Россия, безусловно, заинтересована в формировании долгосрочной стратегии по созданию собственной финансовой системы. Китай в этом плане может быть хорошим партнёром.

Также речь идёт о других направлениях, от металлургии и до сельского хозяйства. Тем более что Китай, несмотря на санкции, работает с Дальним Востоком и Сибирским федеральным округом.

В политическом сегменте можно отметить мягкую поддержку со стороны китайской внешней политики и оптимизацию политических проектов на евразийском пространстве.

Что касается культурной части, то она традиционно остаётся несколько на полях. Но можно отметить оптимизацию общественной дипломатии — прежде всего в рамках некоммерческих организаций.

Отдельно стоит выделить встречи, которые прошли в рамках мероприятия. Честно говоря, внимание было приковано к четырём из них. Первое — это встреча непосредственно с представителями Китая.

К наиболее интересным мероприятиям саммита можно отнести встречу с японским премьером. Напомню, Япония отменила визит в страну именно в связи с посещением Путиным Курил. Однако этот отказ был на самом деле дан фактически под давлением США. Тем не менее встреча состоялась, поэтому можно ожидать, что переговоры будут достаточно интересными.

То же самое касается возможной неформальной встречи господина Путина и господина Обамы. Переговоры по поводу возможной встречи шли на протяжении нескольких дней. Если такая встреча состоится, это станет большим прорывом в существующих конфронтационных обстоятельствах.

Хочу заметить, что производство в последнее время перемещается в Юго-Восточную Азию. Даже на фоне некоторого ускорения в направлении Китая все равно основными странами, где будет развёрнут экономический рост, станут страны именно юго-восточной Азии — Вьетнам, Таиланд, в какой-то степени Непал, Камбоджа. Именно эти регионы станут новым центром производства. Очевидно, что интерес к юго-востоку также наиболее ярко иллюстрируется слабостью экономики еврозоны.

Поэтому неудивительно, что на фоне роста экономического влияния этого региона Россия обращает всё больше внимания на внешнеторговое взаимодействие именно с ним.

Наконец, это гигантский рынок, допуск в которому российские компании хотели бы получить. Но это не мешает Москве использовать восточный фактор в дальнейших отношениях на западно-европейском направлении.

Напомню, факт  переговоров по голубому топливу с Поднебесной — очень серьёзный момент давления на европейских партнёров. Тем не менее  говорить о том, что интерес Москвы к юго-восточному направлению обусловлен исключительно желанием надавить на европейских партнёров, было бы достаточно опрометчиво.
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".