Статья
8 Декабря 2009 0:00

Путин и Пермь

Ключевое влияние на формирование повестки дня прошедших семи дней имели два противоположных по своему смысловому наполнению события. Во-первых, это «прямая линия» Владимира Путина, которая продемонстрировала уверенность власти в своих силах. Второе событие – трагедия в Перми – дала очередной повод «критикам режима» для того, чтобы усомниться в его легитимности.

С помощью «прямой линии» премьер продолжил диалог власти с населением. Это один из каналов обратной связи, причем один из наиболее «старых». Такая устойчивость формата (существует почти 10 лет) и выбор даты мероприятия призваны подчеркнуть стабильность и преемственность нынешней власти по отношению к предыдущему периоду. Следует отметить адресный и точечный, но в то же время всеохватный характер выступления Владимира Путина. Отвечая на каждый вопрос, он посылал сигнал не конкретному человеку, а той или иной социальной группе, например, жителям моногородов или работникам автомобильной промышленности.

В своем общении с населением, несмотря на большое количество конкретики, Владимир Путин остановился и на общих вопросах социального и политического развития страны. Во-первых, он отметил успехи власти в поддержании позитивного настроя среди населения, что имеет вполне реальные последствия. В частности, если в кризис 1998 года из-за краха позитивных ожиданий рождаемость резко упала, то в этот раз демографические показатели продолжили расти. Во-вторых, он еще раз подтвердил, что его визит в Пикалево – не прецедент, а урок антикризисного менеджмента, который он преподал властям всех уровней. Также символично, что «прямые включения» происходили из проблемных регионов, что в значительной части нейтрализует обвинения власти в попытках «лакировать» действительность, звучавшие в преддверии мероприятия. Наконец, особое внимание премьер в контексте ответа на один из вопросов обратил на исполнительскую дисциплину внутри власти, сделав предупреждение бюрократии, саботирующей реализацию озвученных решений.
 
На этом фоне проходила кампания по дискредитации власти, формальным поводом для которой послужило крушение «Невского экспресса», и которая получила новый, более мощный импульс после трагедии в Перми. Кампания вокруг подрыва «Невского экспресса» продвигала два магистральных тезиса. Первый – что власть лжет и на самом деле это был не теракт (косвенно перетекает в критику пропагандируемой властью «теорию малых дел»). Второй – что власть беспомощна и страну ждет коллапс (сначала инфраструктурный, а потом и государственно-политический). При этом теракт способствовал консолидации населения вокруг власти. В частности, наблюдается рост на 10% рейтингов доверия президенту и премьеру и на 5% президентского рейтинга Дмитрия Медведева.
 
Пожар в Перми, унесший жизни более 110 человек, дал новый мощный импульс для критики действий власти и попыток подвергнуть ее стратегию ревизии. В частности, было заявлено, что якобы два столь масштабных инцидента за короткое время – не совпадение, а закономерность, обусловленная нынешним курсом. «Панацея» от рецидива подобных ситуация, по мнению критиков, по-прежнему одна – радикальная либерализация.
 
Пермские события впервые за долгое время заставили активизироваться и сторонников прямо противоположной точки зрения. Под предлогом произошедшей в Перми трагедии выдвигаются предложения «зарегулировать все и вся». В частности, появились инициативы ограничить продажу фейерверков либо передать их реализацию на откуп «уполномоченных структур». Такое видение вопроса однозначно направлено против заявленной президентом экономической либерализации и способствует максимизации административной ренты чиновниками.
 
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

Rosneft
© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".