Статья
2492 12 Августа 2019 18:16

Пять главных проблем протеста в Москве

Акция протеста, прошедшая 10 августа на проспекте Сахарова, оказалось самой многочисленной за последние годы, по разным оценкам, на ней было от 50 до 60 тысяч человек. Сами оппозиционеры предпочитают измерять успешность митингов исключительно за счет количественных показателей, а значит, по их оценкам, акция 10 августа на проспекте Сахарова оказалась самой успешной. Однако, несмотря на большое число митингующих, у протеста есть несколько проблем качественного характера, которые могут сказаться на его результатах. «Актуальные комментарии» выделили пять главных проблем протеста в Москве.

Отсутствие стратегии

Основополагающей проблемой протеста является отсутствие плана действий на краткосрочную и долгосрочную перспективу. Единственный план — это продолжать собираться каждую субботу. Причем внутри оппозиции нет единого мнения даже относительно того, должны ли это быть согласованные или несогласованные акции, можно ли сотрудничать с властью и если да, то по каким вопросам. Нет у оппозиции и плана действий за рамками митингов. Митинг и выход на улицы стал единственным протестным инструментом в руках оппозиционных политиков. Такое сужение арсенала неминуемо ведет к ограничению перечня потенциальных действий, которые могут предпринять несистемные кандидаты в тех или иных случаях. Оппозиционеры собственноручно сузили себе пространство для маневра.

Отсутствие стратегии стало особенно явным именно 10 августа. Глава штаба Алексея Навального Леонид Волков объявил о проведении всероссийской акции протеста, митинги должны были пройти в более чем 40 городах России. Однако из-за того, что это решение не было частью плата оппозиции, а являлось спонтанным и эмоциональным критики протестов получили лишь дополнительный аргумент в свою пользу. Во многих регионах на митинги вышло несколько десятков человек.

Согласованная акция протеста на проспекте Сахарова считалась пройденным этапом еще 3 августа, когда Михаил Светов пытался договориться с мэрией о смене локации, однако 10 августа оппозиционеры снова выходят на то же самое место, возвращая себя на три недели назад, именно 20 июля прошел согласованный митинг на том же проспекте.

На днях стало известно, что Елена Филина, Илья Азар и Андрей Морев подали заявку на согласование протестного шествия по бульварам Москвы 17 августа. И теперь оппозиция вновь возвращается в 30 июля, когда Светов пытался договориться ровно о том же. Такое движение по кругу сильно демотивирует не только оппозиционеров, но и их сторонников.

Постепенная усталость от протеста

Уже сейчас прослеживается определенная усталость от протестных акций. Первый яркий несанкционированный митинг прошел 14 июля. Оппозиция практически месяц требует от своих сторонников тратить выходные на участие в высокорискованных акциях протеста. Многим участникам пришлось столкнуться с прямыми репрессиями: одни получили административные аресты, другие — довольно внушительные штрафы. Протестный потенциал — это ресурс, который пока расходуется бездумно и нерационально.

Оппозиция, с одной стороны, может рассчитывать на прилив «свежей крови», в конце августа с каникул в Москву вернутся студенты из регионов. С другой стороны, у тех же студентов начнется учеба, времени для протестов станет гораздо меньше. Поэтому говорить о том, что следующие акции будут все более масштабными, преждевременно.

Хуже всего, что протест превращается в рутину. Выход на одни и те же площади и проспекты, одни и те же лозунги, отсутствие динамики, все это делает процесс скучным. А скучный протест приведет к неминуемому затуханию активности.

Нехватка новых лиц

«Gold on my wrist, я журналист. Пошутил не так — и ты попал в blacklist. Государева немилость, хоть я вроде бы и чистый. Небо — самолетам, а цензура журналистам», — бойко зачитал адаптированную версию трека Фейса журналист Леонид Парфенов со сцены митинга 10 августа. Это могло бы выглядеть свежо, если бы не два факта: Парфенову в следующем году исполняется 60 лет, и рэп в его исполнении выглядит почти так же как трек его коллеги по цеху Дмитрия Киселева, 24 декабря 2011 года Парфенов в удаленном формате выступал все с той же сцены и говорил примерно о том же.

Протесту не хватает новых героев. Аресты основных лидеров Навального, Гудкова и Светова привели к тому, что протест остался без лидеров. На свободе остается Любовь Соболь, которая всеми силами старается восполнить потери, но ее тоже постоянно задерживают перед митингами, поэтому полноценно участвовать в протесте она не может.

Журналисты издания «Znak», видимо, получили задание написать статью о  новых лицах протеста. По их мнению, «новыми» лицами являются: Любовь Соболь, которая давно участвует в политике и выборы в МГД — это не первая ее кампания, Александр Помазуев, который прославился только одной фразой «лучше митинги, чем б**душник», Егор Жуков — студент ВШЭ, арестованный по делу о массовых беспорядках, Илья Азар — муниципальный депутат и соорганизатор митингов, Константин Янкаускас — тоже муниципальный депутат и кандидат в МГД, Михаил Светов — один из лидеров «Либертарианской партии», который уже несколько лет занимается общественной деятельностью, Юлия Галямина — мундеп и кандидат в депутаты МГД, Иван Жданов — сотрудник ФБК, несколько лет участвует в политической жизни, Елена Русакова — муниципальный депутат еще с 2012 года.

Таким образом, новым лицом здесь является только студент «Вышки» Егор Жуков. Все остальные «новички» имеют опыт общественно-политической деятельность. Трудно упрекнуть журналистов издания в плохой проработке темы, ведь протест действительно так и не подарил нам новых лиц.

Митинги могли бы возглавить лидеры мнений — блогеры, музыканты и журналисты, но, как показала акция 10 августа, условные Юрий Дудь и Данила Поперечный готовы солидаризироваться с протестом, но никак не принимать в нем активное участие.

Отсутствие новых героев позволило власти легко лишить протест его лидеров.

Мертвый язык

«Мы существуем», «Допускай», «Отпускай», «Россия будет свободной», «Мы здесь власть» — все эти лозунги уже затерты до дыр. Из года в год избитые формулировки переносятся оппозиционерами. Язык — это не только форма. Старые лозунги говорят в том числе и о кризисе содержания. Другими словами, оппозиционерам нечего сказать, нечего предложить.

Отсутствие новых смыслов и эксплуатация старых форм является явным проявлением кризиса идей. Этот аспект влияет как на представителей поколения Z, для которых московские протесты стали первыми (с ними говорят старыми конструкциями), так и на более взрослую аудитория, которая слышала все эти фразы еще в 2011-2012 годах.

За месяц протестов оппозиция не предложила ничего нового в плане языкового оформления акций.

Кризис инструментов воздействия

Оппозиция вывела на улицы 20 тысяч, затем были несанкционированные акции протеста, 10 августа на улицу вышли 50 тысяч человек, однако все это никак не меняет ситуацию. Лидеры оппозиции по-прежнему находятся под арестом. Никто из несистемных кандидатов так и не зарегистрирован. Более того, за время проведения акций ЦИК рекомендовал отказать в регистрации Соболь и Гудкову. Жданов получил окончательный отказ в суде. Уголовные дела о массовых беспорядках и воспрепятствовании деятельности московских избиркомов, как и дела против конкретных участников несанкционированных акций, по-прежнему не закрыты. Расследование в отношении ФБК продолжается. Сам протест, как мы отметили выше, ходит по кругу, а его лидеры явно дезорганизованы.

Завтра исполняется месяц голодовки Соболь, и этот метод ненасильственного сопротивления тоже не дает эффекта. Остальные оппозиционеры, объявившие голодовку, так же не добились своего.

Методы воздействия, которые используют оппозиционеры никак не вынуждают власть действовать, чем она с удовольствием пользуется. Ключевые спикеры даже не комментируют протестные акции. О митингах ничего не сказали ни Владимир Путин, ни Дмитрий Медведев, ни депутаты Госдумы. Протест не вынуждает их это делать.

Фактически протест удалось вытеснить в интернет. Он никак не пересекается с властной повесткой. Да, об акциях стали говорить по федеральным телеканалам, но оппозиции не удалось главного — заставить власть говорить на интересующие их темы.

Перспективы

Все эти проблемы ставят под вопрос успешность протеста. Даже 100 или 200 тысяч на проспекте Сахарова не позволят их решить. Оппозиционеры сами попали в концептуальную ловушку. Навальный и другие так долго говорили, что единственный вариант что-то изменить — это выход на улицу, что акции протеста стали самоцелью. Самоцелью стало вывести как можно больше людей. Все остальное стало неважным. Если мерилом успешности и главной целью оппозиционеров являются многочисленные акции протеста, тогда они добиваются своего. Если же с помощью митингов планировалось добиться конкретных результатов (регистрации кандидатов или чего-либо еще), то возникает множество проблем и вопросов, на которые за месяц протеста оппозиция так и не дала ответов.

Михаил Карягин, политолог

© 2008-2018 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".