Статья
12 Ноября 2012 15:00

Радзиховский: СПЧ приносит минимальную, но пользу

Президент Владимир Путин провел заседание президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека.

В утвержденном списке – 39 новых фамилий. Среди них, в частности, исполнительный директор международной общественной организации «Справедливая помощь» Елизавета Глинка (известна как Доктор Лиза), много представителей СМИ: главный редактор «Московского комсомольца» Павел Гусев, журналист Леонид Парфенов, обозреватель «Новой газеты» Елена Масюк и другие.
 

Процедура отбора новых  членов Совета  сопровождалась спорами и конфликтными ситуациями. Многих  общественных деятелей смутила новая процедура отбора – посредством интернет-голосования. Утверждалось  также, что процедура отбора была непрозрачной и предвзятой. Как эти процессы отразились  на имидже правозащитного органа и на его дальнейшей деятельности?

Свою точку зрения «Актуальным комментариям» высказал публицист Леонид Радзиховский, покинувший совет.
 

Леонид Радзиховский:

Я не хотел бы резко высказываться относительно Совета по правам человека.  Но пока это - рекламная, пиаровская организация, которая очень мало делает и очень мало может сделать. Ничего от неё не зависит, она создаёт какую-то видимость. Собственно, как и многие организации в нашей стране.

Впрочем, то микроскопически немногое, что Совет может делать, приносит людям пользу.
Я бы сказал так. Польза от СПЧ – микроскопическая. Пиара гораздо больше, чем пользы. Но всё-таки это польза, а не вред, как от многих других организаций.

Какой в России имидж правозащиты? Если говорить о правозащитниках, то среди них хороший имидж. А широкое население об их существовании вообще не подозревает. Оппозиция их ругает, потому что они не «нападают» на Путина. А сторонники Путина их ругают, потому что чувствуют в них «другую породу обезьян». Поэтому имиджа у них никакого нет.

Сама идея защиты прав человека в обществе всегда популярна. Если человеку в полиции морду набьют, конечно хочется, чтобы этого не происходило.  Если «Скорая помощь» едет  на вызов два часа, потому что пробки,  а в больницах люди в коридорах лежат, конечно хочется поменять ситуацию. В этом смысле идеи правозащиты  всегда популярны: никто не любит лежать в больницах и получать по физиономии в милиции.

Только какое отношение идея правозащиты  имеет к правозащитникам и тем более к Совету по правам человека – это большой вопрос. Права человека должны защищать не какие-то советы. Права граждан должно защищать государство. Как ни странно, в некоторых странах, в основном в маленьких странах Европы (Дания, Швеция, Швейцария), действительно так и есть. Иногда они перехватывают с этим делом, слишком много защищают права сексуальных меньшинство и т.п. Но в общем они права человека защищают. А у нас сам человек свои права защищает.  И в этом плане пока у нас ничего не изменилось.

Напомним. ветераны правозащитного движения - Людмила Алексеева, Борис Пустынцев, Валентин Гефтер, а также вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей Игорь Юргенс - ранее заявили о выходе из СПЧ, не согласившись с новым механизмом подбора кандидатов.

Перед этим о выходе из президентского совета заявили 13 членов. В частности, в мае заявление о выходе из Совета подали 11 членов: Федор Лукьянов, Ида Куклина, Александр Аузан, Светлана Ганнушкина, Юрий Джибладзе, Татьяна Малева, Дмитрий Орешкин, Эмиль Паин, Елена Панфилова, Леонид Радзиховский и Алексей Симонов.

В знак несогласия с тем, как прошли выборы в Госдуму, в декабре президентский совет покинули Ирина Ясина и Светлана Сорокина.

Интернет-голосование по кандидатов в Совет состоялось в сентябре. На вакантные места претендовали 83 человека.


 

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".