Статья
7 Сентября 2012 17:49

Радзиховский: среди журналистов силен корпоративный дух

Радзиховский: среди журналистов силен корпоративный дух
Фото: Shutterstock

8 сентября отмечается Международный день солидарности журналистов. История этого профессионального праздника восходит к событиям Второй мировой войны: 8 сентября 1943 года в Германии был казнен чехословацкий журналист, писатель-антифашист Юлиус Фучик, которого мир знает по его книге «Репортаж с петлей на шее».

Годы спустя, в 1958 году, на конгрессе международной организации журналистов было решено учредить День международной солидарности. По замыслу депутатов конгресса, 8 сентября журналисты всех стран и изданий должны демонстрировать миру свою сплоченность, особенно в деле защиты своих прав.

Следуют ли сегодня мастера пера этим наказам? Существует ли вообще такое понятие как журналистская солидарность, или на первый план вышли желание славы, высоких гонораров и известности? В чем сила журналистов и как она трансформировалась в новом XXI веке? В Международный день солидарности журналистам «Актуальных комментариев» на эти и другие вопросы ответили люди, которые в этот день и отмечают свой профессиональный праздник.

По мнению публициста Леонида Радзиховского, среди журналистов достаточно силен корпоративный дух.

«Есть несколько тем, которые объединяют подавляющее число журналистов: борьба с цензурой, защита прав журналистов, в том числе защита их безопасности и, естественно, защита других профессиональных прав. Это реальные вещи, которые сплачивают журналистское сообщество. Иногда, я бы сказал, "переплачивают". Известно, что журналисты слишком склонны вещать о своих проблемах, что вполне естественно, но иногда производит немножко комичное впечатление.

У людей складывается впечатление, что профессия журналиста чуть ли не более опасна, чем у каскадера, пожарника или испытателя самолетов, что, конечно, неправда. На самом деле физически профессия журналиста намного более безопасна.

Есть и то, что их разъединяет и делает смертельными врагами – и идеологическими, и, часто, личными. Журналисты представляют и формируют все идеологические разногласия, и в журналистском сообществе эти разногласия представлены гипертрофированно.

Поэтому журналисты - это такое совражество. И я не припомню, чтобы если какие-то проблемы были у журналистов, допустим, националистического лагеря, журналисты из демократического лагеря их защищали. Или наоборот, если какие-то проблемы были у журналистов из либерально-демократического лагеря, не припомню, чтобы журналисты из националистического лагеря их защищали.

Вообще же форма существования журналистов – это обливание помоями друг друга. Чуть ли не половина объема занята склокой, более или менее ехидными наездами друг на друга, иногда прямыми оскорблениями друг друга, площадной бранью и т.д. Это связано не столько со склочным характером журналистов.

Хотя журналистика вообще предполагает такие черты характера как ехидство, сарказм, раздражительность, злобность. Человеку, у которого таких черт характера нет, вообще в журналистике делать особенно нечего. Но это связано не только с такими чертами характера, это имеет и объективную причину. Потому что журналисты – это барабанщики, это те, кто вещает на разных идеологических платформах, а часто их и формирует. Естественно, как носители полярных идеологий, они борются друг с другом.

Частенько недостаточно честно борются, потому что сплошь и рядом мы видим, как люди, которые только что на телеэфире буквально в волосы друг другу вцеплялись и по полу катались, обвиняли во всех смертных грехах, сидят после эфира, дружески общаются, пьют чай или коньяк. Это тоже не какой-то особый цинизм, это тоже знак профессии.

В журналистике есть и притяжение, и отталкивание. В обычное время и в здоровом обществе силы притяжения все-таки больше, чем силы отталкивания. А в больном обществе, в котором идет перманентная идеологическая война, холодная гражданская война, сильнее силы отталкивания и журналистов объединяет взаимная ненависть, партийная дисциплина, корпоративные склоки, постоянное стремление друг друга подкалывать и разоблачать и т.д.

Тем не менее даже в таких условиях иногда, в каких-то исключительных случаях журналистское сообщество все-таки способно объединяться и хотя бы формально выражать сочувствие кому-то из коллег, которого избили. Кашину, например.

Международная солидарность журналистов – это то же самое, что национальная солидарность. Есть общие требования.
Журналист как парламентер. Можно сказать: «не стреляйте в журналиста – он информирует как умеет». Речь идет о «горячих точках», о военных репортажах и т.д. Конечно, когда в «горячих точках» убивают журналиста, то все журналистское сообщество во всем мире выражает протесты и т.д. Насколько глубоко это цепляет разных журналистов, сказать трудно, но, тем не менее, все считают своим долгом, если к ним обращаются, подписать какую-нибудь акцию, журналистские союзы объединяются.

В остальном же, естественно, никакой солидарности нет, главный объект борьбы государственных журналистов России – это американские журналисты, которые нападают на Путина, говорят, что у нас нет свободы слова, демократии и т.д.. Это главный объект для борьбы. Для государственных СМИ в России борьба с американскими журналистами – это один из источников существования. Поэтому «холодная война» между российскими и американскими журналистами продолжается. Для наших это явление более значимо, потому что американцы для них главный объект изливания эмоций. А американцам есть кого ругать кроме России. У них охват пошире. Америка, как-никак, мировой жандарм.

А мы по-прежнему сосредоточены на Америке, и весь наш «священный гнев» изливается в сторону Америки. В любом случае, в этом случае ни о какой солидарности журналистов говорить не приходится. Какая может быть солидарность, если по большому счету речь идет о солдатах воюющих армий. Братание разве что. Но братание не приветствуется командованием».

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

Rosneft
© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".