Статья
18 Апреля 2011 13:27

Расстановка акцентов

<p>В первой половине апреля 2011 года оживились политические связи между Россией и Великобританией. 11 апреля Соединенное Королевство с рабочей поездкой посетил руководитель Администрации президента (АП) РФ Сергей Нарышкин. Основным событием визита стали переговоры Нарышкина с руководителем аппарата премьер-министра Великобритании Эдвардом Ллевеллином. В ходе консультаций обсуждались актуальные вопросы развития двусторонних отношений в политической, торгово-экономической и гуманитарной сфере. Отдельное внимание стороны уделили актуальным вопросам международной политики, включая Ливийский кризис.<br />
<br />
Поездка Нарышкина в Лондон показала, что РФ и Великобритания ведут подготовку к активизации контактов. Визит руководителя АП был плановым. Предварительная договоренность о его проведении была достигнута в октябре 2010 года. Тогда Нарышкин также посещал Соединенное Королевство. Повестка дня осеннего турне включала переговоры с Ллевеллином и секретарём Совета национальной безопасности (СНБ) Питером Рикеттсом. В ходе консультаций была достигнута принципиальная договоренность о возможности визита британского премьер-министра Дэвида Кэмерона в РФ. Официальное приглашение главе правительства Соединенного Королевства было озвучено президентом России Дмитрием Медведевым на встрече в Сеуле в ноябре 2010 года на полях саммита «Группы двадцати». Для согласования деталей российско-британского саммита в Москве потребовалось проведение уточняющих консультаций. Их вводная часть прошла 14-15 февраля 2011 года, когда Британию посетил министр иностранных дел РФ Сергей Лавров. Основной же раунд пришелся на визит Нарышкина. На встрече с Ллевеллином были определены основные параметры предстоящих двусторонних консультаций Медведева и Кэмерона.<br />
<br />
Основная интрига британского вояжа главы АП заключается в том, что он достаточно четко расставил акценты в организации контактов с Британией в российском внешнеполитическом аппарате. Ключевым институтом, курирующим политические связи с Лондоном с момента прихода к власти коалиционного кабинета Кэмерона, является президентская администрация. АП на британском треке выступает как составной элемент механизма президентской дипломатии. Причем значительная часть полномочий в АП лежит непосредственно на Нарышкине. Через него поддерживается канал прямой связи с Даунинг-стрит, 10. Две состоявшиеся к настоящему времени поездки Нарышкина в Лондон имели сугубо практическое наполнение. В первом случае речь шла о согласовании визита Кэмерона, во втором – об определении его повестки дня. Центральный аппарат МИД играет роль «зондирующей» структуры, обеспечивающей оценку настроений британского истеблишмента и установление первоначальных контактов. Первый контакт между Кремлем и консерваторами был зафиксирован ещё в январе 2010 года по линии МИД. Лавров встретился с Уильямом Хейгом, являвшимся тогда «теневым» министром иностранных дел. Визит Хейга в РФ в октябре 2010 года уже в статусе официального главы Форин-офис и ответная поездка Лаврова в Соединенное Королевство в феврале 2011 года носили, прежде всего, оценочный характер. Посольству же РФ в Лондоне пока отводятся сугубо технические функции. Речь, в первую очередь, идет о сборе и анализе информации по внешней и оборонной политике королевства, а также поддержании оперативных контактов как с находящимися у власти консерваторами и либеральными демократами, так и оппозицией.<br />
<br />
Идя на нормализацию отношений с Лондоном, Москва применяет функциональную схему, апробированную в 2000-2003 годах. В период наивысшего сближения между державами с 1991 года главным звеном взаимодействия выступал механизм президентско-премьерской дипломатии. Доверительные контакты между тогдашними президентом России Владимиром Путиным и премьер-министром Соединенного Королевства Тони Блэром, регулируемые их аппаратами, предопределили наращивание прикладных связей в политической и экономической сферах. Внешнеполитические ведомства обоих стран играли хотя и важную, но далеко не ключевую роль, равно как и их представительства в Москве и Лондоне. Достаточно сказать, что с января по март 2000 года оставалась вакантной должность посла России в Великобритании. За это время Путин и Блэр смогли добиться взаимопонимания по достаточно широкому кругу двусторонних и международных вопросов. Необходимости в посредниках при ведении дел они не испытывали. В настоящее время Кремль также старается ориентироваться на выстраивание если и не личных отношений между Медведевым и Кэмероном, то хотя бы прочных контактов, в которых ведущую роль играло их окружение.<br />
<br />
В реалиях 2011 года участие АП в налаживании российско-британского взаимодействия свидетельствует о всё большем вовлечении данной структуры в реализацию внешней политики РФ. Среди ключевых территориальных направлений, курируемых только командой Нарышкина, можно отметить французское, японское и украинское. Периодически глава АП участвует в работе по молдавскому, армянскому и азербайджанскому трекам. Данные факты говорят о росте значения президентской дипломатии во внешней политике Кремля.<br />
<br />
<strong><em>Максим Минаев</em></strong><em>, Центр политической конъюнктуры, специально для Актуальных Комментариев</em></p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".