Статья
18 Сентября 2014 15:40

Развод по-британски

В Шотландии проходит референдум о независимости от Великобритании. Эксперты прогнозируют высокую явку.
Результат референдума будет объявлен 19 сентября утром.

Сегодня же шотландцам предстоит ответить на один на вопрос: должна ли Шотландия быть независимой страной?
15-часовое время референдума объясняется опасениями, что в некоторых районах Шотландии будет плохая погода, и люди не успеют проголосовать. В часть населенных пунктов урны для референдума будут направлены вертолетами и лодками, пишет Би-би-си.

По последним соцопросам, в Шотландии равное количество тех, кто намерен голосовать за независимость Шотландии, и тех, кто против отделения.

При этом СМИ отмечают, что сторонников единой Британии было всегда больше.

Инициатором референдума о независимости стала Шотландская национальная партия. В 2011 году она получила большинство мест в шотландском парламенте и сформировала исполнительную власть в регионе.

Понятно, что Лондон старается удержать регион, с которым прожили вместе 300 лет. Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон перед референдумом приехал сюда, в очередной раз призвал шотландцев не выходить из состава королевства и напомнил, что в противном случае обратного пути Шотландии уже не будет.

Как пишет Би-би-си, глава британского кабинета также упомянул, что в случае отделения Шотландия лишится общей с остальной Британией валюты, и предупредил, что «развод» будет крайне болезненным и для нынешних шотландцев, и для их потомков.

Понятно, что россияне после референдума в Крыму, который не признала ни одна европейская страна, не могут сегодня смотреть на референдум об отделении Шотландии отстраненно и хладнокровно, тем более что вслед за Шотландией к референдуму готовится Каталония.

Правда, многие эксперты уверены, что прямые параллели проводить не следует.

«У нас многие рассчитывают на то, что если будет провозглашена независимость Шотландии, Каталонии, то это отразится на легитимности Крыма. Боюсь, что это не так, потому что есть очень большая разница — и формальная, и содержательная», — сказал «Актуальным комментариям» журналист Николай Сванидзе.

Такого же мнения придерживается публицист Сергей Минаев.

По его словам, референдумы в Европе, в Шотландии и Каталонии, и состоявшееся в Крыму голосование — все-таки разные истории.

«Жители Крыма проголосовали за отделение от Украины и присоединение к России. В Европе все происходит в рамках одного государства. Шотландия же не говорит, что намерена после референдума присоединиться к Франции, и Каталония тоже не намерена никуда входить», — отметил он.

При этом эксперты уверены, что большинство европейцев хочет, чтобы Шотландия осталась в составе Великобритании.

«Европа боится создания прецедента.Если объявит независимость Шотландия, затем Каталония, то заволнуются многие страны, потому что все внутренние границы мононациональных, моноэтнических стран (монорелигиозных стран в Европе не так много), которые носят, скорее, традиционный и психологический характер, могут подвергнуться пересмотру и затрещать по швам. Это совершенно никому не нужно, так как может привести к дестабилизации огромных европейских зон», — говорит Сванидзе.

Между тем эксперты сходятся во мнении, что даже независимо от результатов референдума в Шотландии можно говорить о том, что ситуация в Европе меняется.

Как написала в редакционной статье Daily Telegraph, «каким бы ни оказался результат референдума, Великобритания никогда не будет такой, как прежде».

Новый статус Шотландии в любом случае гораздо более автономный. А неизбежные отзвуки этого референдума в Уэльсе и Северной Ирландии превратят понятие «британцы» в нечто довольно условное, отмечает обозреватель Росбалата.

Эксперты также констатируют, что в мире непрерывно растет число национальных государств, автономий с полугосударственным статусом и де-факто независимых территорий. Причем количество мятежей снижается, а сторонники отделения предпочитают действовать.

Что касается Шотландии, которая собирается стать независимой, она планирует остаться в составе Евросоюза и даже со временем войти в зону евро. Соединённое Королевство на данный момент является частью ЕС, однако в последнее время там всё чаще звучат призывы к выходу из него.

Эксперты рассказали «Актуальным комментариям», как после референдума в Шотландии изменится Великобритания и вся Европа и стоит ли ждать парада референдумов.

Комментарии экспертов
<p>Всплеск референдумов, а точнее, выход на последнюю стадию стремлений различных регионов по отделению, говорит о том, что в мире происходит системный геополитический кризис, который начался вместе с окончанием холодной войны и распадом СССР.</p>
<p>Распад СССР нарушил какой-то существенный мировой баланс, и тут я бы предпочел использовать такую метафору, что мироустройство поплыло. И пример Советского Союза, который большей частью все-таки «развелся», а не распался, «бархатная» революция в Чехии спровоцировали европейские малые народы на формулирование собственных повесток. <br />
<br />
Есть второй существенный аспект: все малые народы, которые включены в большие пространства, будь то каталонцы, шотландцы, бретонцы и другие (даже баварцы), находятся, как теперь выясняется, в поле действия своих больших центров. А сами эти центры включены в глобальную сеть. И по большому счету, выступления малых народов — это еще и антиглобалистский выбор. Поскольку судьбу шотландцев решает Лондон, судьбу каталонцев — Мадрид, бретонцев — Париж, а баварцев — Берлин. Но сами по себе они не являются самостоятельными — Берлин, Лондон, Париж, Мадрид включены в глобальную сеть и в глобальную повестку. И если большие народы чувствуют себя соразмерными от глобалистской повестки, то малые хотят просто выйти за дверь. <br />
<br />
Проанализировав ситуацию, можно прийти к выводу, что процессы распада в западном мире — естественные, но спровоцировали их мы, бывшее постсоветское пространство. И примечательно, что реинтеграционные процессы в Европе на сегодняшний день компенсируются интеграционными процессами у нас. В очередной раз мы идем с Европой по разным векторам — они объединялись, мы распадались, теперь они распадаются, а мы объединяемся. И это не по принципу «Баба Яга против». <br />
<br />
Ведь сейчас многие говорят, что украинский процесс и украинский конфликт — это продолжение распада СССР. Я с этим не согласен. Но если говорить так, то европейские процессы — это продолжение распада европейских империй. Потому что исторически сегодняшние национальные государства, будь то Франция, Британия или Испания, формировались внутри как ядро больших империй. А внутри этой империи формировалось национальное государство и проходила консолидация, в том числе вооруженная, этого ядра. Империи нет, и происходит процесс распада.<br />
<br />
И, конечно, насильственные интеграционные процессы, которые идут в последнее время в Европе, влияют на желание малых народов выскочить из-под этого прессинга и попытаться договориться с Брюсселем напрямую. Потому что прессинг получается двойной — судьбу каталонцев решают друг с другом Брюссель и Мадрид. Я думаю, что напрямую Барселона и Мадрид могли бы договориться. А сейчас у них ничего не получается, так как их судьбу решают третьи лица.<br />
<br />
Вот еще одна аналогия с Украиной и Донбассом. Россия настаивает, что судьба Донбасса не должна решаться без его представителей. То есть не должны Киев, Москва, Брюссель и Вашингтон решать судьбу Донецка. И в Европе хотят того же самого — чтобы Барселона, например, или Эдинбург напрямую решали судьбу своих народов, чтобы за них не принимали решение. И это касается всего — культуры, финансовой системы, социальных проблем и всего остального. Поэтому мне этот процесс кажется естественным и логичным. <br />
<br />
К чему он приведет, угадать трудно. Великобритания, полагаю, обойдется без потрясений. Но не могу то же самое сказать про Францию и Испанию. Там имперские элиты гораздо более жесткие, чем в Великобритании. И я не уверен, что Корсика спокойно отделится от Франции без попыток Парижа решить вопрос жестким методом, так же, как Каталония.<br />
<br />
Почему в Европе возможен «мирный развод», а на Украине он сопровождается кровопролитием? Дело в том, что внутри своих пока еще больших домов никто из европейцев не хочет устраивать пожар. И более того, они даже американцам не дадут это сделать. А Украина для них — это чужой дом, они решают на Украине и на Донбассе свои проблемы. Это большая геополитическая борьба, которая постепенно переходит в жесткий режим. А люди на Донбассе — это жертвы. И американцы воспользовались Украиной как фомкой. Вот именно поэтому, заметьте, по всему миру американцы, прежде всего, и европейцы решают свои геополитические задачи при помощи, как правило, вооруженных конфликтов. Им не жалко ни африканцев, ни арабов, ни афганцев, ни украинцев.</p>
<p>Они решают проблемы сохранения свой гегемонии. А мы сейчас являемся свидетелями конца не эпохи, а конца целой эры доминирования Европы в мире (конец европейской, европоцентристской эры и конец экономического и военного доминирования Соединенных Штатов). От доминирования отказаться не так легко. И, конечно, этот процесс будет приводить к конфликтам и к жертвам. И Новороссия, к сожалению, попала под обломки крушения старых правил. Увы, думаю, что она не последняя.</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".