Статья
28 Октября 2014 10:30

Реальный суверенитет

До конца 2014 года Россия и Абхазия планируют заключить Договор о союзничестве и интеграции, который является логическим развитием подписанного в сентябре 2008 года Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи.

Необходимость указанного документа обусловлена тем обстоятельством, что за прошедшие шесть лет в республике так и не удалось создать эффективно действующей национальной экономики и современной армии. Как следствие, бюджет Абхазии на 60% наполняется за счет финансовых ресурсов РФ, а защита ее территории от внешней угрозы во многом обеспечивается размещенной там 7-й российской военной базой. Фактически именно это определяет реальную зависимость республики от РФ.

Тем не менее некоторые политики в Абхазии излишне тщательно рассматривают проект Договора о союзничестве и интеграции, пытаясь в его содержании найти подтверждение потери государственного суверенитета. Конечно, Республика Абхазия является суверенным, демократическим, правовым государством. Однако такой суверенитет понимается некоторыми экспертами как нечто абсолютное, находящееся вне международного права. В действительности такой суверенитет нигде не существует, так как, вступая в международные отношения, любое государство вынуждено делегировать часть своих полномочий таким ведущим международным организациям, как, например, Организация Объединенных Наций в лице ее важнейшего органа в сфере безопасности — Совета Безопасности ООН. Принятые указанным органом решения обязательны для выполнения всеми государствами-членами ООН.

Критики договора отмечают, что между Российской Федерацией и Республикой Абхазия подписано свыше 80 межгосударственных и межведомственных соглашений, которые можно было бы наполнить новым содержанием, расширить их сферу действия, пересмотреть некоторые положения и внести соответствующие изменения. В частности, отмечается, что «там есть и оборона, и безопасность, там есть и взаимодействие всех структур, в первую очередь правоохранительных».

Все это так, но с 2008 года ситуация в мире стремительно изменилась. Россия была втянута в состояние жесткой конфронтации. Под надуманными предлогами как, например, содействие ополченцам, что, по мнению Запада, привело к катастрофе Боинга-777 «Малайзийских авиалиний» под Донецком, против Москвы были введены серьезные финансово-экономические санкции со стороны Вашингтона, а также ряда его союзников и партнеров. В непосредственной близости от российских границ планируется развернуть новые военные базы (объекты) военно-политического блока НАТО. Значительно ускорился и процесс интеграции Грузии в структуры этого альянса. В этих условиях уже недостаточно говорить о военном сотрудничестве Москвы и Сухума. Нужно готовиться к совместной обороне абхазской территории от военной угрозы, которая вполне может возникнуть после возвращения к власти в Тбилиси представителей «Единого национального движения» (во времена Михаила Саакашвили именно эта партия была правящей).

Сможет ли Абхазия преодолеть собственные разногласия и выйти на подписание содержательного, а не декларативного документа?

Новое декларативное соглашение не нужно ни Москве, ни Сухуму. Во-первых, как было уже указано ранее, наши государства подписали большое количество различного рода двусторонних документов. Но это не позволило нам взять под контроль границу на реке Ингури, где на протяжении 60 км нет пограничных застав. Этот наземный участок абхазско-грузинской границы по-прежнему проницаем для незаконного перемещения людей и товаров. А его оборону осуществляет всего один российский батальон. Все это препятствует открытию российско-абхазской границы.

Во-вторых, абхазская армия требует коренного технического переоснащения, изменения оргштатной структуры и системы подготовки мобилизационного резерва. В настоящее время это может быть реализовано только за счет ресурсов РФ, а его продолжительность займет не менее пяти лет. Только в этом случае российские и абхазские войска смогут совместно вести боевые действия на уровне не только батальонов, но и бригад.

Более того, на повестке дня стоит вопрос о создании единого командования из российских и абхазских военнослужащих, которые должны нести круглосуточное дежурство на защищенном командном пункте, оборудованным современными средствами управления и связи. Создание такого основного и запасного пунктов военного управления является жизненно необходимым для устойчивого управления войсками в угрожаемый период. Причем в условиях мирного и военного времени функции единого командования должны быть четко регламентированы.

В-третьих, на территории республики крайне ограничены права иностранных инвесторов, особенно при рассмотрении вопроса о покупке любой недвижимости. В таких условиях иностранные инвестиции из России, Турции и ряда других дружественных государств в Абхазию не придут. А без этого подъем национальной экономики в принципе невозможен.

В-четвертых, такие базовые отрасли национальной экономики, как туризм и сельское хозяйство, страдают от отсутствия местных кадров. Они крайне ограниченно готовятся на территории Абхазии ввиду наличия всего одного учебного заведения среднего профессионально-технического образования. Притоку же соответствующих иностранных специалистов препятствует низкий уровень оплаты труда.

Эта ситуация может значительно ухудшиться в случае восстановления на абхазской территории железной дороги, которая может стать локомотивом для развития национальной экономики. Но такого рода специалисты в Абхазии вообще отсутствуют. На первом этапе их придется переселять из России, что потребует решения серьезных социально-экономических задач.

Указанные выше задачи ранее в такой постановке не ставились. Их разрешение для Абхазии является жизненно необходимым, но для этого нет внутренних ресурсов. Именно поэтому столь необходим новый российско-абхазский договор.

В целом следует признать, что дискуссия, развернувшаяся в Абхазии относительно Договора о союзничестве и интеграции, будет непростой. Но нынешние разногласия в отношении «потери суверенитета» и других вопросов будут обязательно преодолены. Залогом этого является зрелость абхазского общества, в котором всегда могли находить ответы на достаточно сложные вопросы.

В конечном счете, российско-абхазский договор о союзничестве и интеграции будет иметь важное значение для обеих сторон. Он не будет создавать условия для подчинения Сухума со стороны Москвы, а тем более — вхождения Республики Абхазия в состав Российской Федерации. Как раз наоборот — этот договор предназначен для формирования равноправных союзнических отношений в области политики, экономики, обороны и безопасности.

Это позволит Москве постепенно перейти от финансирования бюджета республики к софинансированию совместных социально-экономических программ, от обороны абхазской территории силами 7-й российской военной базой к совместной группировке войск с единым командованием и от пяти контрольно-пропускных пунктов на абхазско-грузинской границе к действующей системе пограничной службы. Все это позволит Сухуму получить не формальный, а реальный суверенитет, эффективную национальную экономику и надежную систему обороны и безопасности.

Владимир Евсеев, Институт стран СНГ, специально для «Актуальных комментариев»

Фото: ТАСС/Владимир Попов

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".