Статья
670 11 Июня 2019 15:38

Результативный чиновник

Результативный чиновник
Фото: kremlin.ru

Эксперты Центра политической конъюнктуры составили политический портрет врио главы Республики Башкортостан Радия Хабирова, который обладает богатым политическим опытом, занимал высокие должности как в самом регионе, так и на федеральном уровне. «Актуальные комментарии» рассказывают об особенностях управленческого стиля Хабирова.

Радий Хабиров родился в 1964 году в Башкирской АССР. Отслужив в армии, поступил на юрфак Башкирского государственного университета, который окончил в 1989 году. В 1992-1994 годах также отучился в магистратуре университета Билькент (Турция). В 1998 году защитил в БашГУ кандидатскую диссертацию на тему «Становление и развитие права на благоприятную окружающую среду в Российской Федерации».

Трудовую деятельность начал до поступления в ВУЗ, был учеником фрезеровщика на Ишимбайском заводе транспортного машиностроения. Получив высшее образование в БашГУ, Хабиров остается в родном университете и в 1989-1992 годах работает ассистентом кафедры государственного права и советского строительства юридического факультета. После учебы в Турции в 1994 году возвращается в башкирский ВУЗ, где становится старшим преподавателем, а затем заместителем декана юридического факультета. В ходе реорганизации факультета в Институт права БашГУ Хабиров занимает должность его директора.

В 2003 году Хабирова приглашают на работу главой администрации президента Башкортостана Муртазы Рахимова. По отзывам коллег и экспертов, Хабиров активно проявил себя во время выборов 2003 года и помог Рахимову в третий раз избраться президентом республики. В результате Хабиров стал основным куратором внутренней политики и пользовался личным доверием главы республики. В прессе чиновника называли «главным визирем» и «серым кардиналом» Башкирии, наблюдатели отмечали его эффективность в решении политических вопросов.

По информации СМИ, в Центре заметили Хабирова после выборов в Госдуму 2007 года. Он возглавлял предвыборный штаб «Единой России» в Башкортостане, и партия власти получила в республике более 81% голосов при 64,30% в целом по стране. Итоги президентских выборов в марте 2008 года оказались еще более успешными. Выдвинутый ЕР Дмитрий Медведев набрал в регионе 88% против 70,28% по России.

Журналисты обращали внимание, что приглашение Хабирова в администрацию президента поддержал тогдашний первый замглавы АП Владислав Сурков. По словам самого Хабирова, его переход на новую должность был согласован с Рахимовым и не вызывал возражений.

Однако еще до перехода между президентом республики и его подчиненным разгорелся конфликт. Против Хабирова в Башкирии открыли уголовное дело якобы за махинации с недвижимостью и сокрытие данных в декларации.

Ряд экспертов предполагают, что к тому моменту его влиятельность в республике вызывала беспокойство. Дополнительным раздражителем стало несколько публикаций в федеральных СМИ, где утверждалось, что Хабирова готовят в преемники возрастному Рахимову, а работа в АП должна стать для него «стажировкой» перед новой высокой должностью.

«Это был тяжелейший конфликт, в результате которого мне пришлось покинуть территорию республики», — позднее объяснял Хабиров. По его словам, речь шла о противостоянии региональных элит: «Я представлял одну из них, Муртаза Губайдуллович — другую. Это была довольно грязная история с потоками помоечной грязи в СМИ. Но зато она позволила мне выйти из истории живым и здоровым на своих ногах. Теперь я чувствую себя уверенно в подобных конфликтных ситуациях».

Разрешить конфликт удалось лишь после вмешательства Центра.

В 2008 году Хабиров переехал в Москву и приступил к работе в АП, где возглавил Департамент по взаимодействию с Федеральным Собранием и политическими партиями в Главном управлении внутренней политики президента РФ. Уже на следующий год его повысили до замначальника ГУВП. В этой должности Хабиров проработал с 2009 по 2016 год.

Все это время чиновник сохранял непубличность и только однажды широко упоминался в прессе. В 2011 году глава «Правого дела», бизнесмен Михаил Прохоров обвинил Хабирова в попытке организации захвата его партии. По итогам голосования на съезде Прохорова сместили с поста председателя «Правого дела», и он был вынужден покинуть организацию, списав это на вмешательство властей.

После ухода Суркова из АП в 2013 году Кремль покинули многие представители его команды. Однако Хабиров продержался на должности еще около трех лет и ушел из АП только перед парламентскими выборами 2016 года. Одной из наиболее распространенных версий была месть со стороны тогдашнего первого зама главы АП Вячеслава Володина — дескать он, переходя на работу в Госдуму, не хотел иметь в качестве куратора такого сильного администратора как Хабиров и превентивно добился его увольнения. Хорошо известно, что в АП не приветствуют возвращения на должности чиновников, не так давно с них уволенных.

Взамен места в Администрации президента Хабирову прочили высокий пост. Но весной 2017 года, проведя несколько месяцев без работы, он занял относительно скромную должность главы городского округа Красногорск в Московской области. Впрочем, в период его руководства город все чаще называли негласной столицей Подмосковья. На новом посту Хабиров демонстрировал повышенную открытость, ввел в практику отчеты и общение с жителями в соцсетях. Сам город резко поднялся в рейтингах по уровню социально-экономического развития и благоустройства. Эксперты также предполагали, что глава Красногорска с большим политическим опытом окажет серьезную поддержку в проведении реформы местного самоуправления в Московской области.

Реформа проходила не без сложностей, и ее завершения Хабиров уже не застал в Подмосковье: 11 октября 2018 года вышел президентский указ о его назначении ВРИО главы Башкортостана.

Эксперты ЦПК отмечают уникальность региона. Башкортостан — самая крупная по численности населения республика России: здесь проживают более 4 млн. человек.

Советские власти оформили автономию этой территории еще в 1919 году. Сто лет спустя фактор национальных особенностей и сложного национального состава региона по-прежнему остается одним из определяющих для политической ситуации.

Национальная составляющая была основой внутренней политики на протяжении всего срока правления Муртазы Рахимова. Фактически он руководил Башкортостаном почти 20 лет. В 1990-1993 годах, когда Рахимов занимал пост председателя Верховного Совета республики, была принята декларация о государственном суверенитете Башкортостана и новая местная конституция. При этом в вопросах, выходящих за рамки национального, Рахимов проявлял изрядную гибкость. Так, в 1991 году он сначала поддержал участников ГЧКП, но после победы Борисы Ельцина встал на его сторону и демонстративно покинул КПСС.

В 1993-м Рахимова избрали первым президентом Башкортостана, пять лет спустя он без проблем переизбрался на новый срок. Конкуренция была скорее символической. К примеру, в 1998 году его основным оппонентом был действующий глава Минсельхоза, который набрал 9% голосов против 70,2% у Рахимова.

Но ближе к концу второго срока позиции президента республики казались уже не такими прочными. Именно в этот момент на сцене появился Хабиров, возглавивший администрацию главы Башкортостана. В 2003 году Рахимов не без проблем, но все же избрался на очередной срок. А в 2006-м был благополучно переназначен на должность по представлению главы государства.

Длительное время подходы Рахимова к управлению регионом не вызывали серьезных нареканий. Башкортостан, занимающий первое место в стране по переработке нефти и производству нефтепродуктов, исправно снабжал продукцией другие регионы. А главное, кандидаты от власти показывали в республике хорошие результаты как на президентских, так и на думских выборах.

Это защищало Рахимова от значительной части претензий по поводу авторитарных подходов к управлению и ярко выраженных проявлений семейственности во властной вертикали, а также попыток давления на оппозицию и некоторые СМИ. Вмешательство Центра в жизнь республики было минимальным.

Однако в 2010 году баланс оказался нарушен. В начале июня Рахимов выступил на Всемирном курултае башкир с резкой критикой в адрес федеральных властей. Он, в частности, указал на излишнюю, по его мнению, централизацию и резко отозвался о не согласованных с регионами дополнениях в закон о языках. Также он обвинил Центр в игнорировании законодательных инициатив с мест и заметил, что «федеральные нормы не оставляют места для регионального законотворчества».

В конце того же месяца в ряде федеральных СМИ появились разоблачительные материалы о деятельности Рахимова и его семьи. «Невольно напрашивается мысль о переименовании уральской республики в ЗАО „Башкортостан“, где мажоритарными акционерами являются Муртаза и Урал Рахимовы, а миноритариями — их приближенные», — заключал автор публикации в правительственной «Российской газете».

В начале июля сын главы республики Урал Рахимов, которого обвиняли в уголовных преступлениях, сдал мандат депутата башкирского Госсобрания по собственному желанию, а Муртаза Рахимов подал в суд на «Российскую газету» и телекомпанию НТВ.

Несмотря на эту стычку, Рахимову-старшему дали возможность уйти без скандалов. Отставка состоялась в июле 2010 года «по собственному желанию», на прощание его наградили орденом «За заслуги перед Отечеством» первой степени.

Перед уходом Рахимов высказывался резко против приглашения в республику «варяга». Занявший его место Рустэм Хамитов стал в этом смысле компромиссной фигурой. Он имел опыт работы в Башкортостане в качестве депутата Верховного Совета и возглавлял региональное МЧС. Но последнее время провел в должности топ-менеджера «РусГидро» в Москве и воспринимался как потенциальный проводник интересов Центра, а не местных элит.

Под руководством Хамитова регион показывал некоторые экономические успехи. Башкортостан признавался регионом с минимальными экономическими рисками, в республике сохранялись высокие зарплаты, а доля прибыльных предприятий была выше среднероссийской.

За почти восемь лет работы Хамитову также удалось снизить использование националистической риторики, которую поддерживал Рахимов. Новый глава республики публично не противился федеральному Центру — по крайней мере, в сравнении с периодом правления Рахимова. С 1 января 2015 года Башкортостан последним среди российских регионов переименовал должность руководителя с «президента» на «главу региона» (лишь Татарстан по специальной договоренности по-прежнему игнорирует это требование). А в 2017 году в Башкортостане начали выполнять федеральные требования относительно изучения русского языка в школах.

Такая политика настроила радикальную часть национальной элиты против главы региона. В апреле 2017 года в республике учредили Конгресс башкирского народа, который потребовал отставки Хамитова с поста главы республики.

Появлялись разные версии происходящего в Республике. Согласно одной из наиболее распространенных, глава региона поссорился почти со всеми элитными группами, прежде всего — с командой предшественника. Против Хамитова взбунтовался, в частности, мэр Уфы Ирек Ялалов, который уволил из городской администрации одного из ближайших соратников руководителя республики.

Полномочия Хамитова истекали в 2019 году, но уже в октябре 2018-го, после поездки в Москву, он объявил о своей отставке на экстренно созванном совещании с членами правительства Башкортостана. «Руководители региона в зрелом возрасте должны своевременно принимать решение о завершении деятельности и должны уходить достойно», — подчеркивал он.

Вероятной веской причиной ухода стали невысокие шансы Хамитова на уверенную победу в сентябре 2019 года. Пошатнувшаяся при нем вертикаль власти и критика по национальной линии резко снизили уровень доверия к нему со стороны населения и повысили антирейтинг. И чтобы избежать очередных проблемных выборов в регионе, главу республики было решено сменить.

Наконец, еще одной из причин ухода Хамитова стала его явная неспособность соответствовать новому стилю коммуникаций с гражданами, которую требовал от новых глав регионов федеральный Центр в качестве условия своей поддержки.

Хабиров как раз лучше всего соответствовал этому требованию.

Управленческий стиль врио довольно жесткий, но справедливый, говорится в докладе. Бывшие коллеги Хабирова отмечали его гибкость и готовность работать в том числе и с оппонентами. Однако на посту ВРИО главы Башкортостана он проявил себя довольно жестким и бескомпромиссным руководителем. Хабиров открыто демонстрирует, что, несмотря на дань уважения предшественникам, готов прощаться с устоявшимися подходами, если они не отвечают требованиям порядка, эффективности и безопасности.

Одним из примеров такой линии стала ситуация с крупнейшим транспортным предприятием региона «Башавтотранс». ВРИО обратил внимание на ГУП в тот момент, когда он уже показывал убытки, начиналась распродажа активов предприятия. На оперативном совещании в правительстве он указал на подозрительную биографию гендиректора Разима Махиянова, при котором ранее обанкротились несколько юрлиц. Хабирова также заинтересовал тот факт, что в ГУП трудоустроены родственники некоего Урала Ахметова, и именно он занимался арбитражным производством обанкроченных Махияновым компаний. В тот же день гендиректор «Башавтортанс» был уволен.

Хабиров признает, что нередко бывает эмоционален в своих высказываниях, но объясняет это управленческой необходимостью. «А мне вот интересно, что мешало сделать это раньше? Люди, в основном — те же. Набрали за эти пару месяцев, не сказать, чтобы армию новых специалистов — единицы только. А еще потом меня спрашивают, зачем я позволяю себе эмоции в общении с подчиненными... Да, к сожалению, у нас по-другому ничего не работает», — заявил Хабиров, комментируя прогресс в работе республиканских МФЦ.

Несмотря на регулярные взбучки и критику чиновников, в целом на публике Хабиров ведет себя корректно. Хотя, по информации местных СМИ и экспертов, за закрытыми дверями он демонстрирует повышенную жесткость. «Стекла в зале звенели, люди выходили бледные, взволнованные», — пересказывал журналистам член региональной Общественной палаты Дмитрий Казанцев прошедший под руководством Хабирова «Здравчас». На мероприятие пригласили главврачей, которые обычно подключались к обсуждению по видеосвязи. «Если вы не вникните, не остановите эту ситуацию, мы с вами будем расставиться. Требую в течение этого квартала навести порядок. Требую, чтобы вы слезли со своего пьедестала главного врача и начали работать — разбираться с нерадивыми специалистами, организовывать эффективную деятельность, делать то, что вам положено по закону», — примерно с таким месседжем, по словам Казанцева, ВРИО обратился к руководителям медучреждений.

Расставаться с управленцами Хабиров готов и на более высоком уровне. Отставки министров в республике начались уже через несколько дней после назначения ВРИО. За ними последовало руководство башкирского правительства. Целый ряд министров, все восемь вице-премьеров и премьер покинули свои кресла. При заменах Хабиров опирался в основном на местные кадры — значительная часть назначенных им чиновников уже имела опыт работы в правительстве или профильных структурах республики.

Среди немногих приглашенных специалистов — теперь уже бывший депутат Госдумы, единоросс Александр Сидякин, который возглавил администрацию главы Башкортостана в ноябре прошлого года. Кроме того, кресло премьера в должности и.о. занял соратник Хабирова Раиф Абдрахимов, ранее работавший в Красногорске.

По данным ВЦИОМ, Хабиров имеет высокий рейтинг, за него готовы проголосовать 63% жителей региона — это второй результат среди всех участников губернаторских кампаний Единого дня голосования 8 сентября. Электоральный потенциал Хабирова, по данным социологов, составляет 79%.

Экспертная оценка

В должности ВРИО главы Башкирии Хабирову удалось не повторить основных ошибок своих предшественников, избежать перекосов и восстановить утерянный баланс в отношениях республики с федеральным Центром. При этом он использует проблемную повестку для отстаивания интересов региона, но не допускает разногласий с Москвой по принципиальным для руководства страны вопросам.

Большой предшествующий опыт работы в Башкортостане позволил Хабирову быстро погрузиться в проблемы Республики и приступить к их решению. Однако наводить порядок в ряде сфер и повышать их эффективность мешают устоявшиеся за долгие годы внутриэлитные связи, в том числе и в «сером» сегменте экономики. В некоторых случаях дело осложняет и демонстративная жесткость ВРИО в отношениях с подчиненными.

Несмотря на некоторое сопротивление элит, позиции Хабирова в республике можно назвать устойчивыми. А высокий уровень поддержки со стороны населения и навыки ведения сложных кампаний позволяют основному кандидату рассчитывать на победу в первом туре сентябрьских выборов 2019 года и скорее всего на долгий срок в руководстве региона.

С полным текстом политического портрета Радия Хабирова вы можете ознакомиться на сайте Центра политической конъюнктуры.

© 2008-2018 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".