Статья
5 Января 2010 0:01

России нужна своя модель развития

<p>В России заявлен курс на модернизацию, теперь главная задача - осуществить ее. "Для этого в экономике должны произойти очень большие изменения, и мы для этого должны уделять максимально внимание формированию российской модели развития", - считает политолог, депутат Государственной Думы Сергей Марков.</p>
<p>По его мнению, будет огромное сопротивление со стороны тех, кто хотел бы  сохранить нынешнего статус-кво. Одной из главных задач политики становится формирование политической коалиции за модернизацию.</p>
<p>Кроме того, в системе рентного государства и патерналистски настроенного общества очень трудно пробиваться инновационно настроенным личностям, считает политолог Дмитрий Бадовский.</p>
<p>Подробнее читайте в отдельных комментариях.<br />
 </p>
Комментарии экспертов
<p>К вопросу о том, насколько общество готово к переменам, к развитию, нужно смотреть, что оно из себя представляет. По своей структуре занятости очень сильно ориентировано на рентную экономику. Речь идёт о том, что активный слой инженеров, менеджеров, высококвалифицированных рабочих кадров, предпринимателей мелкого и среднего бизнеса – это, в общем, не большая часть населения. В действительности у нас несколько миллионов силовиков и частных охранных структур, несколько миллионов чиновников. Очень большая доля пенсионеров – порядка 40 миллионов. И очень широкий бюджетный сектор.</p>
<p>Для рывка вперед  должен быть импульс сверху, связанный с принуждением самой элиты, самого правящего класса к модернизационным задачам и к тому, что связано  выращиванием новых кадров, новой элиты с новой мотивацией. Но это процесс тоже непростой и достаточно долгий.</p>
<p>С другой стороны, импульсом сверху не может всё ограничиваться. Всё-таки, если мы говорим про повседневное государство, то это прежде всего государство местного уровня. Здесь местные муниципальные элиты и местная муниципальная власть (государственная, но всё равно районная и городская)… Что касается какого-то движения снизу, будет или не будет возникать достаточная энергия самого общества для того, чтобы на этом местном уровне создавать такой слой гражданской самоорганизации,  инициативы и реального принуждения местной власти к модернизации – от этого тоже очень многое зависит.</p>
<p>Другое дело, что на сегодняшний день бюджетная, налоговая система в стране к этому не очень хорошо приспособлена. Простой пример – как только мы начинаем говорить про реформу МВД и говорить про то, что нужно создавать совершенно другую структуру, опираться на добросовестную местную милиция, то выясняется, например, что такая реформа практически невозможна без того, чтобы одновременно очень серьёзно менять систему местного самоуправления и его финансовой обеспеченности.</p>
<p>У нас налоговая, бюджетная система тоже выстроена как система рентного государства. Основные доходы, основная рента собираются в федеральный бюджет, потом это всё перераспределяется вниз дотациями и субсидиями. В этом смысле у нас регионы и территории – это те же самые бюджетополучатели, как и большинство населения. Они просто сидят и ждут, когда им дадут деньги. В общем-то, их основная задача – сидеть и ждать. В этом смысле основной запрос к государству в своей базе патерналистский. Если вы занимаетесь только тем, что вы сидите и ждёте денег, и сами не имеете в этой системе других возможностей что-то сделать, то у вас будет взгляд и позиция, как у птенца в гнезде, который ждёт, когда прилетит мама и принесёт червячка. Все сидят и, открыв клюв, ждут, когда принесут этого червячка. Когда червячков много, когда конъюнктура хорошая, тогда всё хорошо. Когда червячков мало, то могут возникать проблемы, напряжённость в гнезде нарастает.</p>
<p>Когда большинство населения и большинство регионов страны – это бюджетополучатели, то такие настроения распространяются даже на бизнес, который в кризис потребовал чтобы его спасли. В такой системе бюджетополучения основной запрос – патерналистский. Он связан, во-первых, с ожиданием, что государство придёт и всё даст, и с ожиданием, что завтра даст не меньше, чем сегодня, а, желательно, больше. Во-вторых, это означает, что разные социальные группы вступают в конкуренцию между собой за привилегию получить больше.</p>
<p>То есть там, грубо говоря, пенсионеры будут конкурировать с бюджетниками, проиндексируют зарплаты или пенсии, бюджетники будут конкурировать между собой, кому платить больше - врачам или учителям. Даже бизнес в этой системе будет бороться за больший доступ к распилу и преференции, которые можно получить за счёт большей дружбы с государством.</p>
<p>Конечно, в такой системе инновационное поведение является редкостью, и ему очень сложно развиваться. Необходимому для модернизации, активному, действенному, креативному поведению свободной личности, о которой не раз говорил Дмитрий Медведев, очень сложно пробиваться в этой системе и сопротивляться ей. <br />
 </p>
<p>В 2009 году нам удалось сохранить социально-политическую стабильность. Мы не рухнули, как многие побаивались, хотя просели по полной программе. У нас нет того, что случилось в Латвии, Греции, Венгрии, но и несравнимо с тем, как сложилась ситуация в Германии и Франции, и уж тем более несравнимо с БРИК. Рост экономики в странах БРИК (Бразилия, Индия, Китай) составят от 5 до 10 процентов. Что касается России, то кризис мы проходим не лучше среднего.</p>
<p>Заявлен курс на модернизацию, но теперь нам осталось осуществить ее. И для этого в экономике должны произойти очень большие изменения, и мы для этого должны уделять максимально внимание формированию российской модели развития. Будет огромное сопротивление со стороны тех, кто хотел бы  сохранить нынешнего статус кво. Одной из главных задач политики становится формирование политической коалиции за модернизацию.</p>
<p>По сути, будут формироваться некие коалиции за модернизацию и против нее - за сохранение сырьевого характера экономики. И уходить от этой борьбы, закрывать глаза на то, что такая борьба будет проходить, нельзя.</p>
<p>В области безопасности обозначились два основных направления. Первое – Северный Кавказ. Мы видим, что количество терактов растет. Мне кажется, что мы (политические клубы "Единой России") недостаточно работали, а там сейчас требуется, прежде всего, интеллектуальное решение проблемы.</p>
<p>Второе направление, связанное с безопасностью – это МВД. Мне кажется, что ситуация продемонстрировала, что общество очень серьезно сформировало мощный политический социальный заказ на реформу МВД. Здесь важно не допустить ошибок. Нельзя, чтобы это превратилось в развал МВД, но при этом не должны допустить, чтобы все закончилось одними только разговорами. Там действительно нужны реформы. А это, прежде всего, нормальное, интеллектуальное осмысление этой реальности с большим подключением специалистов в области безопасности.</p>
<p>Что касается социальных проблем, то  нам удалось сохранить какую-то социальную стабильность, но с другой стороны – все более явственно проявляет себя глубочайший духовно-моральный кризис, имеющий корни в 90-е годы, который нам не удалось преодолеть. Убийство священников происходят почти каждый месяц. И это является ярчайшим проявлением социальной агрессии. Мне кажется, изменение духовно-моральной ситуации в обществе – это должна быть одна из основных задач партии.</p>
<p>Необходимо сориентировать правильную модель перехода СМИ ближе к потребностям общества. Они должны больше отвечать общественным запросам, общественным настроениям, и возрождению духовности. Это главная социальная проблема.<br />
 </p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".