Комментарий
12 Декабря 2014 15:01

Россия без Google — возвращение в каменный век

Михаил Гуревич медиа-экспертМихаил Гуревич

Михаил Гуревич
медиа-экспертМихаил Гуревич
Google собирается закрыть техслужбу в России. Об этом пишет The Financial Times.

Компания оставила свое решение без комментариев, но, по мнению издания, оно может быть связано с законодательными ограничениями использования интернета в РФ и с законом о хранении персональных данных.

Подробнее — в материале «Россия без Гугла».

Медиаэксперт Михаил Гуревич в беседе с «Актуальными комментариями» высказал свое видение возможной причины закрытия московского офиса разработок Google, а также рассказал о том, что будет с российским интернетом без Google.

— На ваш взгляд, с чем может быть связано закрытие московского офиса технических разработок Google?

— Во-первых, пока еще ни подтверждения, ни опровержения этого сообщения нет. Мы все ссылаемся на сообщение WallStreetJournal, Bloomberg и т.д. Bloomberg сообщает, что Google будет скрывать разработку, а WallStreetJournal связывает это с законом, который вступает в действие 1 января 2015 года.

На мой взгляд, тут есть два момента. Первый заключается в том, что нечто подобное, то есть закрытие отдела разработок, происходит сегодня и в Швеции, и в Финляндии, и в Норвегии. Иными словами, искать чистую политику в данном случае, наверное, было бы неправильным и немного надуманным.

Кроме того, не надо забывать, что Google — это именно та компания, которую правозащитники во всем мире достаточно резонно обвиняют в соглашательстве с политикой  Китая. Ради того, чтобы сохранить присутствие на китайском рынке, Google готов идти на абсолютные нарушения своего позиционирования, то есть предоставления полноценного поиска, разнообразного и всеобъемлющего.

— Мировая пресса уже выдвигает различные версии о причине закрытия московского отдела техподдержки Google. Например, российское законодательство в области интернета, в частности, закон о запрете хранения персональных данных пользователей за пределами страны. Как вы считаете, обоснованы ли эти предположения?  

— Google — это не политическая партия, а одна из крупнейших технологических компаний мира. Понятное дело, что закрытие отдела разработчиков, который на данный момент находится в Москве, с точки зрения Google, не является чем-то столь значимым.

Во многом подобного рода офисы работают для того, чтобы люди первое время поработали там, и, если они действительно интересны компании, то им предлагают ехать в более глобальные центры разработки, которые находятся и в Ирландии, и в Израиле, и в Соединенных Штатах. Москва в этом смысле просто перевалочный пункт.

Между тем доля Google в России не сокращается, заработки Google в России, во всяком случае в рублевом эквиваленте, не сокращаются. Соответственно, о каком-то прекращении сотрудничества пока речи явно не идет.

Вместе с тем надо понимать, что этот абсолютно непроработанный закон о хранении персональных данных россиян ударит в том числе и по нашей привычке использовать Google, как и многие другие крупные мировые сервисные службы интернета. Ведь выполнять, мягко говорят, странные идеи российских законодателей, компании не подписывались, этого нет ни в одном трудовом контракте ни одного разумного менеджера Google, Apple или какой-то другой мировой компании.

Соответственно, говорить о том, что это проявление тренда, я бы не стал. Но, хочу отметить, что этот тренд имеет место быть, и мы будем наблюдать подобного рода неприятные для пользователей события.

Закон имеет непосредственное отношение к разработчикам Google, потому как данные разработчики все равно работают со всеми данными. Вообще Google — это огромное хранилище личных данных, помимо огромного хранилища интернет-данных. В этой ситуации присутствовать на российском рынке становится юридически достаточно сложно, потому как этот закон никак не соотносится с интернет-экономикой и интернет-технологиями. Условно говоря, представьте, что нас бы всех обязали переписывать номера купюр. Мы расплачиваемся в магазине, и нам надо переписать номера купюры и подписаться под ней. Какие международные сети в таких условиях будут открывать у нас свои представительства? Думаю, вряд ли такие найдутся.

Другое дело, что есть некая единая политика Google. То есть похожие шаги компания предприняла в Швеции, в Финляндии, в Норвегии. Естественно, что никаких подобных законов в этих странах принято не было. Соответственно, сваливать все исключительно только на этот закон — это информационная натяжка, когда медиа сообщаеткакую-то информацию для того, чтобы привлечь внимание аудитории.

— На ваш взгляд, не является ли это событие неким тревожным сигналом, связанным с дальнейшей работой  Google в России?

— Повторюсь, на данный момент, нет никакого подтверждения, ни опровержения со стороны Google. Есть только само заявление, которое цитирует Bloomberg, о том, что Google остается верен обязательствам перед российскими пользователями, и российская команда будет продолжать  работать.

В принципе, если говорить об  увеличении разработки, то, конечно, хотелось бы, чтобы в России было больше специалистов такого спектра. Если специалист хочет работать на международную корпорацию, то, наверное, с точки зрения России было бы лучше, если бы человек работал на международную корпорацию, находясь в России, платя налоги в России, развивая именно российские технологические знания.  

Когда разработка закрывается, соответственно, если программист хочет работать в Google, то он будет вынужден уехать за границу, потому что у него не будет возможности работать в Google в России. Мы пока говорим о маленьких цифрах, тем не менее, это означает, что и развития российского интернета не будет. То есть из пятидесяти тысяч этих разработчиков завтра может остаться только тысяча. И это, конечно же, удар по отрасли и по российскому деловому климату.

— Если представить чисто гипотетически, что Google уйдет с российского рынка, что это может значить для развития российского интернета?

— Если представить себе, что завтра Google заблокируют, то это в корне изменит российский рынок интернета. Нам придется изобретать колеса и делать прочие открытия каменного века, находясь в XXI веке. Это значит, что конкуренция на рынке сервисных услуг для интернет-пользователей существенно сократится, что крайне негативно скажется как на ценах для конечных пользователей, так и на качестве предоставляемой услуги.

Честно говоря, я не рассматриваю всерьез возможности закрытия Google в России, и, надеюсь, такая перспектива нам не грозит. Я понимаю, что пока здесь есть аудитория (а надо понимать, что Google — это, как минимум, треть рынка в России), то Google будет продолжать работать.

Доля Google на российском рынке за этот год выросла на 4%, что сейчас составляет 31% на рынке поисковых систем. И то, что 31% рынка занимает именно Google (большинство, к счастью, у отечественной компании Яндекс), заставляет и Яндекс работать лучше, стимулирует его развитие в условиях конкуренции.

Кроме того, не забывайте, что Google — это не просто поиск. Google — это 85% российского рынка смартфонов — это Android. Соответственно, Google может уйти только в одном случае — если не сможет здесь развиваться и монетизировать свою аудиторию. Пока он может монетизировать свою аудиторию, он будет на российском рынке.  

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".