Статья
1 Февраля 2015 15:44

Россия-Украина: сценарии

В зависимости от своей политической позиции, российские эксперты склонны рисовать либо крайне алармистские, либо излишне идеалистические сценарии дальнейших событий на Украине и Донбассе. Вместе с тем, если вынести за скобки политический догматизм и попытаться реконструировать интересы и задачи сторон, определенная логика развития дальнейших событий – как она видится в Кремле или Киеве – становится понятной.

Максимальные задачи, которые ставит перед собой Украина, были неоднократно озвучены президентом Петром Порошенко. Киев стремится полностью перевернуть ситуацию в свою пользу и возвратить ее к состоянию первых дней после падения режима Януковича: сначала, на своих условиях, как можно скорее урегулировать конфликт на Донбассе, а затем, сохраняя антироссийскую международную коалицию, актуализировать вопрос о возвращении Крыма, с последующим форсированным вступлением Украины в ЕС и НАТО. Что касается задач, озвучиваемых украинскими политиками непублично, то Киев будет убеждать Запад в том, что только смена режима в России способна сохранить послевоенную систему безопасности и правила игры.

Для Донбасса план Порошенко поэтапно выглядит следующим образом: прекращение огня, освобождение пленных, контроль границы и вывод всех «иностранных» войск, силовая зачистка Донбасса от ополченцев, затем - политическое решение через проведение выборов по украинским законам при участии международных наблюдателей. Создание легитимной власти на Донбассе по украинским законам позволит Порошенко заявить об успехе своего политического курса и потребовать сохранения жесткого давления на Россию, пока Москва не будет вынуждена согласиться на урегулирование статуса Крыма.

Со своей стороны, в российском политическом классе сложились две альтернативные точки зрения о текущем и возможном балансе приобретений и потерь в ходе конфликта на Украине. Условно они обозначаются как позиции так называемых партий мира и партий войны.

Сторонники «партии мира» настаивают, что, несмотря на победу Евромайдана и приход к власти в Киеве агрессивных антироссийский сил, Россия уже одержала большую геополитическую победу на Украине. Ценой долговременной потери Украины как потенциально союзного государства Россия возвратил в свой состав Крым. Это принесло власти не только очевидные символические дивиденды в виде беспрецедентной консолидации общества вокруг президента Владимира Путина. Наличие фактора территориальных споров поставило крест на планах украинской элиты по вступлению в НАТО, а Россия гарантировала себе комфортное военное доминирование в Черном море. Как бы ни развивались дальнейшие события на Украине, Кремль, в случае сохранение Крыма, обладает достаточными ресурсами, чтобы направлять их в свою пользу. А поэтому прекращение поддержки и последующее поражение народных республик Донбасса не окажет существенного негативного влияния ни на международный статус России, ни на российские интересы на Украине, ни на внутриполитическую ситуацию в самой России. Напротив, Россия откроет себе дорогу для отмены санкций и перезагрузки отношений с Западом.

Согласно второй точке зрения, будущее российских интересов на Украине и стабильность политического режима напрямую зависят от развития ситуации на Донбассе. Для России поддержка Донбасса и борьба за всю Украину стали вопросом политического выживания. Момент комфортного «ухода» из Донбасса без каких-либо серьезных последствий потерян безвозвратно в августе 2014 года, когда Киев мог закончить АТО силовым способом. Проведение выборов 2 ноября, укрепление военного потенциала республик, гибель украинских мирных граждан и российских граждан, сражающихся на стороне Новороссии, радикально изменили для России баланс рисков ситуации на Украине и цену возможного «ухода». Россия больше не может «обнулить» ситуацию для себя. А поэтому Кремлю остается только действовать, повышая ставки в борьбе за Украину. Более того, «сдача» республик нанесет непоправимый удар по российским интересам на всем постсоветском пространстве, не остановит экстенсивное расширение ЕС, не изменит складывающийся на Западе консенсус по необходимости смены режима в Кремле, поставит под сомнение будущее инициированных Россией интеграционных и оборонных проектов, а также непоправимо подорвет устойчивость властной вертикали.

«Партия войны» и «партия мира» по-разному представляют себе завершение украинского конфликта. Первые считают, что России нужно позволить Украине, если не победить на Донбассе, то согласиться на его «мягкую» реинтеграцию. Вторые – что народные республики Донбасса нужно защищать любой ценой и даже использовать их в качестве плацдарма для дальнейшего наступления на Украину.

На деле любой из сценариев завершения конфликта должен учитывать совокупность параметров, которые сейчас Кремлю приходится принимать во внимание при планировании своей украинской политики.

Во-первых, положение Крыма остается уязвимыми. Поскольку большинство государств не признают суверенитет России над Крымом, полуостров потенциально может оказаться разменной монетой в контексте международных политических решений. В интересах Киева – как можно быстрее реинтегрировать Донбасс и вернуть вопрос о статусе Крыма в международную повестку. Чем быстрее Украина решит вопрос с Донбассом, тем больше шансов, если не вернуть Крым, то, по крайней мере, резко повысить стоимость для России контроля над ним. От этого зависит то, какие уступки сможет получить Украина от России и международного сообщества в обмен на готовность признать Крым территорией России даже де-факто, не говоря уже о де-юре. Поэтому в интересах Москвы – затягивание конфликта на Донбассе: чем дольше внимание приковано к Донбассу, тем дольше оно не приковано к Крыму.

Во-вторых, учитывая риски влияния событий на Донбассе на российскую внутреннюю политику, конфигурацию политической элиты и высокую цену уже принесенных жертв, существование обеих республик Донбасса – ДНР и ЛНР – сейчас находится в интересах Кремля. Донбасс рассматривается как ключ ко всей Украине. А крах народных республик будет иметь для российских интересов на Украине еще более катастрофические последствия, чем смена режима в Киеве в 2014 году и сжатие пророссийских настроений на Украине после присоединение Крыма. Более того, если республики будут потеряны в ходе военного поражения ополчения, Кремль рискует утратить свои возможности «жесткой» и «мягкой» силы. Всем прорусским силам на Украине и постсоветском пространстве в целом будет продемонстрирована военно-политическая слабость и нерешимость России, непоследовательность политики ее руководства, неспособность отстаивать свои интересы и защищать своих сторонников в других странах. Это будет знак всем, что Россия склонна к опасному авантюризму, но, в случае давления, «сдает своих». Военное поражение ДНР и ЛНР поставит крест на нынешнем «русском проекте» Кремля. Поэтому Россия сейчас не может допустить краха республик, так как он станет поражением самой России.

В-третьих, в конфликте на Украине поставлены на кон отношения России с союзниками по Евразийскому союзу, а также авторитет российской власти среди русскоязычных граждан бывших советских республик. Выход России из конфликта на условиях Киева и Запада может обернуться кризисом Евразийского союза, оборонных союзов с участием России и необратимой эрозией доверия русскоязычного населения за пределами России к власти в Кремле. Среди союзников России и русскоязычных граждан других стран сформируется консенсус, что Кремлю нельзя доверять, с ним нельзя работать и что поддержка и направление усилий по смене власти в России – сейчас наилучшая стратегия.

В-четвертых, события на Украине неизбежно приведут к пересмотру международных правил игры, в не зависимости от того, с каким багажом Россия останется после конфликта на Украине. Ни отступление, ни сохранение нынешних позиций на Донбассе не гарантирует того, что в новых правилах игры Россия не окажется изолированной на задворках мировых центров принятия решений и даже не лишится своих преимуществ и привилегий, унаследованных от Советского Союза. В качестве наказания, если даже Кремль пойдет на существенные уступки, Россия может быть надолго исключена из новой системы безопасности. Кроме того, экстенсивное расширение ЕС и НАТО получат новые аргументы. Запад в целом может согласиться с тем, что самый крайний случай - раздел России на несколько государств (чтобы считалось неприемлемым в силу наличия ядерного оружия) - допустимый вариант, если он пройдет в контролируемых условиях.

В-пятых, события на Украине напрямую затрагивают российскую внутреннюю политику. Как показывает опыт 2014 года, сохранение и усиление «украинских» экономических санкций способно серьезно подорвать слабую экономику России и благосостояние российских граждан, а следовательно, и их доверие к власти. Тем не менее, пока Украина является территорией противостояния, как, скорее всего, считают в Кремле, сторонники жесткой линии на Западе не имеют ресурсов и сильных сторонников внутри России для запуска сценария смены власти. В случае же «отступления» из Украины прозападные силы внутри страны, а также радикальные исламисты на окраинах получат свой шанс. В результате слабеющий режим может не пережить даже электоральный цикл 2016-2018 года.

Учитывая эти параметры, для Кремля можно выделить три сценария развития ситуации на Украине. Первый – «победа», «второй» – «ничья», третий – «поражение».Каждый из этих сценариев, в свою очередь, потенциально содержит внутри себя множество нюансов и возможных направлений развития событий. Однако значение имеет то, каковы последствия реализации каждого из этих сценариев.

Сценарий 1. «Победа»

Существует, как минимум, три варианта победного для Кремля сценария.

Первый вариант – ставка на Донбасс. Россия способствует достижению примирения на Донбассе, то есть заключения мира между Украиной и ДНР и ЛНР. Республики получают независимость де-факто. Украина признает, что не контролирует Донбасс и публично отказывается от силового решения конфликта. Россия гарантирует безопасность Донбасса, что также признается международным сообществом. Вступление Украины в НАТО становится невозможным. Россия добивается полного или частичного снятия санкций в обмен на мир. Украина продолжает не признавать Крым, но Запад закрывает на это глаза. Недостатком этого варианта для Кремля является сохранение в Киеве враждебного России режима, который будет, в том числе, стремиться к размещению на своей территории военных баз иностранных государств и, в конечном счете, к силовому реваншу.

Второй вариант – ставка на войну. Киев терпит военное поражение от ополчения Новороссии. Территория Украины оккупируется войсками ополченцев. В результате происходит полное переучреждение украинского государства на новых основаниях. При этом наиболее вероятно, что некоторые территории Украины, прежде всего на Западе страны, могут не войти в состав нового украинского проекта и получат независимость де-факто, например, после ввода на их территорию миротворческих сил западных стран. Недостатком этого варианта является усиление изоляции и международных санкций против России: наступление ополченцев будет воспринято международным сообществом как наступление российской армии. А значит, Кремлю придется решать в приоритетном порядке социально-экономические проблемы и тратить значительные ресурсы на поддержание внутренней стабильности режима. В результате, цена, которую придется заплатить за войну, может обессмыслить все потенциальные приобретения.

Наконец, третий вариант – ставка на политическую игру по смене режима в Киеве. Кремль может попытаться прибегнуть к отработанным легитимным и полулегитимным технологиям по смене режима на Украине. Только в таком случае в Киеве к власти сможет прийти режим, настроенный к России, как минимум, нейтрально и готовый учитывать интересы, которые отстаивает российская власть. Достижение мира на Донбассе может быть переменной в этом варианте, в зависимости от выбора тактики. С одной стороны, продолжение войны – фактор дестабилизации украинской власти, с другой - заключение мира на Донбассе переориентирует фокус повестки на социально-экономические проблемы внутри Украины, неослабевающую борьбу за власти внутри элиты и проблемы консолидации украинского общества. «Смена режима» может быть реализована как с помощью попыток изоляции и последующего отстранения от власти украинской «партии войны», к которой сейчас, как считается, не принадлежит президент Петр Порошенко. Альтернативной стратегией может стать политическая дестабилизация всего режима, которая сопровождается оказанием поддержки пророссийским силам внутри Украины. При оптимальном для Кремля развитии событий в Киеве происходит смена власти после победы либо пророссийских, либо открыто неантироссийских, то есть выступающих за диалог с Москвой, политических сил на выборах или новой революции. Происходит переучреждение украинского государства на новых основаниях. Украина окончательно переходит в орбиту влияния России. При этом некоторые территории Украины на Западе опять-таки могут получить независимость или широкую автономию. В случае прихода к власти в Киеве дружественного режима, который решит крымский вопрос в пользу признания российского суверенитета и выстроит диалог с Донбассом, Запад вынужден будет отменить санкции и перезагрузить отношения с Россией. Слабым местом этого сценария является фактор времени. Рискованная игра на изменение власти в Киеве может занять длительное время, в течение которого российскому обществу и политическому классу придется сохранять мобилизацию и жертвовать собственным благополучием и комфортом в условиях санкций и нарастающего давления.

Сценарий 2. «Ничья»

Мирная реинтеграция Донбасса в состав Украины и признание Крыма в составе Российский Федерации – это сценарий, в котором не выигрывает ни одна из сторон. Однако на практике для России он может быть приемлемым лишь в том случае, если будут достигнуты конкретные соглашения с Украиной и с Западом и заложен прочный фундамент для мира. Но даже при таком развитии событий он не гарантирует соблюдение интересов Кремля и сохранение политической стабильности в России. Кроме того, формальная ничья, скорее всего, обернется укреплением антироссийского режима на Украине. Проблема заключается также в том, что ситуация на Донбассе сейчас уже зашла слишком далеко.

Как представляется ситуация на данный момент, Россия может пойти на ничью, если будет выполнен ряд условий: полное прекращение боевых действий на Донбассе, политическая амнистия всем лицам, связанным с деятельностью ДНР и ЛНР, прямые переговоры между главами ДНР и ЛНР и президентом Украины, реальная конституционная реформа на Украине, по крайней мере, временное сохранение армии Новороссии, признание Киевом де-факто вхождения Крыма в состав России, сохранение за Украиной внеблокового статуса, а также отмена санкций со стороны Запада.

Принимая во внимание степень «разогретости» конфликта, России будет крайне сложно убедить руководство ДНР и ЛНР в необходимости такой реинтеграции. Скорее всего, потребуется обеспечивать реинтеграцию республик в состав Украины как целых, а также гарантировать предоставление им особого статуса во внутриукраинском политическом диалоге. Например, они будут наделены правом ветировать конституционную реформу. С целью придания народной легитимности этому процессу не исключено, что на Россию лягут обязательства по проведению нового референдума в ДНР и ЛНР о реинтеграции, например, на условиях конфедерации с Украиной. Также, скорее всего, придется согласиться на ввод миротворческих войск на Донбасс и помогать Украине в решении проблем с несогласными ополченцами, которые могут прибегнуть к длительной партизанской войне. Все эти действия Москвы вряд ли вызовут большую поддержку в российском обществе и будут выглядеть как вынужденный обмен уступками под давлением. Вероятно и то, что Киев согласиться на условиях Москвы временно, а затем, когда силовые структуры Новороссии будут окончательно ликвидированы или перекуплены, проведет тихую ликвидацию ДНР и ЛНР, а затем и ревизию конституционной реформы.

Контроль над СМИ и политическим полем позволят Кремлю в ближайшей перспективе сохранить управляемость ситуации, связанной с потерей Донбасса и признанием Крыма. Однако информационная кампания, в которой будут сделаны акценты на сохранении паритета интересов, «сбрасывании груза» с плеч России, открывающихся возможностей для перезагрузки с Западом, будет чрезвычайно трудной. Оппонентам власти будет легко представить ничью как тяжелое поражение и сдачу национальных интересов, особенно в условиях экономических проблем. Неизбежное вступление Украины в ЕС и сохранение политической изоляции России станут фактами новой геополитической реальности. Интеграционные проекты под руководством России по-прежнему останутся под вопросом, а русскоязычным гражданам Украины, которые выступают за тесные отношения с Россией, будет нанесен сильный моральный удар. Что касается режима в Киеве, то, даже несмотря на потерю Крыма, он укрепится и сохранит свою враждебную антироссийскую направленность. Украина станет плацдармом для дальнейшего усиления военно-политического давления на Россию. Более того, не исключено, что Киев и Запад предпримут шаги для перетягивания Белоруссии в сферу своего влияния. В результате чего в Европе может образоваться антироссийский союз из славянских наций, который станет, в том числе, мощным пропагандистским оружием в руках врагов Кремля вне и внутри России.

Сценарий 3. Поражение

Ликвидация ДНР и ЛНР либо в результате военного поражения, либо внутреннего коллапса по причине «плохого управления», либо в результате сочетания этих факторов станет самым крупным внешнеполитическим поражением России в новейшей истории. Быстрый крах республик в 2015 году поможет Киеву добиться актуализации вопроса о статусе Крыма. Украина и Запад не согласятся довольствоваться одним лишь наступлением мира на Донбассе. Они потребуют от России пересмотра всех предыдущих действий по Крыму. В качестве компромисса Украина может потребовать проведение нового референдума в Крыму под полным международным контролем и/или выплаты колоссальной контрибуции в обмен на признание Крыма, которая окажется неподъемной ношей для тающего российского бюджета.

Победа над ДНР и ЛНР еще больше консолидирует украинское общество вокруг нового режима, оправдает резкий антироссийский разворот в сторону Запада, проведение непопулярных реформ и усилит международную политическую и экономическую поддержку Украины. Европейский проект получит индульгенцию для новой экспансии. Порошенко поставит вопрос перед Западом о необходимости возращения Крыма, требуя соблюдения обязательств стран-подписантов Будапештского меморандума. Одновременно Украина будет настаивать на сохранении и усилении западных санкций против России.

России на фоне потери Донбасса, давления Запада и нарастающих системных проблем экономики едва ли удастся избежать глубокого внутриполитического кризиса. Ослабленный режим может не пережить электоральный цикл 2016-2018 года. Подчеркнем, потеря Крыма возможна только после стремительной «украинизации» российской политики – военного переворота или массовых народных волнений. Только в этом случае (когда до Крыма не будет дела) новое руководство может пойти на «сдачу» полуострова в обмен на признание своей легитимности власти и экономическую помощь, в том числе отмену санкций, со стороны Запада.

Последние события на Донбассе наводят на мысль, что победный сценарий, предполагающий поддержание независимости республик и одновременно действия по смене власти в Киеве политическими методами, рассматривается в данный момент стратегами в Кремле как наиболее оптимальный вариант. Текущее состояние отношений между Россией и Украиной, а также между Россией и Западом таково, что нормализация отношений, в том числе полная отмена санкций, видится в Кремле возможной только после смены власти в Киеве. При этом смена режима в Киеве становится мало вероятной в случае завершения процесса мирной реинтеграции ДНР и ЛНР в Украину на выгодных для России условиях. Напротив, формальное возвращение Донбасса в орбиту Украины, скорее всего, только усилит прозападный курс Киева и соответственно враждебный России общий политический курс. Поэтому в украинском конфликте Россия сейчас стремится поддерживать усилия Донбасса к самоопределению и не исключает для себя использования инструментов политического и экономического характера, направленных на смену власти в Киеве. Что же, таковы сейчас ставки.

Заместитель директора Центра политической конъюнктуры Олег Игнатов специально для «Актуальных комментариев»

24 Августа 2016 Украина и Донбасс  СК возбудил дело против Степана Полторака Следственный комитет России возбудил уголовное дело в отношении главы Минобороны Украины Степана Полторака. Кроме того, дела возбуждены в отношении еще нескольких высокопоставленных военнослужащих. 24 Августа 2016 Украина и Донбасс  Украинский телеведущий осудил Майдан Депутат Киевского совета, известный на Украине телеведущий Дмитрий Гордон сожалеет о том, что в 2013 году поддержал Евромайдан. По его словам, если бы в период Евромайдана он знал, к каким последствиям приведет государственный переворот, то поступил бы иначе. 24 Августа 2016 Украина и Донбасс  Порошенко обменял генпрокурора на кредит США добивались от президента Украины Петра Порошенко увольнения прежнего генпрокурора Виктора Шокина, угрожая в противном случае удержать финансовую помощь Киеву в виде кредитной гарантии в размере $1 млрд.
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".