Статья
18 Ноября 2008 9:07

Россия 2010-х годов

<p>Интригуют последние признания Дмитрия Медведева о том, что ему действительно два раза пришлось переносить срок оглашения своего ежегодного послания Федеральному собранию. Да еще и самому браться за перо, чтобы довести до ума содержание своей программной речи.<br>
<br>
Вряд ли правка Медведева касалась тех пунктов послания, которые сегодня у всех на слуху — что у нас, что в мире. Надо полагать, что и про продление сроков полномочий президента и Госдумы, и про ракеты под Козельском и в Калининградской области все было как раз давно задумано, и в этих «домашних заготовках» переписывать-то особо было нечего. Зато личный политический стиль Медведева хорошо ощутим в той части послания, которая касалась оценок кризисной ситуации в мировой политике и экономике, а также рассуждений о ценностях и смыслах развития страны.<br>
<br>
Послание про ценности — давно не практиковавшийся у нас жанр политической риторики и политического действия. И здесь важно не только то, что Дмитрий Медведев непосредственно сказал, но и те проблемы, для которых, быть может, еще не нашлось до конца отточенных политических формул.<br>
<br>
«Трудности перевода» очевидны. Взаимное доверие и сотрудничество, о которых Медведев заговорил как о «более всего необходимом сегодня», в дефиците. Юридические и конституционалистские аргументы о приоритетности ценностей справедливости и свободы и стремлении «к справедливому обществу свободных людей» действительно тяжеловаты. Особенно, по собственному выражению Медведева, для страны с уходящими корнями в древнее прошлое традициями правового нигилизма.<br>
<br>
Ясно, однако, что от того, насколько быстро государство и общество найдут новый язык для разговора друг с другом о ценностях, действительно зависит дальнейшее и политическое, и экономическое развитие страны. Ведь, по сути, главное, о чем говорит первое послание Медведева, — это «конец постсоветского». Признание завершения огромного периода в развитии и страны, и мира.<br>
<br>
Та мировая система и тот «момент однополярности», которые возникли в мире за последние два десятилетия, были связаны с последствиями крушения Советского Союза. Сегодня достаточно очевиден и политический, и экономический финал этой системы с далеко еще не ясными перспективами ее изменения на будущее.<br>
<br>
Одновременно на сегодняшний день если не завершен, но близок к завершению постсоветский период в развитии России, который был связан с восстановительным ростом экономики после «ямы 90-х» и постепенным исчерпанием возможностей сырьевой, рентной модели развития. Циклом демократизации и последующей «постреволюционной реакции», восстановления государственной централизации в развитии политической системы. А также с переходными процессами в социальной структуре: поколенческими сдвигами в элите и обществе, проеданием запаса «социального капитала» еще советских образования, здравоохранения и науки, знакомством и приобретением навыков жизни в потребительском и информационном обществе.<br>
<br>
Теперь этот период пройден. Россия вслед за «лихими 90-ми» годами должна попрощаться и с «тучными нулевыми» годами. И в значительной мере первое послание Медведева — это послание о России и к России 2010-х гг. Ведь наступающие «модернизационные десятые» годы должны быть уже не постсоветскими, а определяющими развитие России на десятилетия вперед.<br>
<br>
Но здесь, однако, выясняется, что для той самой модернизации, о которой все говорят, но она все никак не начнется, не хватает едва ли не самого главного — нового общественного договора. Договора о тех самых целях, ценностях и принципах развития страны.<br>
<br>
Чтобы заключить этот новый договор между властью и обществом, нужно пересмотреть существующий, который действует еще со времен 90-х гг. и консервирует инерционный, рентно-ориентированный, постсоветский сценарий развития. Договор этот заключался в пакте взаимного невмешательства и безответственности при изрядном взаимном недоверии. Этот социальный контракт создает огромные серые зоны в повседневной жизни, производит крайне лояльное отношение к нарушению закона и властью, и обществом. Провоцирует «полукриминальные практики повседневности», невнимание к морали и ценностям. Основы этого «контракта», легитимирующего коррупцию, теневые трудовые отношения и многое другое, живы и до сих пор.<br>
<br>
А вот «под модернизацию» до сих пор никакого общественного договора и до конца адекватной социальной и политической системы так и не было сформировано. Системы, которая требовала бы более прозрачных правил игры, нового правосознания и правоприменения, реальной, а не имитационной борьбы с коррупцией. Предполагала бы более эффективную и сбалансированную партийную систему, взаимную ответственность ветвей власти и большие возможности политического участия для граждан. Сопровождалась бы реальным расширением экономических свобод и развитием местного самоуправления, расконсервированием «социальных лифтов», ростом политической активности среднего класса, а также опиралась бы на столь близкие Медведеву «технологии расширения демократии» типа интернета и цифрового телевидения.<br>
<br>
Послание Медведева выглядит как первая попытка поговорить о таком договоре. Причем поговорить и с элитой, и с обществом. При этом, правда, в качестве уравновешивающего и охранительного элемента предлагается увеличение сроков полномочий президента и Госдумы. Если так, то у общества есть три года до следующих выборов, чтобы убедиться, что речь действительно идет о новом общественном договоре. <br>
</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".