Статья
14 Января 2010 0:00

Россия и США ведут диалог

Российско-американские отношения вновь в центре внимания политиков и общественности. В Москве находится старший замгоссекретаря США Уильям Бернс, с котором провел переговоры заместитель министра иностранных дел РФ Сергей Рябков.

Стороны обсудили ядерную программу Ирана, а также деятельность двусторонней президентской комиссии, сообщает Департамент информации и печати МИД РФ. «В ходе консультаций обсуждены актуальные вопросы российско-американских отношений, в том числе деятельность двусторонней президентской комиссии», - говорится в сообщении.

Напомним, что в рамках российско-американской президентской комиссии учреждены две рабочие группы, которые занимаются внешнеполитическими вопросами. Одна из них занимается вопросами контроля над вооружениями и международной безопасности, вторая - политической координацией. Обе рабочие группы с российской стороны возглавляет замминистра иностранных дел Сергей Рябков. Его американской визави по первой группе выступает замгоссекретаря Элен Таушер, а по второй - Уильям Бернс.

На сегодняшней встрече в Москве обсуждалась также ситуация в Афганистане, на Ближнем Востоке, Аравийском полуострове, в Латинской Америке, а также кавказская проблематика.

Находясь в РФ, старший замгоссекретаря США Уильям Бернс дал интервью российскому интернет-изданию Газета.ru.

Представитель США заявил, что страны находятся накануне подписания нового договора об СНВ.«В течение последних месяцев, начиная с июльского саммита, мы сделали значительный прогресс, и мы находимся накануне подписания договора», - сказал Уильям Бернс.

Он подчеркнул, что США «разделяют с Россией заинтересованность в сокращении стратегических ядерных арсеналов, которое поддавалось бы проверке, но чтобы новые процедуры обходились не так дорого и были в операциональном смысле более простыми, чем предусмотренные существующим договором». По его словам, остаются еще вопросы, в основном касающиеся проверки, которые еще предстоит решить в ближайшие недели.

«Я не думаю, - сказал замгоссекретаря, - что должно удивлять, что разработка такого технически сложного договора занимает время. Для обеих наших стран важно не торопить этот процесс».«Важно, чтобы США и Россия, которые вместе контролируют более 90% всего мирового ядерного арсенала, продемонстрировали ответственное лидерство в том, что касается и сокращения ядерного оружия, и обращения с оставшимися у нас боезарядами», - подчеркнул замгоссекретаря США. Поэтому важно, сказал он, чтобы мы шли вперед не только к заключению этого договора, но и в развитии с его помощью всего механизма сотрудничества в ядерной сфере.

В отношении Ирана американский представитель отметил, что неконструктивный ответ на предложения международного сообщества по ядерной проблеме не останется без последствий. И Иран должен это осознавать.«США полагают, что необходимо держать дверь открытой для переговоров и привлечения Ирана к сотрудничеству. Но мы также должны быть готовы ясно показать: неконструктивный ответ на креативные предложения, выдвинутые международным сообществом, не останется без последствий. США и Россия весьма эффективно работают вместе, и я рассчитываю, что так и будет продолжаться», - сказал заместитель госсекретаря США Уильям Бернс в интервью интернет изданию "Газета.ru".

«Важно, чтобы США, Россия и другие партнеры дали общий жесткий сигнал, говорящий о том, что мы ищем дипломатический выход, но в то же время мы вполне тверды в намерении добиться от Ирана отвечать своим обязательствам», - сказал У.Бернс.

Замгоссекретаря США сказал: «Речь идет не о праве Ирана на разработку мирного атома - никто не выступает против этого. Вопрос заключается в том, будет ли Иран выполнять свои обязательства, как и другие члены международного сообщества, отвечая международным стандартам и демонстрируя всем нам исключительно мирный характер своей ядерной программы».

США в ближайшее время намерены активизировать военный транзит для контингента в Афганистане через территорию России, Соглашение о предоставлении США права на транзит военных грузов через территорию России было было подписано в прошлом году.

«Афганистан - это территория, на которой США, Россия и другие партнеры имеют общую стратегическую цель - разбить «Аль-Каиду» и других экстремистов и помочь афганцам построить стабильное государство», - сказал У.Бернс. «Это серьезный вызов, но обе наши страны заинтересованы в этом, и я думаю, что транзитное соглашение будет вносить все больший вклад в этот процесс», - подчеркнул высокопоставленный американский дипломат.

Говоря о ситуации с правами человека в России, американский дипломат заявил, что США не будут стесняться высказывать свою озабоченность по этому вопросу. Однако это будет  «не в менторском духе и без патронажа, а честно - так, как это соответствует тем зрелым отношениям, которые мы выстраиваем», - сказал Уильям Бернс.

О российско-американской президентской комиссии, в составе которой создано несколько рабочих групп, У.Бернс сказал, что в 2010 году она должна перейти от организационной стадии и начальных дискуссий к взаимовыгодным результатам по всем вопросам.


По материалам «Интерфакс».

Комментарии экспертов
<p>Главное, что произошло в российско-американских отношениях - это то, что от заинтересованной враждебности мы перешли к недоверчивому равнодушию. Что уже прогресс, естественно. Но как раз произошел некоторый парадокс. Потому что Обама и Медведев - это лидеры, которые обречены были сотрудничать - оба они - люди примерно одного типа мышления, оба юристы, оба нацелены на какие-то перемены оба символизируют отход от конфронтационных позиций - их все толкало к дружбе и к взаимодействию. Но в какой-то степени это оправдалось. Оправдалось в значительной степени за счет того, что какая-то такая заинтересованная враждебность не столько с противоречием национальных интересов, сколько с прежними завышенными ожиданиями и последующим разочарованием, оно сменилось<br />
таким вялым, холодным, но вместе с тем все-таки не очень безопасным чувством равнодушия.<br />
<br />
Видно, что очень много вопросов, оказалось Америка заинтересована во взаимодействии с Россией, она многое получило, Афганистан, например,сотрудничество по Афганистану, видимо оно и дальше будет продолжаться. Ситуация с СНВ, как видите, не привела к какому-то значительному успеху, договор не подписан, но скорее всего, процесс будет продолжен,и это будет подписано дальше.<br />
<br />
Но, честно говоря, этим вся практическая сторона и ограничивается. Обама, несомненно, резко уменьшил влияние Восточно-европейской стороны на свою политику, и Россия это, в принципе, встретила с пониманием, что вот эти вот враждебные настроения Польши и других Восточно-европейских стран по отношению к России в меньшей степени принимается во внимание американскими политиками. С другой стороны, в России так же крайне антиамериканские силы не получили большого доступа к политике, скорее даже российское руководство в настоящий момент максимально проамериканское, которое тут только может быть.Ныне обозначилось отсутствие конструктивного поля для сотрудничества.<br />
<br />
Произошла смена враждебности на равнодушие, с одной стороны это плюс, но, с другой стороны, смена условно говоря, некоторого уважения,граничащего со страхом на доброжелательность, граничащую с презрением, оно, конечно, я не думаю, что это самый позитивный фон для сотрудничества. Тем более, это тут же совпало с публикацией мемуаров Клинтона, вернее не мемуаров, а записей о Ельцине и так далее, это совпало с бесконечным количеством докладов относительно того, как у нас обстоит дело с алкоголем и с пьянством, это совпало с целым рядом вещей.<br />
<br />
Это, конечно, никакая не дружба, никакая не серьезная перезагрузка,это временная передышка в наших отношениях, которая связана с тем, что американцы решили сделать ставку на фактор времени. Они сделали ставку на фактор времени, теперь мы должны сделать ставку на тот же самый фактор, потому что, безусловно, некоторый шанс нам дан заниматься внутренними делами. Мы сразу видим, как в России внешнеполитическая проблематика отошла на второй план, и внутриполитическая проблематика оказалась поставлена во главу угла что хорошо, потому что, конечно, в данном случае, многое уже зависит от нас самих, вернется ли к нам уважение.<br />
<br />
Здесь очень важно не поддаться ни на какие дипломатические слова и вежливые объятия, ни в коем случае не переступить опасную черту разоружения, потому что без этого к нам вообще будут относиться совершенно с презрением, ни в коем случае не пойти ни на какие новые Антанты и ни на какие новые сердечные союзы с теми силами,которые в настоящий момент, хотя и не испытывают к нам пламенной злобы, как раньше, но смотрят на нас, как на смертельно больных людей и делают соответствующие выводы из этого нашего состояния.<br />
<br />
Это нужный для России вызов. На Московскую Русь при Иване Калите тоже долго смотрели татары как на что-то такое умирающее, отсталое,нежизнеспособное, в результате, стало понятно, какая сила прогрессивная, а какая - отсталая. Сейчас у нас примерно та же самая ситуация которую, если правильно на нее посмотреть, можно переиграть в нашу пользу.</p>
<p>В настоящее время российско-американские отношения определяются двумя основными факторами. Первый фактор – это фактор перемен. И в США, и в России у власти новый президент. Второй фактор – это фактор политической инерции. В данном случае речь идёт о внешнеполитическом курсе США, потому что, несмотря на заявление о том, что США больше не делают ставку на грубую силу, а делают ставку на мягкую силу, и, несмотря на заявление о перезагрузке отношений с Россией, в позициях американской администрации очень много преемственности со старым президентом. И во многом это объясняется не только постоянством геополитических интересов США, но и той внешнеполитической командой, которая тоже сохранит значительную степень преемственности. <br />
<br />
В то же время, есть позитивные перемены. Среди этих позитивных перемен – фактически отказ США от размещения радаров и ракет в Восточной Европе. Другое – это то, что сейчас идут переговоры между нашими странами по СНВ. Конечно, если говорить о климате в двусторонних отношениях, то он, безусловно, стал лучше, чем он был в последний период правления Джорджа Буша. <br />
<br />
Но я бы не строил слишком больших планов, слишком больших надежд в отношении прогресса отношений с США. Хорошо, что они улучшились, но вряд ли можем рассчитывать на существенное и быстрое улучшение отношений. И здесь, как мне кажется, улучшение отношений зависит не столько от смены настроений в американском политическом классе, сколько от нашей страны. Я имею в виду то, в какой степени успехи нашей страны в экономике, обороне и построении сильной и современной политической системы окажут отрезвляющее воздействие на американский правящий класс. Я думаю, что это главное.<br />
<br />
Что касается восприятия нашей демократии в США, то если его суммировать, то можно сказать, что абсолютное большинство политического класса в США убеждено, что никакой демократической системы у нас нет, существующая система именуется авторитарной с различными приставками, прилагательными и оборотами. В данном случае мы сталкиваемся с конкретным проявлением идеологической гегемонии, которую США пытаются навязать всему остальному миру, в том числе нашей стране (возможно, в последнее время прежде всего нашей стране). Я думаю, что слом этой гегемонии будет зависеть от того, насколько успешно нам удастся продвигаться вперёд в строительстве современной политической системы в России, которой является демократия. </p>
<p>Наличие  российско-американской комиссии по двустороннему сотрудничеству, особенно с учётом состояния наших отношений и их недавней предыстории – это, конечно, лучше, чем отсутствие какой бы то ни было комиссии. Возможно, российской стороне удастся пояснить американским партнёрам реальное состояние дел с развитием у нас гражданского общества, с тем, как и насколько в развитии гражданского общества участвует государство, какие шаги делаются, в том числе и совсем недавно (я имею в виду то, что в Думе был принят закон о некоммерческих организациях). <br />
<br />
В августе премьером Владимиром Путиным был одобрен план по развитию добровольческого движения, структурах гражданского общества и мерах, которые должны этому способствовать. То есть речь идёт о том, что у российской стороны есть предмет для разговора. Другое дело, насколько американская сторона будет готова это слышать, потому что подход американской стороны к этим вопросам, к тематике гражданского общества и к тематике политической демократии, во многом остаётся прежним. Это подход с точки зрения исключительности и это подход в своей основе конфронтационный. <br />
 </p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".