Статья
4 Сентября 2010 11:00

Россия и вызовы модернизации

Россия и вызовы модернизации
Фото: Shutterstock

«Государство как инструмент технологической модернизации»  станет темой работы одной из секции Мирового политического форума в Ярославле 9-10 сентября.

Эксперты обсудят актуальные вопросы модернизации национальной экономики, создания современной высокотехнологичной инфраструктуры, качественного обновления всей производственной сферы.

Вызов технологической модернизации стоит сегодня перед многими странами мира - как развитыми, так и развивающимися, говорится в материалах к форуму. При этом вне зависимости от ранее использовавшихся моделей развития государство практически повсеместно является главным инструментом такой модернизации. Обмен международным опытом становится необходимым звеном для определения наиболее эффективных методов и инструментов развития, в том числе для России, по приоритетным направлениям модернизации, определенным президентом Российской Федерации Дмитрием Медведевым: энергоэффективности и созданию новых видов топлива; развитию ядерной энергетики; информационным и космическим технологиям; здравоохранению и производству лекарств.

В преддверии форума модератор «модернизационной» секции Валерий Фадеев рассказал о ее задачах: «Первая задача - обсуждение этой проблематики в мировом контексте, потому что все больше стран подходит к пониманию того, что без модернизации и без развития инновационного сегмента в собственных экономиках очень трудно будет существовать в современном мире, это с одной стороны. С другой стороны, появляется все больше возможностей, потому что мир становится все более открытым. И предыдущие два-три десятилетия глобализации показали, какой мощностью обладает перетекающий из страны в страну капитал. Однако эти же два-три десятилетия показали, что одного только капитала недостаточно, что большинство стран так и остаются недоразвитыми по сравнению с ведущими странами мира, что необходимо глубокое преобразование экономической сферы, и обязательно с включением и с развитием инновационного сектора и социальной сферы. Это крайне важно для нас, потому что, политика модернизации и инноваций становится ключевой. Я надеюсь, она будет ключевой в ближайшие годы и десятилетия».

«Нам важен опыт стран, которые прошли такую модернизацию, и на форуме будет много людей, которым есть что рассказать. Возможно, это обсуждение повлияет на решения в части политики в области модернизации в нашей стране», - полагает участник форума.

Подробности о форуме - на официальном сайте мероприятия.

Комментарии экспертов
<p>В деле модернизации сырьевым странам с устоявшейся экономикой следует использовать те преимущества, которые уже есть. В случае с РФ это переработка ресурсов (речь идёт о нефти, газе, лесе, металлах, в том числе руды). Для того, чтобы обеспечить инновационный рост, необходимо модернизироваться как уже в действующих отраслях, так и создавать новые. В отличие от ряда стран, есть определённый образовательный задел в целом ряде секторов, что позволяет снизить стоимость наиболее дорогостоящих инвестиций, прежде всего в развитие человеческого капитала.</p>
<p>Основной функционал государства, схема, которая была давно предложена, сейчас активно продвигается и на которую, судя по всему, рассчитывает российское правительство, - это создание инфраструктуры. Государство обеспечивает создание инфраструктуры, в то время как производственные активы создаются бизнесменами и предпринимателями. Предоставляются различные налоговые льготы, в зависимости от степени локализации производства, его инновационности. Плюс ко всему, выдвигаются жёсткие требования по взаимодействию именно с российскими компаниями.</p>
<p>Один из ключевых элементов модернизации, который на самом деле не так часто удаётся провести во многих странах – это трансферт технологий. Как показывает практика, очень часто этот процесс сводится к банальному созданию сборочных цехов. В некоторых случаях это просто конвертация тех деталей, которые приходят из-за рубежа, крупных блоков и узлов. В этом случае возникает целый ряд сложностей и вопросов, так как, несмотря на активизацию модернизации как таковой, к серьёзному умощнению технологического развития это не ведёт.</p>
<p>Поэтому, как правило, стоит двигаться в трёх плоскостях одновременно. С одной стороны, создавать инфраструктуру. Речь идёт прежде всего о железнодорожной, автомобильной, электроэнергетической, финансовой инфраструктуре.</p>
<p>Вторая плоскость, в которой необходимо действовать – это создавать эффективные сети наращивания и развития человеческого капитала. Речь идёт о реформе в сфере образования, создании крупных вузов, причём не просто вузов как таковых, а образовательных центров, в которых сочетались бы не только вузы, но и инкубаторы, различные схемы взаимодействия с бизнес-сообществом. При этом образование должно носить конвейерный характер, то есть быть непрерывным, что сейчас наблюдается редко. Как и во всём мире, крайне важно развитие среднего специального образования. Необходимо изменение структуры образования как такового. Всё это меры, которые направлены на развитие человеческого капитала.</p>
<p>Третья плоскость, в которой необходимо действовать – это предоставление преференций для развития высокотехнологичных компаний. Как правило, в большинстве стран это налоговые преференции. В случае с РФ одной из ключевых и важнейших мер на этом направлении может стать формирование и облегчение условий регистрации, открытия бизнеса в РФ. Как показывает практика, основной проблемой является не налоговое бремя, хотя это тоже крайне важно, а административные препоны. Создание более упрощённых режимов действия предприятий, создание каких-то налоговых стимулов, льготные ввозные пошлины при обновлении оборудования – это те направления, по которым активно происходит взаимодействие в РФ и которые являются стратегическими.</p>
<p>Конечно, при движении в этих трёх пространствах необходимо эффективно работать с внешнеэкономическими партнёрами. В противном случае модернизация будет проходить по остаточному признаку, то есть она постоянно будет догоняющей. А включение в сеть инновационного развития позволит в каких-то отраслях, особенно в которых у РФ есть задел, выступать в качестве ведущих разработчиков технологического обеспечения.</p>
<p>Поэтому в целом эти три направления и общая взаимосвязь через внешний контур – это та модель модернизации, которая является наиболее актуальной и востребованной в РФ.<br />
 </p>
<p>В российском обществе главенствует модель - проедать нефтедоллары, жить на сырьевую ренту и увеличивать уровень потребления. Это полное категорическое отрицание технологической модернизации, но это постоянная потребительская модернизация, потому что мода меняется каждый год, и сегодня москвичи одеваются, ездят, смотрят всё то же самое, что в Нью-Йорке, Лондоне и т.д. В этом смысле модернизация идёт, только это модернизация потребительская, паразитическая. Ни о какой другой модернизации общество всерьёз и слышать не хочет.</p>
<p>Что касается государства, то оно декларирует другую модернизацию. Какие есть в мире модели? Насколько я понимаю, их много, но, в принципе, они относятся к двум разным полюсам – это западная модель и восточная.</p>
<p>Восточная модель – это Китай, Юго-Восточная Азия, страны, где по чужим идеям, по чужим ноу-хау, иногда доводя их до ума, а иногда просто по ним, производят основные товары, которыми насыщается человечество. Для России этот путь не подходит по той простой причине, что у нас нет дешёвой рабочей силы, которая есть в Китае, в Юго-Восточной Азии, и нет таких трудовых традиций, которые там есть. Поэтому наши товары будут дорогими, то есть неконкурентоспособными, и низкого качества. Они могут ещё сгодиться внутри страны, да и то, только если вводить очень высокие пошлины на иностранные товары, но продать их за границей практически невозможно.</p>
<p>Самый яркий пример – это автомобили. И не только автомобили, даже самолёты. Россия традиционно славилась авиационной промышленностью. Если даже самолёты мы закупаем на Западе или в каких-то других странах… Это ведь не потому, что у нас не умеют делать хорошие самолёты. У нас, в принципе, умеют делать хорошие, уникальные самолёты – например, истребители пятого поколения. Но фокус не в том, чтобы уметь делать, а в том, чтобы уметь делать дёшево, чтобы мы были конкурентоспособны на рынке.</p>
<p>Да, в России умеют делать такие вещи, которые очень мало кто умеет, буквально несколько стран. Например, водородные бомбы, сложные ракеты и т.д. Кроме России, это умеют делать США, ещё несколько государств. Но такие вещи на рынке не продаются, а массовое производство, в том числе тех же самолётов, у нас не идёт. Они просто дорогие и потому, как правило, неконкурентоспособные. Хотя, некоторое количество военной техники мы продаём, но очень незначительное по сравнению с объёмами нашей экономики.</p>
<p>Значит, остаётся второй путь модернизации. Если не модернизация массового производства, то это производство идей, то есть тех самых инноваций, инновационная экономика. Это то, что декларирует Медведев и руководство страны. Но понятно, что декларировать это легко, а сделать трудно.. Мешает здесь, прежде всего то, что толковые мозги, которые в России всегда есть (нельзя сказать, что они есть только в нашей стране или в нашей стране их больше, чем где-либо, но, тем не менее, образованные и умные люди в России несомненно есть, и они не хуже, чем во всех передовых странах), отсюда уезжают. Огромная утечка мозгов в таком массовом количестве, как в начале 90-х годов, прекратилась, но ведь тут не количество, а качество. Лучшие учёные по-прежнему отправляются за рубеж.</p>
<p>Конечно, можно платить людям бешеные деньги и переманивать их сюда. Но учёные, тем более научные коллективы, - это ведь не артист, который приехал, дал концерт, получил деньги и уехал. Для этого нужна соответствующая плотность среды, ведь самое главное для учёного – живое общение. Это разрушено, потому что научные коллективы распались, и когда какая-то критическая масса уплыла за границу, в основном в Америку, то остальные уже сами подтягиваются, потому что им хочется всё того же общения.</p>
<p>Поскольку широким фронтом изменить ситуацию невозможно, принято решение создавать такие точки роста. Пример – Сколково. Посмотрим, что из этого получится. Ясно одно, что одними деньгами тут проблему не решить. Если вы хотите для учёных высшей категории создать среду, то это должна быть действительно среда, включающая и безопасность, и права человека, и экологию и т.д.</p>
<p>Во-вторых, должна быть создана экономическая среда, которая востребует инновации. Очень часто бывает, что даже те работы, которые у нас в стране делаются, реально нашей экономикой не востребованы, и технологии предпочитают покупать западные – вовсе не потому, что не патриоты и т.д., а просто потому, что они дешевле,  или у нас просто нет тех отраслей промышленности, в которых эти технологии реально могли бы работать. То есть у нас всадник во многом обогнал лошадь. Несмотря на бегство учёных, наука всё-таки остаётся, а соответствующей современной промышленности у нас практически нет. Поэтому то, что делают, мало востребовано.</p>
<p>Это, кстати, тоже не катастрофа. Многие так и говорят, что если мы создадим Сколково и они будут производить ноу-хау, то пусть эти ноу-хау используются в других странах. Главное начать процесс. Будем продавать, получать деньги – прекрасно. Необязательно же продавать только сырую нефть. Собственно, в этом вся задача и заключается – отойти от продажи сырой нефти и перейти к продаже интеллектуальных продуктов, то есть с сырьевой ренты пересесть на интеллектуальную, технологическую ренту.</p>
<p>Ещё раз хочу подчеркнуть, что это очень легко сказать, но очень трудно сделать. Все понимают, что современная экономика – это экономика интеллекта и знаний. Все страны вкладывают сумасшедшие деньги в это дело: и китайцы, и арабы, и индусы. Так что сама по себе идея, что надо развивать экономику, совершенно не поражает воображение, потому что это понимают все. Но получается это очень мало у кого.</p>
<p>Кстати, бегство умов – это отнюдь не привилегия России. Точно так же уезжают учёные из Франции, из Германии. Вообще центр всей мировой науки – это, как ни верти, США. Туда едут все и за деньгами, и за условиями работы, и просто потому, что там уже собрано такое количество коллег, что общение с ними является очень важным для учёных.</p>
<p>В итоге я бы сказал следующее. Стратегия названа очевидно правильно. Какие средства понадобятся для её реализации, мне пока непонятно. Совершенно не факт, что это понятно самим организаторам. С другой стороны, дорога в тысячу километров начинается с первого шага. Тут важно, чтобы была воля, а не просто сказать для галочки: «Мы понимаем, что важно развивать высокие технологии». Сказали – и забыли, галочку поставили. Важно, чтобы это было не просто сказано, а чтобы прилагались большие усилия.</p>
<p>Ведь деньги с неба не падают. Если вы даёте деньги на Сколково, ещё на какие-то проекты, вы где-то должны эти деньги забрать, то есть у кого-то их отнять. Это очень сложный вопрос: у кого отнять? Социальные выплаты? В следующем году выборы. У военных? Идёт военная реформа, и там деньги нужны. У милиции, госбезопасности и т.д.? Это традиционно неприкасаемые отрасли. Так у кого забирать? У сельского хозяйства? Нам в этом году впервые после многих лет предстоит покупать зерно. То, где взять деньги – это совершенно неочевидный вопрос. В стране после нефтяных лет денег вроде бы навалом, а реально, как посмотришь, так совершенно непростая тема, где их брать. <br />
 </p>
<p>Совершенно очевидно, что государству отстраниться от процесса модернизации нельзя, и вообще успех ее во многом, если не кардинально, будет зависеть от государственного участия. На сегодняшний день инновационный процесс практически в любой стране мира предполагает участие государства. На этапах, когда он там зарождался, ещё более была выражена роль государства.</p>
<p>Создавались всевозможные инновационные и технологические инкубаторы. В качестве примера можно привести Японию, Израиль, Китай сегодня и целый ряд других стран. Существовали и продолжают существовать мощные государственные исследовательские программы. В этом смысле процент расходов бюджета на эти цели в России совершенно несопоставим как с развитыми, так и с активно развивающимися странами. Скажем, в Индии и Китае процент средств бюджета, который тратится на эти цели, в разы выше.</p>
<p>Наконец, мы должны заметить, что здесь ставка на чисто рыночные механизмы для России сейчас является практически невозможной, потому что среди известных рыночных механизмов нахождения и выведения инноваций являются, прежде всего, венчурные фонды и компании им подобные.</p>
<p>У нас пока такой институт, как частные венчурные фонды, находится лишь в зачаточном состоянии. Они уже появились, но их ещё очень немного, и поэтому их возможности чрезвычайно ограничены. Количество исследовательских проектов, которое они могут поддержать, крайне мало, и охват возможных направлений инноваций пока очень незначителен.</p>
<p>Поэтому государство могло бы включиться непосредственно в венчурную деятельность – либо совместно с этими фондами (например, компенсируя им часть издержек), либо участвуя с ними в рамках государственно-частного партнёрства. Формы здесь могут быть самые разнообразные.</p>
<p>Для появления и успешного развития инноваций также необходимо создание определённой среды, особенно в таких сферах как прежде всего IT, биотехнологии. Опыт Силиконовой долины говорит о том, что необходимо создание определённой среды, которая включает в себя и психологию, и формы общения, и даже соответствующий ландшафт, определённые городские формы проживания и т.д.</p>
<p>Поэтому то, что существует проект Сколково, следует признать в целом отрадным фактом. Остаётся только выразить надежду, что он рассматривается государством не как единственный в своём роде, а как некий пилотный проект, на котором можно будет отработать подобного рода технологии, а затем их тиражировать с улучшениями, изменениями и т.д. в других регионах, в зависимости от того, какие направления инноваций в них будут признаваться перспективными.</p>
<p>Такой путь проходили многие страны. Мы знаем, что и в Советском Союзе были научные городки, и ряд из них закрытого характера, которые тоже создавали микросреду и концентрацию научной мысли, с соответствующей инфраструктурой и соответствующим научным оборудованием. Такой же путь был в Японии, когда они создавали программу «Технополис» и т.д. Вот ещё одно направление, вполне конкретные действия государства, которые нужно всячески поощрять и развивать.</p>
<p>Я думаю, что благодаря этому можно будет вычленить перспективные направления и даже конкретные инновации. Никакого другого пути не существует. Конечно, есть определённые наработки в военно-промышленном комплексе.</p>
<p>Здесь государству нужно хотя бы создать нормальный банк данных, которого до сих пор практически не существует. В Советское время был Всесоюзный институт научной и технической информации, который хоть как-то концентрировал эту информацию. На сегодняшний день такого банка данных практически не существует. Были попытки его создания, но всё это осталось больше на бумаге.</p>
<p>Мы должны создать банк данных с тем, чтобы определённый доступ к нему могли получать предприниматели, находить эти технологии и т.д. Возможно, нужны и более активные формы, связанные с продвижением определённых идей, созданием каких-то конференций на базе этого банка данных по определённым направлениям и т.д. Тогда можно было бы в одной аудитории собрать самих инноваторов, предпринимателей. Здесь государство должно было бы сыграть важную институционально-организационную роль, то есть во многом выступить посредником. Это тоже одно из крупных направлений.</p>
<p>Наконец, мне кажется, что мы сейчас очень увлеклись недостающей частью инновационного процесса, а именно внедрением этих технологий. В Советском Союзе была сильна фундаментальная наука, но те достижения, к которым она приходила, не находили применения на практике в силу низкой способности той экономической системы к внедрению.</p>
<p>Дело в том, что мы можем удариться в противоположную крайность. Мы можем увлечься созданием чисто внедренческих процессов, полностью забросив все наши конкурентные преимущества, которые находились именно в научных школах. За 20 лет, которые прошли после распада СССР, здесь многое уже утрачено навсегда, и наука оказалась в достаточно плачевном материальном положении, но кое-что всё-таки ещё осталось, и спасти это, развить на базе этого какие-то новые направления или восстановить старые вполне возможно.</p>
<p>Тот же химфак МГУ до сих пор выпускает лучших в мире химиков. Почему-то при этом лучшие из них оказываются на работе либо в Голландии, либо в Австрии, Швеции, Германии, США, но не здесь. Когда начинаешь с ними говорить, для них главным оказывается не столько материальный достаток или комфорт, который им будет обеспечен в этих странах, сколько они все сетуют на то, что в России нет достаточно финансирования, чтобы приобрести нужное им оборудование, что нет дорогостоящих материалов, с которыми они проводят свои опыты, и т.д.</p>
<p>Вот куда тоже необходимо было бы вливать деньги – в поддержку уже доказавших своё мировое значение научных школ. И средства здесь потребуются немаленькие. Я думаю, что можно было бы найти какое-то взаимопонимание с крупным бизнесом, для которого эти исследования могли бы быть профильными, с тем, чтобы эти издержки легли не только на российский бюджет. Полагаю, что это вполне возможно, если это делать точечно, по чётко выделенным приоритетным направлениям.</p>
<p>Как мне кажется, это то, что напрашивается на сегодняшний день среди самых очевидных задач государства.<br />
 </p>
<p>В постсоветских государствах одним из препятствиий на пути модернизаций является доминирование интересов сырьевых  секторов не только в экономике, но также и в системе принятия политических решений. Помимо изъянов общеполитического характера такая зависимость находит выражение, как правило, в кадровом составе управленческих кадров, протекционизме и скрытой «профилизации» процесса принятия государственных решений (многие из которых прямо или косвенно направлены на продвижение интересов сырьевого сектора).</p>
<p>Нефть и газ в постсоветских политиях по сути стали государствообразующими отраслями, а их представители в аппарате государственного управления – важнейшими режиссерами политико-административных процессов. Если в Индонезии в период ускоренной модернизации полученные от экспорта нефти средства направлялись на развитие технологических отраслей, в государствах постсоветского пространства, пожалуй, только в Казахстане – и то в чрезвычайно урезанном варианте, непоследовательно и выборочно – часть полученных от экспорта ресурсов средств направляется на модернизацию. В этом отношении строительство новой столицы - Астаны - выглядит вполне символично.</p>
<p>Причины неудач модернизационнных проектов на постсоветском пространстве во многом определены слабостью модернизационных ценостей и установок в структуре мотивационых характеристик элит. Базовые установки последних во многом определили конфигурацию конкретных проявлений неэффективности систем государственного управления на постсоветском пространстве.</p>
<p>Речь идет о специфике рекрутинга и ротации административно-политической бюрократии (практически повсеместное доминирование патрон-клиентных отношений и доминирование клановой матрицы в формировании элит, нивелировка меритократических принципов, фактическое отсутствие концептуально выстроенной системы подготовки кадров, непропорциональное высокое влияние партикулярных интересов по отношению к государственным, неоптимальность отношений управленческой бюрократии с крупным бизнесом, высокая степень внутриэлитной конфликтности и др.).</p>
<p>Особо негативную роль играют отношения клиентелизма в процессах рекрутинга элит. Несмотря на амбивалентность данного феномена (так, в большинстве стран Юго-Восточной Азии патро-клиентные связи бизнеса и бюрократии не помешали модернизации), на постсоветском пространстве клиентелизм выступает де-модернизационным фактором.</p>
<p>Мы много обсуждаем, нужна ли нам модернизация и инновации. На самом дела, у нас просто нет другого пути, и это понимает любой мало-мальски технически образованный человек. Сегодня износ оборудования в нашей стране составляет более 70 %. Последние 20 лет мы, по большому счету, эксплуатировали заслуги наших предков и делали на этом свой основной капитал. Но все должны понимать, что на спекуляции не проживешь, это путь вникуда. Но, чтобы запустить процесс, нужно понимание населения. До тех пор пока люди не поймут, для чего им нужны инновации, - результата не будет. Упоминание о модернизации будет вызывать лишь изжогу и аллергию. У нас уже были опыты коллективизации, индустриализации, и историческая память очень сильна. Нам важно понимать те тенденции и риски, которые существуют в обществе.<br />
<br />
Инновации нужны не только в сфере телекоммуникаций, но и в медицине, в строительстве жилья, развитии сельского хозяйства, энергетики. Если мы каждому человеку объясним, что после того как он установит у себя энергосберегающие лампы, он будет в 2 раза меньше платить за электричество, он с удовольствием поймет, что инновация у него в кошельке. Надо ориентироваться на потребности конкретного человека. Успех развития страны зависит от того, как эффективно мы используем то, что у нас осталось. А это - человеческий капитал. Это - соль нации, профессионалы в каждой сфере. Мы забыли, кто такие профессиональные рабочие, профессиональные доярки. Между тем, это люди, производящие добавочную стоимость, создающие основу нашей экономики. Уважение к профессионалу - этот принцип должен играть в модернизации основную роль.</p>
<p>/Из выступления на форуме Стратегия 2020 в Костроме 3.09.2010/<br />
 </p>
<p>На сегодняшний день мир семимильными шагами идет по пути инновационного развития, а мы не можем убедить важнейшие государственные и экономические структуры измениться для создания в стране инновационной среды. Например, банки еще очень холодно относятся к инвестированию в инновации, в том числе и к финансированию развития вузовской науки.</p>
<p>Рассуждая об инновациях, мы много и справедливо говорим о человеческом капитале. Но, к сожалению, человек, придумавший гениальный продукт, но не имеющий возможности его воплотить в жизнь, до сих пор скорее правило, чем исключение.</p>
<p>/Из выступления на форуме Стратегия 2020 в Костроме 3.09.2010/<br />
 </p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".