Статья
3 Августа 2010 0:01

Россия возглавила Совбез ООН

Россия возглавила Совбез ООН
Фото: ООН

Российская делегация возглавила в августе Совет Безопасности ООН. Согласно принципу ротации по алфавиту, принятому в СБ ООН, постоянный представитель РФ при Объединенных Нациях Виталий Чуркин сменил на посту председателя главу миссии Нигерии при Объединенных Нациях Джой Огву.

По традиции новый председатель накануне проведел двусторонние встречи со своими коллегами по Совету Безопасности для согласования плана работы на месяц. 3 августа этот план будет официально утвержден членами СБ ООН на предстоящих в этот день консультациях. После этого Чуркин проведет брифинг для аккредитованных при ООН журналистов, чтобы рассказать, чем именно предстоит Совету заниматься в августе. 

Как сообщает ИТАР-ТАСС, уже сейчас известно, что один из основных органов ООН обсудит деятельность миротворческих миссий Объединенных Наций в Ираке и Ливане. Кроме того, будет рассмотрена ситуация в Косово. По данному вопросу члены Совета проведут открытую дискуссию, на которой выступят также глава МИД Сербии Вук Еремич и в личном качестве руководитель МИД самопровозглашенной республики Скендер Хисени. 
 

Комментарии экспертов
<p>В связи с председательством в Совбезе ООН у России не появится новых рычагов для воздействия на международную политику.  Ещё в советское время, в 70-х годах, он Совбез не являлся таким институтом, который позволял продавливать те или иные решения международного характера. Даже тогда СССР сталкивался с серьёзными проблемами при продвижении своей повестки дня. Сейчас, в условиях ослабления потенциала России (всё-таки Россия – не СССР), этих возможностей у Москвы становится ещё меньше.</p>
<p>Даже если мы вспомним целый ряд инициатив, которые предлагались в советское время (в частности, Хрущёв предлагал создать тройку секретарей ООН, усилить потенциал постоянных членов Совета безопасности ООН), то все они не проходили. В ряде случаев они откровенно саботировались. Например, после шестидневной войны Израиля с арабским окружением Советский Союз пытался протащить свою резолюцию, а в итоге получил ответ США и их союзников. Там был откровенный бойкот советской позиции.</p>
<p>Я думаю, что сейчас, в текущих обстоятельствах, возможности Москвы ещё менее ощутимы и менее весомы. Напротив, позиции США хотя и серьёзно не увеличились по сравнению с периодом Холодной войны, но всё-таки являются более представительными, во многом за счёт того, что США входит в число основных финансистов по объёму финансовых вливания в структуру ООН. Они превосходят большинство государств в силу того, что на них перераспределена тяжесть дотации в механизмы функционирования этого института.</p>
<p>Я также учитываю тот факт, что Россия в Ираке и Косово не представлена. В общем-то, это также является своего рода сигналом, демонстрирующим ограниченность возможностей Кремля для активного вмешательства в решение этих вопросов. Если бы у  Москвы был контингент хотя бы в Косово, то ей было бы проще формировать повестку дня по этому вопросу после решение международного суда.</p>
<p>Учитывая, что никакого реального физического присутствия Москвы на территории автономного края нет, я думаю, что Москва здесь ничего предложить не сможет. С другой стороны, это не гарантирует Западу каких-то преференций, то есть вряд ли они смогут продвинуть свою повестку дня. Я думаю, что они здесь тоже не преуспеют. Но и у Москвы каких-то возможностей не будет как в силу потенциала ООН, так и в силу неучастия в миротворческой миссии, которая сейчас курируется ЕС.</p>
<p>Что касается Ирака, то здесь миротворческая миссия во многом призрачна. Большинство американских союзников из Ирака уже ушли. И какая там будет миссия, сказать сложно, потому что предполагается, что после окончательного вывода американских войск Ирак будет решать свои внутренние проблемы уже без поддержки ООН и других государств. Я думаю, что этот вопрос серьёзно не скажется ни на позициях России, ни на позициях других государств.</p>
<p>Мне кажется, что Ливан и Ближний Восток будут более интересны. Заканчивается миротворческая миссия ООН в Ливане. Есть все основания для её продления. Здесь у нас больше возможностей для того, чтобы разыграть эту ближневосточную карту в нужном контексте. С Ливаном сейчас у нас развивается относительно стабильный политический диалог. Медведев встречался и с премьер-министром, и с президентом Ливана в последнее время. Ливан, как ни странно, развивает экономические контакты с Южной Осетией и в большей степени с Абхазией. По одной из версий, рано или поздно он может их признать как независимые государства. Более того, Россия с советского времени традиционно имеет выхода на Сирию, Ливан, потому что их политическая история переплетена.</p>
<p>Здесь у Москвы как раз есть более благоприятные возможности для того, чтобы либо содействовать пролонгации миссии ООН в Ливане, либо выработке нового решения по вопросу о том, как ООН будет решать проблему южных районов Ливана, как ООН будет участвовать в урегулировании ситуации между Израилем и Ливаном. Я напомню, что Ливан официально находится с Израилем в состоянии войны.</p>
<p>Решение этого вопроса, а также вопроса о судьбе «Хезболлы», вооружённых формирований, которые сейчас укрепились и достаточно вольготно себя чувствуют в южном Ливане – это, наверное, более интересная тема, в первую очередь учитывая систему российских внешнеполитических координат. Играть сегодня в Косово или Ираке у Москвы не так активно получается и получалось в последние 10 лет. А что касается Ближнего Востока, то, несмотря на снижение российского потенциала, тем не менее, статус одного из друзей арабских государств обязывает к тому, чтобы Москва проявляла здесь интерес, в том числе на площадке ООН. Председательство в Совбезе даёт для этого удобный случай. <br />
 </p>
<p>Россия политически на ситуацию на Ближнем Востоке повлиять не может, потому что на эту ситуацию повлиять не может никто. Ситуация в Ливане – это политический заложник противостояния иранцев и Израиля. Захочет президент Ахмадинежад, чтобы началась война - ударят по северной границе «Хезболла». Сегодня она фактически отбросила от границы миротворцев ООН, и там в приграничной зоне дислоцировано порядка 40 тысяч ракет (в несколько раз больше, чем перед войной 2006 года) дальнего радиуса действия, которые могут спокойно обстреливать и Тель-Авив, и Иерусалим.</p>
<p>Собственно говоря, об этом открытым текстом иранское руководство и руководство движения «Хезболла» говорят, что в случае необходимости Тель-Авив будет  в огне. В ответ министерство обороны Израиля заявляется, что один выстрел по Тель-Авиву – и Ливана не будет.</p>
<p>Кто в этой ситуации на это может повлиять? Хорошо, что мы не поставили туда своих миротворцев. Испанские, французские, немецкие части, которые там были дислоцированы, играли глупейшую роль. Разоружить «Хезболлу» они не смогли. Взять под свои каналы контроль над потоками ракет и вооружений более лёгкого характера через Сирию в южный Ливан они не смогли. Более того, недавнее избиение французских миротворцев в приграничной зоне показывает, что «Хезболла» готовится к конфликту. Ей нужно, чтобы не было никого буферного пространства между ней и Израилем. И кто что  теперь может сделать?</p>
<p>Конечно, можно было послать чеченские батальоны Кадырова, дав им «свободный мандат», но тогда, наверное, проблема Израиля для ливанцев оказалась бы совсем даже и не проблемой. Со времён Турецкой империи хорошо известно, что такое черкесские и чеченские боевые части на арабском Ближнем Востоке. На это мы, конечно, пойти не могли. Миротворцы, которые охраняли чеченские батальоны, мосты построили и ушли. Поэтому ситуация напряжённая. Россия не может сделать больше, чем она может. Ждём войны.</p>
<p>Единственное, что здесь позитивное, что мы по крайней мере продемонстрировали Западу, что мы не собираемся воевать на стороне Ирана. Надо сказать, это очень расстроило Иран. Иранский президент сказал в адрес российского более чем невежливые слова. Это означает, что мы, может быть, с советских времён перестали быть той собакой, которой каждый, кто хочет, вертит хвост. Мы же воевали и в Египте, и в Сирии, и в Алжире, и в Йемене. В Йемене мы даже воевали на двух сторонах, и в Сомали, и в Эфиопии – опять на двух сторонах. Наконец мы это перестали делать.<br />
 </p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".