Статья
9 Сентября 2011 20:12

Российско-сирийское сближение

Представители сирийской оппозиции в пятницу прибыли в Москву.

В состав делегации  вошли, в частности, члены запрещенной в Сирии исламистской партии «Братья-мусульмане». Переговоры проходили при участии спецпредставителя президента РФ по Африке Михаила Маргелова и председателя исполнительного бюро «Сирийской конференции перемен» Аммара Кураби. 

Михаил Маргелов рассказал, что в состав сирийской делегации входят также представители вождей племен, левых сил, курдов. 

В ходе переговоров представители оппозиции выразили надежду, что Россия поможет Сирии «выйти из кризиса». 

Глава делегации Аммар Кураби, в частности, заявил, что  российский проект резолюции по Сирии может сблизить позиции внутри СБ ООН. По его словам, Дамаск на попытку диалога «отвечает лишь кровопролитием». Действительно, сирийские города вновь охвачены акциями протеста. В очередную «пятницу гнева» оппозиция требует «международной защиты». 

Под влиянием «арабской весны» с марта во многих городах Сирии начались демонстрации протеста против президента Башара Асада. Для подавления народных выступлений правительственные войска используют танки и артиллерию. В августе ООН оценивала число погибших граждан Сирии примерно в 2200 человек. Аммар Кураби назвал несколько иные цифры: с начала противостояния в Сирии число погибших составило три тысячи, 10 тысяч человек арестовано и столько же изгнано из страны. 

Кураби также посоветовал России «не опоздать с признанием новых политических сил Сирии, как это было, по словам оппозиционеров, с Ираком и Ливией. «Россия поздно признала новые власти в Ливии. Это вторая ошибка, первая подобная произошла в Ираке. Мы желаем, чтобы Россия не повторила такую ошибку в третий раз - в отношении происходящего в Сирии», - сказал Кураби в беседе с журналистами. 

Он призвал российское правительство принять непосредственное участие «в строительстве новых гражданских институтов» в Сирии. При этом, Аммар Кураби предупредил, что «непонятная и противоречивая позиция российского  руководства по поводу того, что происходит в Сирии, может повредить имиджу России в будущем». 

В свою очередь другой представитель сирийской оппозиции Махмуд Хамза раскритиковал позицию Москвы за то, что она покрывает режим Асада. «Россия могла бы оказать давление на режим Башара Асада и поддержать законные требования сирийского народа, но пока позиция Москвы сильно отстает от реальных событий на Ближнем Востоке», заявил представитель сирийской оппозиции в интервью газете «Коммерсант». 

Требования противников Башара Асада следущие: Россия должна прекратить покрывать режим Асада «в политическом смысле, международном и военно-экономическом». Москва должна согласиться на жесткую резолюцию Совета Безопасности ООН по Сирии. «Сирийский режим надо изолировать», - пояснил Махмуд Хамза

В резолюции, отметил он, должны быть жесткие экономические санкции, объявление режима Башара Асада нелегитимным с точки зрения ООН, отзыв всех иностранных послов из Сирии, а также направление в страну высокопоставленной международной комиссии по правам человека. 

Спецпредставитель президента РФ по Африке Михаил Маргелов рассказал о встрече с оппозицией Сирии на которой сирийские оппозиционеры попросили его продолжить начавшийся в июне в ходе предыдущего их посещения Москвы обмен мнениями о развитии ситуации в Сирии. «Основное внимание на этой встрече мы уделим процессам, которые идут не только в Сирии, но и внутри самой оппозиции, в том числе изменениям, которые произошли в ее программных установках в период с конференции в Анталье до конференции в Стамбуле», - расказал Михаил Маргелов. 

«Россия предпринимает  всевозможные меры для того, чтобы  наладить диалог между сирийским  правительством и оппозицией», - сказал Маргелов. 

В ответ на реплику Амара Кураби, заявившего, что президента Сирии Башара Асада может ждать судьба свергнутого ливийского лидера Муаммара Каддафи, Маргелов заявил, что Россия сделает все возможное, чтобы ситуация в Сирии не пошла «по  ливийскому сценарию». Кураби его поддержал: «Мы согласны, что нельзя этого допустить». 

Маргелов добавил, что «Ливия и Сирия - это не только два разных кризиса, но и две разных страны». «Москва приложит максимум усилий для урегулирования кризиса политическим путем, без внешнего вмешательства, - пообещал он. – Только сам сирийский народ вправе решать те вопросы, которые стоят перед сирийским обществом». 

Против ливийского сценария для Сирии выступил и российский президент. Мандат ООН, вытекающий из резолюции по Ливии номер 1973, был превышен силами НАТО, и Москва будет настаивать, чтобы подобное не произошло в Сирии, заявил он.

«Я действительно обсуждал эту тему и с господином Жюппе (министр иностранных дел Франции Ален Жюппе)  и с другим министром, который приезжал (в Москву), я имею в виду министра обороны Франции, и со своими коллегами. Дело вот в чем, мы не вполне довольны, как исполнялась резолюция 1973», - сказал глава государства

«Сейчас это дело прошлое, потому что, судя по всему, в Ливии ситуация принципиально  изменилась. Тем не менее, мы считаем, что мандат, вытекающий из резолюции по Ливии номер 1973, был превышен. Мы бы крайне не хотели, чтобы то же самое произошло в отношении Сирии», - подчеркнул Дмитрий Медведев. 

Он отметил, что в России видят проблемы в Сирии: «мы видим и непропорциональное применение силы, и большое количество жертв». «Нас это тоже не устраивает. Я неоднократно об этом говорил и в личном общении президенту Башару Асаду, совсем недавно отправил заместителя министра иностранных дел к нему для того, чтобы он в очередной раз подчеркнул нашу позицию по этому поводу. Но я считаю, что те резолюции, которые мы принимаем для того, чтобы дать такой строгий мэсседж, как принято говорить, руководству той же самой Сирии, должны быть адресованы в две стороны, потому что там нет стерильной ситуации», - сказал президент. 

«Те, кто выступает с антиправительственными лозунгами, это не просто сторонники рафинированной европейской демократии, это очень разные люди. Некоторые из них, прямо скажем, экстремисты, некоторые из них могут быть названы даже террористами. Поэтому не надо идеализировать эту ситуацию, но нужно исходить из баланса сил и интересов», - отметил Дмитрий Медведев. 

Он заявил в этой связи, что российская сторона готова поддержать различные подходы, «но они не должны основываться на одностороннем осуждении действий, собственно, правительства и президента Асада». «Они должны подать жесткий сигнал всем конфликтующим: надо сесть за стол, надо договариваться и прекратить кровопролитие», сказал Дмитрий Медведев, подчеркнув что Россия в этом также заинтересована «как большой друг Сирии - страны, с которой у нас многочисленные экономические и политические контакты». 

«Так что поиск возможностей выхода из этой ситуации будет продолжен», - выразил уверенность президент России. 

Стоит отметить, что контакты с РФ с Сирией в  последнее время действительно были значительно расширены. Совет Федерации планирует направить  в Сирию делегацию сенаторов, чтобы на месте увидеть, что происходит в стране. 

России важен  диалог с различными политическими  силами в Сирии. Как пояснил Михаил Маргелов, «мы ведем диалог с максимально  широким слоем политических сил  в этой стране, и ей важно понять возможности установления диалога  между властью и оппозицией». Именно в этом русле состоится встреча Маргелова с действующим советником сирийского президента Бусейном Шаабаном в начале следующей недели. 

Шаабан примет участие в расширенном заседании  комитета по международным делам  Совета Федерации и встретится с российскими дипломатами. 

Добавим, что  с представителями сирийской  оппозиции Михаил Маргелов встречается  уже второй раз. 

Эксперты, с которыми пообщался корреспондент «Актуальных  комментариев», считают, что Россия ведет «осторожную политику»  в отношении Сирии. Впрочем, наша страна могла бы действовать и поактивнее.  

Президент Института  Ближнего Востока Евгений Сатановский сказал АК, что Россия действует в Сирии «достаточно осторожно». «Россия говорит с Асадом, Россия говорит с оппозицией, Россия общается с западным сообществом», - пояснил Сатановский. - Россия не может общаться с западным сообществом с точки зрения его интересов, мало ли какие интересы у Парижа, Вашингтона и Лондона». 

«Что бы по этому поводу ни говорил кто бы то ни было, у нас сейчас осторожная позиция, но эта позиция вполне понятна. Россия не пойдет на контакт с Асадом в такой же форме, как это было с Каддафи, когда вместо резолюции, которая должна была защитить гражданское население, как выяснилось, прошла резолюция, которая стала поводом к интервенции и агрессии», - сказал политолог.  

Ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры России Максим Минаев считает, что если оценивать текущую роль России, то «принципиально ничего не поменялось с момента послания Медведева Асаду, а это событие датируется 29 августом». 

По мнению Минаева, для того, чтобы наша страна могла  реально влиять на урегулирование проблем в Сирии, ей нужен хотя бы спецпредставитель президента в  этом регионе. «Михаил Маргелов, который участвует в большинстве встреч с сирийскими политиками, все-таки регулирует отношения с государствами Африки, - отметил эксперт. – А Ближний Восток и Африка - это все-таки два разных направления». 

Без специального представителя президента планы РФ по участию в мирном урегулировании не смогут сбыться, считает собеседник АК. «Если у вас нет официального представителя, то по сути вы не играете на этой территории активно, потому что там необходима работа в режиме ежедневного и ежечасного анализа и мониторинга ситуации и более интенсивной динамики визитов в Дамаск», - сказал эксперт.  

Сейчас, по его мнению, ситуация в Сирии складывается не в пользу России. «В случае очередного витка эскалации конфликта в Сирии, в совете безопасности ООН будет поднят вопрос относительно принятия резолюции против Сирии, и эта резолюция, в зависимости от формулировок, может стать билетом, позволяющим зайти в новый этап гуманитарных интервенций, это может позволить НАТО начать интервенцию», - считает Минаев. 

Как он отметил, «если до этого Асад выступал за нормальную модель урегулирования конфликтов, в том числе при помощи России, то теперь Москве придется блокировать такую резолюцию или воздержаться, как в случае, когда подобные резолюции принимались в отношении Ливии». Такая ситуация, по мнению Минаева, «требует более активной посреднической роли России», и эту роль наша страна «сейчас не играет». 

Комментарии экспертов
<p>Я думаю, что Россия не принимает активного участия в ситуации вокруг Сирии. А единственным субъектом, который осуществляет урегулирование ситуации в этой республике, является режим Башара Асада, в руках которого находится будущее этой республики, и вообще будущее диалога между официальным Дамаском и исламской оппозицией.<br />
<br />
Что касается России, то она участвует в информационной кампании вокруг Сирии. Мы это видим потому, что на самом деле, динамичного активного взаимодействия с оппозицией и даже с самим Асадом у нас нет. То есть, есть периодические контакты. Мы помним, что Богданов в свое время посетил Сирию и вручил Асаду послание Медведева. Но на самом деле это было достаточно эпизодическое вовлечение России в конфликт, и оно свидетельствует о том, что Россия просто играет на информационных кампаниях вокруг ситуации в республике, и не более того.<br />
<br />
Нужно отметить, что и другие государства, по сути, не вовлечены в урегулирование ситуации в Сирии. Нужно учитывать, что такая ограниченная вовлеченность - это внутреннее дело Сирийской арабской республики. Если бы другие страны были вовлечены активно, то получалось бы, что они вмешиваются в дела независимого государства. А насколько я знаю, Башар Асад санкций на то, чтобы в его конфронтации с оппозицией появились третьи силы, не давал.<br />
<br />
Более того, ни у одного государства в мире, за исключением, наверное, Ирана нет таких тесных контактов с Дамаском, которые позволили бы участвовать в этом посредническом диалоге.<br />
<br />
Другое дело, что ситуация в Совбезе безопасности ООН, связанная с потенциальным рассмотрением возможных резолюций против Сирии, заставляет международных игроков пытаться позиционировать себя как посредников. Особенно это важно для союзников Сирии.<br />
<br />
Россия пока себя причисляет к союзникам режима Асада, потому что если не будет этого посредничества, то будет продавливание резолюции в Совбезе. Посредническая миссия окажется в руках Соединенных Штатов и их союзников.<br />
<br />
Но если оценивать текущую роль России, то с момента послания Медведева Асаду пока принципиально ничего не поменялось.<br />
<br />
Конечно, в таком режиме Россия серьезно повлиять на урегулирование проблем в Сирии не может.<br />
<br />
Ситуация, например, требует наличия специального представителя президента по Ближнему Востоку. Тот же Маргелов, все-таки, регулирует отношения с государствами Африки. Ближний Восток и Африка - это два разных направления. А если у вас нет официального представителя, то, по сути, вы активно не играете на этой территории, потому что там необходима работа в режиме ежедневного и ежечасного анализа, мониторинга ситуации и более интенсивной динамики визитов в Дамаск с целью согласования с Асадом возможного сценария урегулирования проблем.<br />
<br />
Текущая ситуация складывается не в пользу России. В случае очередного витка эскалации конфликта в Сирии в Совете безопасности ООН будет поднят вопрос относительно принятия резолюции против Сирии, и эта резолюция, в зависимости от формулировок, может стать билетом, позволяющим зайти в новый этап гуманитарных интервенций со стороны того же НАТО. И если до этого Асад выступал за нормальную модель урегулирования конфликтов, в том числе при помощи России, то теперь Москве придется или блокировать такую резолюцию, или воздержаться, как в случае, когда подобные резолюции принимались в отношении Ливии. Такая ситуация и конъюнктура требуют более активной посреднической роли России, а мы в эту роль сейчас не играем.<br />
<br />
Что касается присоединения России к резолюции Совета Европы, то я думаю, что заявления относительно того, что Россия должна к ней присоединиться, не принципиальны. Совет Европы не решает вопросов международной политики, ведь это не более, чем место для политических дискуссий и сотрясания воздуха. Но какого-то реального вклада для решения проблем на Ближнем Востоке, и более того проблем отдельного конкретного государства, такого как Сирия, Совет Европы, естественно, внести не может.</p>
<p>Представьте, что вы занимаетесь подготовкой профессиональной пожарной команды, но пожар не случается. Значит ли это, что ваши усилия были потрачены зря? Или же вы не занимаетесь подготовкой бригады пожарных, и случается пожар, ваше имущество сгорает. <br />
<br />
Что касается Сирии, то перед Россией сейчас стоит примерно такой же выбор.<br />
<br />
На самом деле, совершено не важно, каким именно будет развитие событий в Сирии. Совершенно не важно, удастся или не удастся России защитить там собственные бизнес-интересы. Вообще говоря, на повестке дня - гражданская война. Война в одной из ключевых стран арабского мира, которая может обернуться дестабилизацией всего Восточного Средиземноморья. И кто что получит в итоге, а кто ничего не получит - это еще большой вопрос.<br />
<br />
В данном случае Россия действует достаточно осторожно. Потому что действия нашей страны в Ливии рассматривать с точки зрения того, что мы вот тут не поторопились присоединиться к тем, кто разгромил Каддафи, и из-за этого потеряли деньги, совершенно бессмысленно. Выражение подобных эмоций не имеет никакого отношения к государственной политике.<br />
<br />
Россия говорит с Асадом, Россия говорит с оппозицией, Россия общается с западным сообществом. Россия не может общаться с западным сообществом с точки зрения его интересов. Мало ли какие интересы у Парижа, Вашингтона и Лондона! Что бы по этому поводу ни говорил кто бы то ни было, у нас сейчас - осторожная позиция, и эта позиция вполне понятна.<br />
<br />
Россия не пойдет на контакт с Асадом в такой же форме, как это было с Каддафи, когда вместо резолюции, которая должна была защитить гражданское население, как выяснилось, прошла резолюция, которая стала поводом к интервенции и агрессии. Россия на это пойти не может.</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".