Статья
19 Апреля 2011 18:58

Рубенсы, или Дух и плоть

О том, как и прелюбодеяние Анны Саксонской, и вторжение демонических сил, и чехарда исторических событий непредвиденно скрещиваются в судьбе Петера Пауля Рубенса.
Комментарии экспертов
<p>Искусство, акцентирующее свое внимание на духе и духовных же метаниях приобретает удивительно неприятные формы, когда соприкасаются с политикой. Политика и любая форма религиозности в тандеме не несут современному обществу ничего хорошего.</p>
<p>Например, теперь и отечественные интеллектуалы должны решать вопрос отношения к поддерживавшим нацизм художникам, философам и писателям. Орас ван Офель, бельгийский писатель XX века, один из числа таких недавно переведенных у нас авторов. Справедливости ради надо отметить, что в книге ван Офеля «Рубенсы, или дух и плоть» его политическое мировоззрение не манифестируется.</p>
<p>Сюжет выстроен вокруг Яна Рубенса и его куда более известного сына — Питера Пауля. Во второй половине XVI века Ян Рубенс со своей женой бежит от зверств герцога Альбы и уже в изгнании становиться советником и любовником Анны Саксонской, жены Вильгельма Оранского, главного оппонента Альбы, который будет впоследствии призван к короне Нидерландов. От связи Анны и Яна родиться сын — Питер Пауль, который до самого зрелого возраста не будет догадываться о своем происхождении.</p>
<p>Незамысловатый сюжет и историческая атмосфера, обильно подпитываемая примечаниями, заставляет сравнивать ван Офеля с другим историческим романистом — Дюма. Но если романы Дюма выворачивают исторический сюжет наизнанку с целью шокировать и развлечь публику, то ван Офель ставит «Рубенсами...» вопрос серьезный и социальный.</p>
<p>Можно ли считать великим живописцем человека, который обязан своим «высоким стартом» своему происхождению? До книг Малькольма Гладуэлла ответ был бы очевидным — великий художник велик вне зависимости от обстоятельств. Однако, ван Офель, от лица самого Питера Пауля, задавшись этим вопросом, не готов дать такой банальный и определенный ответ. Спрос на художника, а, следовательно, и его известность в будущем определяет рынок, а рынок времени Рубенса — аристократы и их подражатели (например, богатые купцы). А если первые и вторые поощряют Рубенса по причине его происхождения, то есть ли основания предполагать его превосходство над художниками-современниками, которые в изобилии разбросаны по страницам романа?</p>
<p>Финал у «Рубенсов...» оборван и оставляет нас без ответа, поэтому сугубо развлекательным чтивом книгу ван Офеля лучше не называть.</p>
<p><strong>Николас ван Офель, «Рубенсы, или дух и плоть», С.-Пб., Leonardo, 2011 — 192 с.</strong></p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".