Статья
6 Сентября 2017 10:45

С кем вы, мастера протеста?

Пока российский медийный мир на все лады склоняет сложное слово «рохинджья» и перебирает осторожные гипотезы об истинном значении митингов протеста в Грозном и Москве, мне хочется задать только один простой вопрос, который, к сожалению, рискует сильно испортить праздник миротворствующим аналитикам.

Где были все эти люди, сразу после терактов, ответственность за которые без обиняков взяли на себя их радикальные единоверцы?

Почему не вышли так же массово клеймить и протестовать?

Я даже не говорю о европейских трагедиях — пусть их, как считает особо образованная часть российской публики, «сами виноваты, нечего было колонизировать несчастных».

Я имею в виду теракты на территории России, будь то волгоградский троллейбус, московское или питерское метро.

Почему не ужаснулись и не вышли протестовать единой волной все те же самые люди, которые брызнули гневными слезами при первом упоминании о невинных жертвах в стране, о существовании которой они накануне случившегося и представления не имели?

Почему они открыто не хлынули на площади, заявить миру, что порицают, скорбят и ни в коем случае не поддерживают обыкновенные убийства невинных людей, любого вероисповедания?

Что их религия «совсем не про это» и потому они не могут промолчать?

Было такое? Были такие? Толпы таких? Где?

Потому что в Европе их тоже не было. Ни в Кёльне, ни в Ницце, ни в Париже, ни в Барселоне.

И одно время европейские журналисты пытались задавать тот же самый вопрос: почему их нет?

Почему толпы разгневанных единоверцев тех, кто решил убивать, убивать, убивать не разделяющих их веру людей не выходят на улицы отметать своим возмущением самые неприятные подозрения на их счёт.

Самые рукопожатные из миротворцев невнятно бормотали, что «у них вообще так не принято», поэтому, они де порицают, не разделяют и скорбят, но не вслух.

И дебаты заглушались, а вопрос оставался и крепчал.

А позавчера вдруг выяснилось, что оказывается, и у них так принято. Только когда речь о невинных жертвах единой с ними веры, и пусть остальные подождут...

Понадобился очень умелый «часовщик», которому одним щелчком удалось организовать и направить с необходимым прицелом мощный гнев серьёзной массы людей, большинство из которых толком не могло даже объяснить, что и где случилось.

И мне почему-то кажется, что пока российский медийный мир на все лады склоняет сложное слово «рохинджья», всё те же организаторы готовят совсем иные события, в свете которых первый учебный подъём по тревоге прошёл успешно.

К слову, Европа на Мьянму отреагировала значительно более уравновешенно, без эксцессов. Ни одна передовица не покрылась сверху до низу тревожными заголовками. Ни одна манифестация не нарушила ничей покой.

Если глянуть, навскидку, основные события дня, крупным шрифтом можно заметить только сугубо внутренние проблемы:

Жители департамента Верхняя Савойя жалуются на чрезмерный шум, производимый колокольчиками пасущихся вблизи деревень коров.

На Антильских островах ожидают приближения урагана Ирма.

Президент Макрон призвал владельцев недвижимости понизить квартплату съёмщикам на 5 евро.

Северная Корея обещает Вашингтону новые «подарки».

Никаких вам геноцидов, никаких протестов и даже в Багдаде, судя по сводкам, всё спокойно, никто не убивается за притеснения мусульман.

Не странно ли, учитывая сегодняшние европейские отношения с радикальным исламом?

Отчего же Москва?

И ещё раз: где все те толпы, которые скорбят о регулярных жертвах джихадистов по всей планете и порицают их палачей?

Кто сможет честно и внятно ответить на этот очень простой и совсем не риторический вопрос?

Или хотя бы задуматься, наконец.

Елена Кондратьева-Сальгеро, журналист, главный редактор литературного альманаха «Глаголъ», Франция 


  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".