Статья
18 Марта 2009 0:01

Саммит бизнес-лидеров G20

<p class="MsoNormal">В Лондоне проходит форум лидеров бизнеса стран «большой двадцатки». В форуме примет участие премьер-министр Великобритании Гордон Браун. Ожидается, что бизнесмены выдвинут собственную повестку дня и сформулируют свои предложения лидерам государств «большой двадцатки» в преддверии их встречи 2 апреля в Лондоне. Участники мирового бизнес-сообщества выскажут свое мнение о мерах по государственной антикризисной поддержке экономики и выработают повестку дня по устранению препятствий на пути установления режима свободной торговли. Встреча проходит в закрытом режиме. Россию на ней представляет президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин.</p>
<p>Следует отметить, что прошедшая 14 марта встреча министров финансов и глав центральных банков стран «большой двадцатки» зафиксировала достаточно высокую степень консенсуса по вопросу о необходимости реформы мировой финансовой системы и увеличения роли международных финансовых регулирующих институтов. Мировой бизнес стремится принять участие в определении параметров новой финансовой системы, а в дальнейшем встроиться в неё. В этих условиях диалог лидеров государств и лидеров бизнеса приобретает особое и системообразующее значение.</p>
Комментарии экспертов
<p class="MsoNormal">Для Европы такие предварительные встречи - дело не новое, хотя, например, в Восточной Азии бизнес давно включён в деловые советы практически всех крупных межгосударственных объединений. Например, перед каждым саммитом АТЭС  проходит деловой саммит, где вырабатываются решения, которые они предлагают сначала для министерской конференции, а затем к встрече лидеров экономик АТЭС. Для Европы такое явление тоже не новое, хотя в нынешних условиях бизнес-сообществу достаточно сложно определить свои задачи, поскольку многое сейчас стало зависеть от государств. </p>
<p class="MsoNormal">То, что лидеры бизнеса будут просить у государств помощи – это очевидно. Им необходимо поддерживать свои компании, они нуждаются в поддержке финансового сектора и фондового рынка в сложившихся непростых условиях. Но они могут пойти в обсуждении и дальше узкокорпоративных интересов, обратившись с просьбой о том, чтобы в обозримом будущем была проведена подготовленная конференция, которая определила бы параметры развития на ближайшие несколько лет. Так или иначе, они могут поставить вопрос о более чётком определении параметров будущей мировой финансово-экономической системы.</p>
<p class="MsoNormal">Считается, что к концу этого года Соединённые Штаты начнут выходить из этого кризиса, затем из него начнёт выходить Европа, затем мы и затем Восточная Азия – то есть в порядке втягивания в этот кризис. Поэтому дискуссия вряд ли будет исчерпываться проблемами нынешнего кризиса. Скорее всего, в бизнес-сообществах хорошо понимают то, что этот кризис – не последний. Если ничего не изменить, то следующий кризис будет ещё более жёстким, а ожидать его можно будет уже через 6-7 лет.</p>
<p class="MsoNormal">Вторая проблема, которую должны будут затронуть предприниматели и финансисты – это проблема протекционизма. Кто бы и что бы не говорил, любой кризис ведёт к повышению различных барьеров для торговли и инвестиций. Это уже напрямую зависит от деятельности государств. Кстати говоря, и те государства, которые в первую очередь призывают противодействовать протекционизму, сами выступают с протекционистскими инициативами. Например, Обама выступил с призывом «buy american», «покупай американское» - это вполне можно считать проявлением протекционизма. А что тогда ждать от остальных государств? Поэтому проблема протекционизма для бизнеса обязательно встанет. Причём я не имею ввиду повышение тарифных барьеров - этого уже давно никто не делает. Есть и другие рычаги - например нетарифные барьеры, кроме того, американцами была придумана практика (в начале 60-х годов, в 70-е они ею активно пользовались) как «добровольные» (добровольно-принудительные) ограничения на торговлю. </p>
<p class="MsoNormal">В период кризиса также будет достаточно остро стоять проблема инвестиций, а также проблема справедливого распределения налогообложения между резидентами и нерезидентами на государственных территориях. Я думаю, что эти проблемы тоже могут быть подняты на встрече. </p>
<p class="MsoNormal">В любом случае, перечисленные проблемы касаются не только и не столько выклянчивания помощи, а коренных основ современной мировой экономики и финансовой системы. Финансовая система, мягко говоря, не урегулирована, а если говорить честно – её вообще уже нет. Она фактически в развале, что мы сейчас и наблюдаем. Но финансы тянут вниз торговлю, а вслед за ней неизбежно возникнут проблемы у филиалов иностранных компаний за рубежом, а значит, и затруднения прямых инвестиций.</p>
<p class="text">Мне сложно говорить о крупном бизнесе, потому что мы на самом деле таковым не являемся. С точки зрения того, что стоит на повестке дня, есть существенная разница между Западом и нами. Там есть объективные финансовые проблемы, которые, прежде всего, затронули финансовые корпорации, страховые компании, банки. Эти проблемы возникли из-за плохого регулирования со стороны американских финансовых властей, которые допустили создание ипотечного пузыря. В результате пострадали все банковские структуры, особенно крупные, которые больше всего вовлечены в субпраймы и т.д.</p>
<p class="text">Очень важно понимать, что все компании, о которых мы говорим, — публичные. Они не принадлежат не одному владельцу, а миллионам акционеров. Государство именно поэтому оказывает им содействие. Где-то эта помощь эффективна. Допустим, в случае с City есть результат от помощи, которую получила компания. А вот, например, с AIG все наоборот, потому что, во-первых, компания в более тяжёлой ситуации, и, во-вторых, менеджмент не совладал даже с правильным использованием первого пакета помощи, который был им оказан.</p>
<p class="text">У нас немного другая ситуация. Крупные компании, которые сегодня просят о помощи — это частные компании. Они принадлежат конкретным владельцам. Мы их знаем: Дерипаска, Батурина и прочие. Второй тип компании — государственные, «Роснефть», например. Так вот проблемой Дерипаски или Батуриной была неправильная коммерческая и инвестиционная политика в «тучные годы». Это такая особенность сырьевой модели развития экономики, по которой мы шли с 2000 года, когда государство имело большие доходы от сырьевого сектора и ориентировалось, прежде всего, на крупные компании, которые наполняют бюджет и берут на себя социальные обязательства. В течение этих многих лет государство, по большому счёту, способствовало очень агрессивной инвестиционной политике крупных компаний, поддерживая их амбиции.</p>
<p class="text">Когда все попали в кризис, то эти частники начали по привычке говорить: «государство, спасай нас, потому что мы делали это и то — давай нам деньги на спасение». А в результате получается, что мы спасаем не публичные, системообразующие компании, а какие-то частные конторы. Разве у Батуриной публичная или системообразующая компания? Конечно, нет. Поэтому, если говорить о выделении средств, то нам нужно выделять их на системообразующие компании и, прежде всего, говорить об эффективности этой поддержки, вырабатывая конкретные планы по каждой из них. Необходимо помогать не людям с хорошими именами и хорошим совместным прошлым, а именно тем, кто способен оказать помощь в развитии всей экономики.</p>
<p class="text">От конкретной помощи отдельным компаниям сегодня надо уходить к мерам, которые бы поддерживали систему. А система в России — это сегодня в основном перерабатывающий сектор, потому что сырьевая модель завершается. Государству нужно сегодня не распределять, что у него получалось достаточно эффективно все эти годы (неплохое в этом смысле у нас было государство), думать о доходах, доходах страны, бюджета, домохозяйств и пр. Выходом из кризиса будет по существу создание новой модели. Мы в сырьевой модели жить уже не можем, надо будет жить по новой модели развития экономики. И основой этой модели будут миллионы компаний: крупных, малых, средних — любых. Но работать они будут в различных отраслях, и главное, что они будут делать — это диверсификация экономики. По существу, мы клали все яйца в одну корзину. Теперь нам надо будет это раскладывать по многим и многим отраслям.</p>
<p class="text">В этой связи невозможно выстраивать какую-то политику, которая бы, как раньше, поддерживала отдельные компании. Нужно создавать условия для миллионов предпринимателей. Западные страны или Китай всё-таки что-то делают в этом смысле. Существуют три основных направления. Первое — создание условий и сокращение издержек. Это, прежде всего сокращение налогов, и многие этим занимаются (Китай, Великобритания и другие).</p>
<p class="text">Второе — это обеспечение ликвидностью. У них это получается уже достаточно хорошо. У нас это никак не получается, потому что ликвидность так и не дошла до реального сектора в России, кредиты по-прежнему дорогие и краткосрочные и, кроме того, ещё требуют огромного обеспечения. Поэтому здесь нужно решать вопрос — или через государственные гарантии или выкуп облигаций компаний (допустим, по 50% стоимости). Россия стоит на пороге кризиса плохих долгов, в том числе и облигаций. Сегодня всё больше и больше дефолта по облигациям. Скоро облигационный рынок у нас вообще выведется как класс, если государство сегодня не вмешается и не прогарантирует хотя бы часть стоимости этих облигаций.</p>
<p class="text">Третье очень важное направление — это стимулирование и промышленного, и потребительского спроса. У Китая получается вообще шикарно: в кризис огромные средства выделены на новые проекты в инфраструктуре. И эти деньги начинают работать, потому что инфраструктурные проекты сегодня наращивают спрос — на металлы, на стройматериалы, на транспортные услуги. Металлы начали расти в основном под воздействием спроса в юго-восточной Азии со стороны Китая.</p>
<p class="text">Например, одна из таких тем, как строительство (не только элитного, но и в первую очередь доступного жилья — средний и низший сегмент), которое у нас практически «встало» в стране: государство могло бы здесь точечными, не очень дорогими (часто даже безденежными) решениями стимулировать через строительство развитие приличной части экономики, потому что в строительстве — самый высокий кумулятивный эффект. Начинается строительство — сразу за ним начинается рост очень многих секторов и отраслей экономики. Поэтому должны быть какие-то меры по стимулированию строительства. Сейчас государство тратит деньги на выкуп квартир и никак не может согласовать цену этого выкупа с теми квартирами, которые уже стоят. Ну, и чего? Сейчас стоят эти квартиры, государство их выкупит, всё равно строительство не будет стимулировано. Всё равно эти деньги заберут девелоперские компании, и у них всё равно нет инвестиционных ресурсов для того, чтобы дальше продолжать строительство. А мы говорим о том, что не надо деньги давать, прогарантируйте тем стройкам, которые ещё не завершены, или тем, которые только начинаются, что государство выкупит эти квартиры в будущем, после того, как они завершатся, если их не купят на рынке, но по цене строительно-монтажных работ плюс 10%.<p>Вопросы и проблемы, с которыми пойдут руководители основных мировых компаний к лидерам «двадцатки», во многом одинаковы. Это, прежде всего, дестабилизация  финансового сектора. И все будут говорить о том, что сегодня необходимо наладить и восстановить систему кредитования, и от государства здесь очень многое зависит. Государство может этот кризис недоверия, который начинает разрушать экономику в условиях кризиса,  во многом решить гарантиями.</p><p>Второй момент - это сжатие спроса, и поэтому они будут говорить о необходимости стимулирования спроса, о том, чем государство может помочь.</p><p>И, конечно же, то же самое, что и у нас - издержки. Компании пойдут за сокращением налогов. В нашем случае ещё очень важный вопрос - тарифы естественных монополий. Вот за этим пойдут предприниматели к государству. Если у их государств это встретит понимание, и разговор будет идти об эффективности или каких-то новых мерах, и государство будет понимать, что это необходимо, то в России картина другая.</p><p> В России пока психология антибизнеса, которая дестимулирует экономику. Дестимулирует, потому что искусственное поддержание курса рубля, стерилизация денежной массы, которая продолжается в нарастающих объёмах - это всё ведёт не только к тому, что растёт стоимость кредитов и поэтому становится всё менее выгодно производить. Понятно, что невозможно производить, потому что издержки растут. Но все происходящее ещё и поддерживает курс, который тоже дестимулирует производство в России. Поэтому государство у нас выбрало другой путь. Путь выполнения прежде всего своих социальных обязательств, стабилизации ситуации с тем, чтобы не допустить каких-то социальных неприятностей. Минусы этого подхода очевидны.</p><p>С одной стороны, правительство добивается этого, но надо понимать, что какое-то время протянуть можно, но дальше-то всё равно нужно иметь какой-то выход. А вот с выходом плохо, потому что, выполняя эти социальные обязательство, правительство рушит производство в стране, тем самым отдаляясь от выхода из кризиса всё дальше и дальше.</p><p>Что касается дискуссии о национализации банков, то «Ситибанк», насколько я понимаю, отказался от этой идеи, так как они показали очень хороший результат в январе-феврале, и у них сегодня проблема ликвидности вроде бы ушла.</p><p>Что же касается проблемы национализации банков в США и Великобритании, то для них это нормально, а для нас - нет. Почему для них? Потому что в их случае мы уверены, что как только стабилизируется ситуация, допустим, в Royal Bank of Scotland, государство свои пакеты продаст. Это была вынужденная мера со стороны государства, потому что, вкладывая огромные деньги на вывод этих банков из кризиса, государство должно брать собственность для того, чтобы хоть как-то быть уверенным, что менеджмент будет работать эффективно. Поэтому государство становится собственником на время выхода из кризиса. Это абсолютно нормально.</p><p>Но в России это приобретает другие черты. Например, государство защищает российские компании от иностранных банков, которые могут войти в собственность российских компаний. Я считаю - пусть входят. Тем более, что даже если российское государство станет собственником этих предприятий, оно всё равно не будет эффективно контролировать менеджмент.</p><p>В США и Великобритании выстраиваются реальные программы по выходу компаний из кризиса, чёткие и ясные. Под них даются деньги. У нас же никаких программ нет. Вот Дерипаска получил 4,5 миллиарда, а никакой программы нет. И сейчас обнаруживаются всё новые и новые дыры на всех его многочисленных бизнесах, и опять идёт разговор о том, что надо помогать дальше - отдельно газу, отдельно другим компаниям.</p><p>Поэтому я считаю, что таким частным компаниям, которые принадлежат отдельным владельцам, которые попали в тяжёлые ситуации из-за своей неразумной агрессивной инвестиционной политики, не надо помогать. Такого эффекта на экономику не будет.</p></p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".