Комментарий
21 Августа 2014 16:50

Санкционные последствия

Санкции так или иначе оказали влияние на экономику. Потребители сталкиваются с новой реальностью. Иногда стараются её изменить. Так, сегодня СМИ сообщили, что граждане направили в Общественную палату свыше ста сообщений о росте цен на продовольствие.

Существует ли реальный «инструмент» борьбы с попытками нажиться на санкциях в России? Как россияне относятся к деятельности Роспотребнадзора, который по всей стране проверяет рестораны «Макдоналдс»На эти и другие вопросы «Актуальным комментариям» ответил публицист Максим Кононенко.

В условиях рыночной экономики есть один способ регулировать уровень цен – это конкуренция. Но для того, чтоб была конкуренция, на рынке должно быть много игроков. В России вся экономика страшно монополизирована. У нас торговых сетей меньше десятка на всю страну. И оптовых поставщиков - тоже меньше десятка на всю страну. Они просто договариваются друг с другом и поднимают цены. А антимонопольное ведомство сидит и хлопает ушами. Хотя оно должно пресекать эти сговоры. Вот, собственно, все механизмы. Рычаги-то есть, просто они не работают.

- Мы столкнулись с санкциями, которые, как ни крути, но оказывают влияние на экономику. В новых условиях антимонопольное ведомство всё же начнет работать? Ведь пиаром сыт не будешь: сколько не говори по телевизору, что цены прежние, а человек отрывается от экрана, идет в супермаркет и видит совсем иную картину.

-  Скорее всего, всё будет происходить по давно знакомому сценарию. Как принято в нашей стране делать? Как только власти увидят, что начинается недовольство и растет социальная напряжённость, они не станут утруждаться тем, чтобы  запускать действенные механизмы рыночной экономики, которые должны работать, а пошлют прокуратуру проверять уровень цен, чтобы под страхом смерти капиталисты их не повышали. Это, конечно, противоречит рыночной экономике, где предприниматель заинтересован в том, чтобы получить максимальную прибыль. Вот так, наверное, и будет.

- То есть, монополии на рынке в связи с новыми условиями не потеснятся, и малому и среднему бизнесу не стоит строить оптимистических планов?

- Количество крупных игроков определяется количеством крупных состояний в стране. А их не так уж и много. Например, торговое предприятие, которое называется Х5, в любой другой стране мира уже разделили бы на части, потому что они занимают совершенно безобразное место на рынке. Такого быть не может. «Перекрёстки» и все эти «Копеечки» и «Пятёрочки» выжимают из  жилых районов маленькие магазинчики, которые могли бы работать, например, с маленькими поставщиками, с фермерами.

Из-за конкуренции между ними понижались бы цены. А вместо этого везде приходят эти «Пятёрочки» или «Перекрёсток». Это огромная сеть, которая работает с очень большими поставщиками. То есть, мелкие магазины вытесняются крупными сетями. А тронуть их владельцев могут только по указанию свыше. Вот и всё объяснение этому повышению цен.

Например, я живу в Новой Москве, которая раньше была Московской областью. Здесь на каждом шагу магазины «Дикси» - ужасные, с убогим ассортиментом. Но они выжимают тех людей, частников, которые торговали в маленьких магазинчиках, закупали продукты у фермеров. И всё умирает из-за этого. Нужно, чтобы антимонопольщики проверяли торговые сети. Но, с другой стороны, торговые сети – это главный поставщик роста ВВП в нашей стране. Если их начнёшь рубить, ВВП начнёт падать. Тоже плохо.

- То есть, получается, безвыходная ситуация? Как в идеале должны вести себя антимонопольные службы в условиях санкций?

- Россия почти никогда в своей истории не находила логичный выход, прописанный в каких-то учебниках и т.д.  Ей всегда помогал какой-то счастливый случай. Я думаю, что в этот раз тоже так должно случиться.

- Счастливый случай для мелкого и среднего бизнеса и для фермерства?

- И для них, да и для всей страны.

- И все-таки, станут ли санкции стимулом для развития мелкого и среднего бизнеса или нет?

- Если не будет ограничена деятельность крупных торговых сетей, то нет. И, кроме этого, нужно ещё помогать, конечно, сельхозпроизводителям, потому что у нас нет в стране длинных кредитов. Максимум деньги дают на 5 лет. А никакое сельхозпредприятие за 5 лет не построишь, потому что яблоня за это время не вырастет до состояния, когда на ней будут расти яблоки.

- Вы сказали, что антимонопольная служба не очень хорошо работает. А надзорные ведомства? Как вы можете оценить их работу, особенно, с учетом массовых проверок «Макдналдса».

- Антимонопольные службы тоже заработают, когда им придется выполнять карательные функции. Когда будут ходить по магазинам с прокуратурой, будет то же самое, что Роспотребнадзор делает. Он же закрыл эти рестораны не потому, что у них какие-то нарушения есть, а чтобы «кузькину мать» показать. Антимонопольщики - это ведомство, которое, на самом деле, не имеет никаких полномочий, ему просто не дают работать крупные собственники, обеспечивающие рост ВВП. У нас в стране рост ВВП происходит за счёт роста потребления, за счёт постоянного появления новых торговых центров и т.д.

- А может такое случиться, что возьмут и закроют всю сеть «Макдоналдс»?

- Вряд ли.

- Если предположить такой сценарий, что мы можем предложить вместо «Макдоналдса» новые «Ёлки-палки», хинкальные, ещё что-то?

- У нас и так есть эти сети фастфудов. Вполне национальные, оригинальные, аналогов которым нет в остальном мире. Например, «Крошка картошка». Ну, появятся какие-нибудь «Грабли» очередные. «Грабли» – это не то, что прямо фастфуд. Формат всё-таки предполагает, что человек зайдёт, сядет за стол. «Макдоналдс» силён тем, что на вынос можно купить в окошке, не выходя из машины – это его важное отличие. Создание такой сети быстрого питания – это высокотехнологичное дело. Это гораздо сложнее, чем один дорогой ресторан построить.

- То есть, мы страдать из-за отсутствия «Макдоналдсов» не будем?

- Я буду, потому что там вкусно и предсказуемо. Мне нравится «Макдоналдс».

- А россияне в массе своей как отнесутся к вероятному закрытию «Макдоналдса»?

- Понятия не имею. «Макдоналдс» далеко не в каждом регионе есть, поэтому подавляющему большинству населения страны, я думаю, всё равно, будет работать «Макдоналдс» или нет. «Боржоми» тоже не все употребляли. Попала вода под эмбарго, сейчас разрешили.

- Раз уж вы «Боржоми» вспомнили, тогда не могу не спросить: судя по судьбе грузинской продукции, получается, что со временем всё уляжется и бигмаки будут чувствовать себя спокойненько на российском рынке?

 - Не знаю. Если закрыть рынок для импорта, то потом ты просто его не откроешь. «Боржоми» - уникальный продукт, и его место никто не занял внутри страны. Например, лосось везде одинаковый, и место норвежской рыбы может занять рыба другого поставщика. Не уверен, что «Макдоналдс» будет кому-то нужен через пять лет, если его сейчас закрыть.

-  Насколько оправданы проверки «Макдоналдс» в нынешних условиях?

- Мы не знаем политических целей, связей, по которым это происходит. Они могут быть разными. Может, с проверками нагрянули из-за того, что, например, в России «Макдоналдсами» управляет канадская компания. А эта страна не очень прилично себя ведёт по отношению к нам. Проверки могут быть связаны с тем, что «Макдоналдс» не хочет открывать рестораны в Крыму. То есть причин может быть много, мы можем их не знать. А, может быть, это просто популистская мера, - посмотреть на реакцию общества.

Лина Вискушенко специально для «Актуальных комментариев».

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".