Статья
19 Сентября 2014 14:36

Шотландия остаётся британской

<p>В Шотландии подвели итоги референдума о независимости. 55,3 процента жителей региона высказались за сохранение единства Великобритании.<br />
<br />
Глава штаба подсчета голосов Мэри Питкейтли официально объявила о поражении сторонников независимости Шотландии, сообщает <a href="http://itar-tass.com/">ИТАР-ТАСС</a>.<br />
<br />
По данным штаба, за то, чтобы Шотландия осталась в составе Соединенного Королевства, проголосовали более 2 млн жителей (55,3%). За отделение от Великобритании высказались 44,7% — более 1,6 млн шотландцев. Явка составила 84,6%.<br />
<br />
Хотя эксперты прогнозировали, что судьбу региона будут решать доли процентов, этого не произошло.<br />
<br />
При голосовании без нарушений не обошлось. Во время волеизъявления шотландцев в Глазго было отмечено 10 случаев, когда люди голосовали за других лиц. Желающие принять участие в референдуме приходили на избирательные участки и узнавали, что, оказывается, уже проголосовали.<br />
<br />
Также СМИ пишут о том, что пожарная сигнализация трижды срабатывала во время подсчета голосов в городе Данди. Тогда противники независимости высказывали подозрение, что это делается специально.<br />
<br />
Пабы в Эдинбурге были отрыты всю ночь — сторонники и противники независимости с нетерпением ждали результатов голосования. Когда стало известно, что сторонники независимости терпят поражение, в пабах, где они собрались, наступила гнетущая тишина, передают журналисты с места событий. <br />
<br />
Как отмечает <a href="http://www.bbc.co.uk">Би-би-си</a>, на фоне новостей из Эдинбурга фунт стерлингов заметно вырос по отношению к основным валютам. В частности, по отношению к евро курс фунта достиг самой высокой отметки за последние два года.<br />
<br />
<a href="http://top.rbc.ru/">РБК</a> приводит статью The Guardian, в которой отмечается, что кампания противников независимости «Лучше вместе» определенно одержала победу, поскольку сторонники единства имели перевес даже в тех округах, где социологи до референдума отдавали победу сецессионистам. Вместе с тем издание прогнозирует раскол в лагере победителей. <br />
<br />
Отмечается, что консерваторы в парламенте попытаются заблокировать расширение автономии Шотландии, которое обещало правительство в случае поражения сепаратистов. Но в то же время Дэвид Кэмерон вынужден будет «продавливать» эти реформы, чтобы «зацементировать статус-кво после победы юнионистов». В первую очередь автономизация означает большие права в налоговой и социальной политике, переданные Эдинбургу.</p>
<p>Да и активисты, выступающие за независимость Шотландии, грозятся повторить референдум через несколько лет. Как пишет <a href="http://www.rg.ru">«Российская газета»</a>, сейчас на всех телеканалах мира можно увидеть слезы на лицах шотландцев, которые до последнего верили, что уже совсем скоро будут жить в своей свободной стране. Они также не сомневались, что смогут преодолеть все сложности на пути становления их государства и готовы были положить ради реализации этой цели свои жизни.</p>
<p>Сохранение Шотландии в составе Великобритании — крайне важный результат для страны, считает главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Фёдор Лукьянов. Об этом он говорил журналистам еще накануне референдума. По его мнению, отделение шотландцев представляло бы серьёзную угрозу для Соединённого Королевства. Впрочем, точка в этом деле ещё не поставлена, убеждён Лукьянов.</p>
<p>В свою очередь, премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон уверен, что вопрос с независимостью Шотландии решён для целого поколения.</p>
<p>Он уже пообещал, что полномочия Шотландии в области налогов, бюджетных расходов и социального обеспечения будут расширены. Этот процесс коснется также других частей Соединенного Королевства — Уэльса, Англии и Северной Ирландии. Так что результат референдума в той или иной мере все-таки имеется.</p>
<p>Россияне после референдума в Крыму, который не признала ни одна европейская страна, не могли смотреть на референдум об отделении Шотландии отстраненно и хладнокровно, тем более что вслед за Шотландией к референдуму готовится Каталония.<br />
При этом эксперты уверены, что большинство европейцев хочет, чтобы прежнее мироустройство не подвергалось реформам.</p>
<p>«Европа боится создания прецедента. Если объявит независимость Шотландия, затем Каталония, то заволнуются многие страны, потому что все внутренние границы мононациональных, моноэтнических стран (монорелигиозных стран в Европе не так много), которые носят, скорее, традиционный и психологический характер, могут подвергнуться пересмотру и затрещать по швам. Это совершенно никому не нужно, так как может привести к дестабилизации огромных европейских зон», — <a href="http://actualcomment.ru/daycomment/1435/">сказал ранее</a> «Актуальным комментариям» <strong>журналист Николай Сванидзе</strong>.</p>
Комментарии экспертов
<p>Шотландцы разделились на две части: на тех, кто хочет независимости, такие, как Джон Уоллис в прошлом, и на тех, кто готов променять комфорт и подчинение британской короне на идеалы свободы и независимости Шотландии. Так всегда было в их истории. Там всегда была сильная партия конформистов и сильная партия тех, кто выступал за свободу и независимость Шотландии, и были Брюсы, которые пытались в разное время угодить то одной стороне, то другой.<br />
<br />
Я не принадлежу к экспертам, прогнозировавшим, что шотландцы выберут независимость. С самого начала мне было понятно, что большинство шотландцев выберет сытную кормушку, а не проблемы создания собственного государства с собственной валютой, со всякими переходными периодами и т.д. Им очень комфортно живется в составе Великобритании, и в данном случае прагматические подходы возобладали над идеалистическими представлениями.</p>
<p>Не думаю, что сторонники независимости возьмут какой-то реванш. Все, кто требовал отделения Шотландии, стоял  в разную эпоху за Стюартов, за Брюсов, или за кого-то еще, или Джон Уоллис – всегда проигрывали Лондону. Шотландцы во многом народ простодушный, а британские элиты гораздо более изощрены и циничны. Да и потом, эта независимость была бы чистой формальностью, потому что по конституции Шотландии королева бы все равно оставалась главой Шотландии. Так же, как королева является главой Канады – мало кто знает, что Канада – это никакая не республика, а монархия. <br />
<br />
А вот в Каталонии результаты референдума могут быть совсем иными, там совсем другая ситуация. Тут еще горячие следы гражданской войны, которая была не так давно, и в которой Каталония играла ключевую роль. Она была опорой республиканского движения, выступавшего против франкистов фашистского переворота, требовавшего единую мононациональную испанскую страну. И каталонцы, и баски – совсем другие народы, с другим языком, нежели кастильцы, то есть испанцы. Поэтому я считаю, что в случае с референдумом в Каталонии, возможно, будет принято решение об отделении, несмотря на то, что жители этого региона получили огромные права.</p>
<p>При этом надо отметить, что язык, культурные традиции у каталонцев и испанцев совершенно разные. Я как-то нарушил правила дорожного движения, и мне пришел штраф на каталонском языке, и его никто не мог прочитать. Я должен был пойти в посольство и найти там  каталонца, чтобы он мне перевел, что там написано.</p>
<p>Каталония имеет автономию такого масштаба, что, в принципе, государство – это всего-навсего бюрократия и политтехнологии, которые оформляют власть этой бюрократии или власть капитала, который нуждается в особом национальном бренде (брендирование капитала). Как говорил нам Маркс, у нации есть химера, которая обретает черты по мере обретения капиталом привязки к какой-то территории. Поэтому я не думаю, что сейчас есть такая необходимость и такая конкуренция национального капитала внутри Европы этой транснациональной ситуации. Есть попытки разных национальных групп создать свою иную ситуацию контроля, эмансипироваться группам бюрократии.</p>
<p>Это было популярно в Восточной Европе еще в начале девяностых, когда еще были несложившиеся транснациональные бюрократические институты – Чехия, Словакия, Югославия и прочее.</p>
<p>Но Испания – то, что называется Старой Европой, как и Великобритания. И там местная каталонская бюрократия вполне является частью испанского истеблишмента, это ей выгоднее.</p>
<p>В Каталонии есть другая тема: там всегда были очень сильны элементы социализма. В современной Европе  без социализма нет никакой разницы – жить в капиталистической Каталонии или жить в капиталистической Испании. Но в Каталонии всегда были левые анархические взгляды, которые могут выступить катализатором войны за независимость.</p>
<p>Референдум в Шотландии Европу никак не изменил, потому что нового государства не появилось, люди проголосовали за стабильность. Лично я не отношусь к тем, кто надеялся, что референдум увенчается успехом: англичане вели достаточно активную пиар-работу, а в самой Шотландии достаточно серьезной и активной была партия за единство Великобритании, состоящая из тех же шотландцев. Мне кажется, наши эксперты, которые ожидали, что победа независимости неизбежна, немножко экстраполировали свою ненависть к Британской империи на шотландцев. <br />
<br />
Понятно, что британцы и шотландцы — это если не один народ сегодня, то очень близко к этому: одно государство, они говорят на одном языке, культурные различия минимальны. Понятны аргументы за независимость, главным из которых является, что так они смогут лучше свою нефть осваивать и жить более богатой жизнью. Но победила традиция, Великобритания вообще страна очень традиционная и консервативная. Поэтому все достаточно логично.<br />
<br />
Кэмерон прав, на ближайшие несколько лет тема закрыта. Тем более Лондон, напуганный этой ситуацией, предоставит Шотландии максимально возможную широкую автономию. То есть создаст такие условия, чтобы шотландцы фактически получили то, что они хотели, только без обретения формальной независимости, и этим решит проблему не на поколение, а на поколения. <br />
<br />
Понятно, что дезинтеграционные процессы пугают Европу. Москву они тоже пугают. У нас же такой вопрос не возникает, почему мы не хотим, например, отхода от нас Дальнего Востока или Брянской области. Логично, что государство — это территория, и нет ни одного политика, который бы хотел прийти на должность, стать главой страны с территорией большей, чем при уходе с этой должности. Разве что Михаил Сергеевич Горбачев, да и он, по большому счету, думаю, и сам не рад был произошедшему.<br />
<br />
Прежде всего, сказывается психология. Потому что, чем бы не кончился референдум в Шотландии, для Европы и так называемого Острова ничего абсолютно не поменялось. Появилось бы еще одно государство, стало бы оно частью Британского содружества, Евросоюза и НАТО. Это психологически важный феномен для той страны, которая теряет свою территорию, и для окружающих стран, испытывающих похожие проблемы. Для испанцев, бельгийцев, англичан, французов с их Корсикой, итальянцев с Северной Италией, немцев с Баварией — фактически в каждой европейской стране есть такого рода дезинтеграционные ячейки. И, естественно, первый успех, да еще в такой важной стране как Великобритания, придал бы сил любым борцам за любую независимость от Германии до Испании. А сейчас, наоборот, силы приданы тем, кто выступает за единые государства.<br />
<br />
Но это не значит, что референдум в Каталонии предопределен, и каталонцы повторят путь шотландцев. Во-первых, в Каталонии, насколько я знаю, референдум сам по себе находится под вопросом, потому что Мадрид не хочет его проводить, там принимаются юридические шаги по давлению на каталонцев, чтобы его, референдума, не было. Во-вторых, каталонцы значительно более глубоко расходятся с испанцами и по языку, и в ситуации с Гражданской Войной, когда каталонцы фактически все были на стороне так называемой республики, так что дело не в нефти, которой у них к тому же и нет. В Каталонии сильны леваческие настроения, социалистическо-коммунистические, даже анархистские. Поэтому в Каталонии другая история. Полагаю, что если референдум будет, Каталония проголосует за отделение.<br />
<br />
В любом случае параллели между референдумом в Шотландии и Крымом не обоснованы, как и любые параллели между Россией и Европой. Ничего общего между донбасской ситуацией или крымской, или ситуацией в Нагорном Карабахе или Приднестровье с тем, что происходит в Европе, нет и быть не может. В Шотландии сторонники независимости в первую очередь согласились со своим поражением, а вовсе не взяли в руки оружие и не решили доказать англичанам, что они неправы, на поле боя.</p>
<p>На постсовестких территориях эти все референдумы, голосования и прочие демократические упражнения — заимствование с Запада, причем мы в них не верим и глубоко не уважаем. Поэтому референдумы проводятся только для того, чтобы показать, что мы тоже европейцы. А так любой человек от бойца Мотороллы до Аксенова прекрасно понимает, что есть одна независимость — независимость, которая досталась с автоматом в руках. Поэтому сравнивать нас с Европой — это себя обманывать.<br />
<br />
Исключением может быть Югославия, но она к нам культурно ближе, чем к Европе. Как раз именно поэтому все и происходит, они в выборы особенно не верят. В Европе существует сейчас одно государство — это Евросоюз, и в этой связи очень тяжело в том числе, например, каталонцам, шотландцам, фламандцам или астурийцам (есть такой еще регион в Испании, который о независимости говорит), объяснить, почему они должны быть не частью Евросоюза, а частью еще и Испании или Бельгии. То есть Испания как отдельное государство в настоящее время большого смысла не имеет, и это создает возможность для дезинтеграционных процессов. <br />
<br />
У нас же, напротив, говорят, что вне государства мы существовать не можем, нам нужно более сильное, более централизованное государство и т.п. То есть цели и объяснения, с которыми это происходит, противоположны, причем противоположны в России и Европе. У них речь идет об ослаблении роли государства в жизни человека вообще, а у нас наоборот — о том, что чем государство мощнее, централизованнее, тем лучше к нему принадлежать.</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".