Статья
14025 14 Сентября 2019 11:24

Шоу маст гоу вон!

Зоркий классик заметил и предупредил: вслед за абсурдом всегда приходит жестокость. Запомните это утверждение, прежде чем начнёте поглощать дальнейшую информацию.

Дальнейшая информация будет о тяжкой доле Европейского суда по правам человека, коему на нынешнем этапе политкорректно-сейсмического прогресса приходится совсем несладко. Можно сказать, совсем горько приходится.

Новую область жарких судебных разбирательств, сразу после расовых и религиозных дискриминаций, с некоторых пор следует называть «прикладное деторождение». Для запоздавших: детей сегодня можно заказывать и фабриковать почти по принципу конструктора или дивана в дровах из магазина «Икея» — «сделай сам».

Несколько примеров конкретных дел на рассмотрении Европейского суда в настоящий момент, полюбопытствуйте.

Одна француженка подаёт иск на свою бессердечную родину, запретившую ей использовать замороженные сперматозоиды умершего супруга и перевозить их из французской в испанскую клинику, где она намеревается осуществить оплодотворение post mortem.

Пока ещё действующее французское законодательство разрешает подобные операции исключительно при жизни обоих родителей и требует уничтожения всего замороженного, в случае кончины одного из заинтересованных.

Другая гражданка из Германии, зачавшая и родившая с помощью анонимного донора спермы, жалуется, что немецкие власти отказываются признать «отцом» ребёнка её саму и обозначить это в официальных документах. Сама гражданка, зачавшая и родившая, является транссексуалом и фигурирует в собственном паспорте, как «мужчина». А потому утверждает, что неназначение её «отцом» ущемляет её личные права и дурно отразится на отношениях с ребёнком.

Две лесбиянки из Австрии, одна из которых родила ребёнка, а вторая его усыновила, жалуются, что в документах одну из них обозначили, как «родитель-мать», а вторую — «родитель-отец». Что, по их вескому мнению, ущемляет права обеих. Они желают быть обозначенными как две «матери» одного ребёнка, или на крайний случай, как два «родителя», без прочих указаний на «отцовство» или «материнство». Это важно, если вы сами не понимаете!

Две другие лесбиянки, снова из Германии, жалуются на качественно новую дискриминацию гомо-семейств, суть которой в том, что мужские гомо-пары с усыновлёнными детьми пользуются юридической «презумпцией материнства», а лесбийские пары такой презумпции не имеют: одна родившая считается матерью, тогда как усыновившая обозначается «женой матери». Что, сами понимаете, несправедливо.

Если вы до сих пор не потеряли контакта с действительностью, мужайтесь, потому что и это ещё не всё.

Над Европейским судом по правам человека Дамокловыми мечами висят иски от многочленных лесбийских семейств, где сразу несколько женщин желают быть признаны матерями одного и того же ребёнка. Три случая, где в материнстве было отказано не рожавшим, но усыновившим. И сразу несколько случаев, где ребёнок был «заказан» суррогатной матери за границей (дело «Braun, Saenz et Saenz Cortes»; дело «Maillard против Франции»).

У Польши в Евросуде дела ещё хуже: против Польши выставлены иски за отказ признания родительства польско-английской пары лесбиянок, проживающей в Англии, а также за отказ признания родительства польско-израильcкой семьи гомосексуалистов, заказавших и получивших близнецов из США (дела «A.D.-K. & Schlittner-Hay против Польши»).

Думаю, не стоит утомлять вас дальнейшим перечислением такого рода «досье» и разбором полётов евро-юриспруденции.

Для наглядности должно хватить уже упомянутого. Для сравнения достаточно вспомнить уже отгремевшие примеры бракосочeтаний-первопроходцев: в Америке — одна дама сочеталась браком с самой собой, другая — с железнодорожным вокзалом города Санта-Фе; третья, в Великобритании, вышла замуж за дерево; четвёртая — за любимый подсвечник.

Далее чередой пошли сочетания с домашними любимцами и даже попытки сочетать браком литературных героев и созвездия солнечной системы уже были зафиксированы. Как были зафиксированы случаи причисления себя к кардинально новому, ещё не обозначенному полу, случаи наращивания на лопатках крыльев или вставка имплантатов, напоминающих рога под кожу над бровями.

Все эти проходные этапы одного и того же явления на сегодняшний день можно считать пройденными и перейти, наконец, к самой сути предмета.

Каким образом внедряются, развиваются и распространяются массовые сумасшествия известно каждому школьнику из вечной классической поговорки «дурной пример заразителен». Достаточно начать, попустить и посодействовать.

Чего не знают школьники и даже родители оных, это ответа на ставший безнадёжно риторическим вопрос: кем и зачем всё это делается.

Самый простой и напрашивающийся ответ из всех возможных непременно упомянет общую деградацию рода человеческого и всемирную тенденцию к раскрепощению и упрощению, ценой постепенной и полной потери ориентиров.

Более сложные варианты предусматривают некую латентную волю к незаметному, но неуклонному «расчеловечеванию», необходимому для создания бесполой, бессвязной и бездушной массы, полностью подконтрольной неведомой воле, чьи цели пока не ясны блаженному человечеству, так беспрекословно и даже охотно ведущемуся на эксперименты.

Какую бы версию объяснения вы себе ни выбрали, соответственно личным предпочтениям, обязательно продумайте следующие нюансы.

Все перечисленные выше «дела», подспудно или открыто, сознательно или бессознательно имеют целью регулярно и бесперебойно как вода, что камень точит, оспаривать тот факт, что международное право ещё пока руководствуется принципам природы человеческой. И все творящееся в этом мире до сих пор (пока ещё) обусловлено ею и подстраивается под неё.

С некоторых пор, усилиями неизвестных или неназванных сил, этот порядок вещей начал существенно меняться, трансформируя все доселе действовавшие каноны. Как то: психические аномалии, ранее автоматически лечимые или изолируемые от общества, для которого они представляют возможную опасность или серьёзные неудобства, теперь возводятся в статус «нормы» и начинают качать новые права.

Уже практически любые самые нелепые и дикие желания получают квалификацию законных требований и через подстраиваемое под них законодательство становятся правами, через которые, в свою очередь, изменяется социальная реальность.

Из института бракосочетания исчезает само понятие «брака». Из процесса зачатия исчезает секс. Из факта деторождения исчезают понятия «отцовства» и «материнства». А уже из социальных норм полностью выхолащивается сама идея биолoгической семьи.

На сегодняшний день, кроме нескольких привередливых и неполиткорректных журналистов, последствиями происходящего на нашей маленькой планете официально озаботился доктор права и директор Европейского центра права и правосудия (ECLJ — Centre européen pour le droit et la justice), Грегор Паппинк (Grégor Puppinck), который снабдил прессу вышеперечисленными подробностями, выразив официальное беспокойство и запросив таким образом мнение самой широкой публики, по поводу того, что всё это значит.

Мне остаётся только напомнить мнение классика в первом параграфе настоящего текста, про ту неминуемую жестокость, которая всегда следует за абсурдом по пятам.

И как бы наши (ещё пока возможные) потомки ни назвали в будущем всё ныне происходящее — циркусом, Пандемониумом, Кунсткамерой глупости человеческой или Содомом, — чтобы у них вообще была когда-нибудь возможность всё это хоть как-нибудь назвать, мне лично кажется совершенно очевидным, что заигравшееся шоу как можно скорее и расторопнее must go — вон.

Пока не поздно и мозг ещё распознаёт абсурд в высокопарных и застящих разум призывах политкорректи.

Елена Кондратьева-Сальгеро, журналист, главный редактор литературного альманаха «Глаголъ», Франция.  

*Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции. 

4 Октября 2019 Новости
Все меньше россиян готовы выходить на акции протеста
 Все меньше россиян готовы выходить на акции протеста Только 22% россиян готовы принимать участие в акциях протеста, митингах и демонстрациях, говорится в материалах исследования ФОМ. Это минимальное значение протестного потенциала за последние 1,5 года, отмечают социологи.
30 Сентября 2019 Новости
Оппозиция в тупике: эксперты об итогах митинга против «московского дела»
 Оппозиция в тупике: эксперты об итогах митинга против «московского дела» 29 сентября в Москве прошел митинг против «московского дела» и политических репрессий. По данным МВД, в акции приняли участие 20,5 тысяч человек, по данным «Белого счетчика» — 25 тысяч. Эксперты отмечали, что эта акция должна стать определяющей дальнейшую протестную активность.
29 Сентября 2019 Новости
Отпускай: как прошел митинг против «московского дела»
 Отпускай: как прошел митинг против «московского дела» Сегодня в Москве на проспекте Сахарова прошел митинг против «московского дела», фигурантами которого стали участники несанкционированных акций протеста июля-августа 2019 года. По информации Белого счетчика, за полчаса до начала акции на проспекте Сахарова было только 3,4 тыс. участников.
© 2008-2018 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".