Статья
10 1 Апреля 2010 0:01

Штрафбаты Гитлера

Штрафные или "испытательные" батальоны Вермахта в истории нацистской Германии или о заимствовании опыта работы с кадрами для армии в СССР.
Комментарии экспертов

Один из ведущих российских историков Третьего рейха Андрей Васильченко немного лукавит, когда называет свою книгу «Штрафбаты Гитлера». Употреблять данное словосочетание можно только с некоторыми оговорками, т.к. и «999-е» и «500-е» батальоны можно называть штрафбатами только с оглядкой на советский опыт, кстати, заимствованный у Вермахта.

Дело в том, что структура формирования дисциплинарных (или «испытательных», как их называли в Германии) батальонов в Вермахте и РККА были всё-таки разными. Причём к великому разочарованию отечественных и зарубежных горе-историков, жестокость немецких «испытательных» батальонов (как показывает Васильченко) была гораздо большей уже хотя бы в силу того, что покинуть их было нереально.

Нацистская военная юстиция, которая отправляла инакомыслящих сначала в такие вот батальоны, а потом и в концлагеря вообще была полна всяких средневековых «сюрпризов», когда дело доходило до практики наказаний. Например, практикой кастрации. Их первопричина, сколь ни странно лежит в самой идеологии нацистов, в частности в известной формулировке «не достоин держать оружие». В противовес советской «готов искупить кровью». Т.е. если в СССР и существовал феномен «врага народа», то во всяком случае, это обвинение не закапывалось корнями в психиатрию и не было врачебным диагнозом. Т.е. чисто теоретически оставляло шанс на юридическую реабилитацию — из того же укомплектованного штрафниками «штрафбата» можно было вернутся и некоторые возвращались.

В Германии такого шанса у солдата «испбата» не было, т.к. причина его «неблагонадежности» уверенно закапывалась офицерами гестапо в его личность, т.е. такой солдат просто объявлялся психопатом, годным либо к такого рода службе, либо уничтожению в концлагере.

Термин «психопат» охватывал настолько чудовищное количество людей, начиная от гомосексуалистов и «политически неблагонадёжных» и до уголовников и «излишне чувствительных и романтичных» лиц, что фактически позволял упечь в гитлеровские штрафбаты (считай — уничтожить без лишних расходов) кого угодно. И немецкая юстиция использовала эту возможность с куда большей охотой, пусть и более селективно, чем советская.

На счастье штрафников Германии война закончилась раньше, чем советские солдаты перебили всех прикованных к немецким пулемётам гомосексуалистов и теперь бывшие 999-е и 500-е могут спокойно пить пиво.

Васильченко написал «Штрафбаты...» в характерной для него манере — сдержанно, без фанатизма, с большим количеством цитат и временами излишних сведений и подробностей о становлении гитлеровского штрафбата. Тем не менее, на волне борьбы с фальсификацией истории — книга, конечно, стоящая.

Андрей Васильченко, «Штрафбаты Гитлера. Живые мертвецы Вермахта», М.: Яуза, 2010 — 320 с.


© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".