Статья
17 Июня 2009 14:42

Шведский эксперимент в демографической политике

Какими будут взаимоотношения между государством и семьей в XXI веке?
Комментарии экспертов
<p align="justify">Швеция знакома российскому массовому сознанию как некий северный
эквивалент Швейцарии, который был произведен на свет не без участия
русских. Как известно, это Петр Великий "вынес" шведов из числа ведущих
европейских военных держав, а вместе с тем и из бурной мировой истории.
Вслед за Петром мы отправились делать историю, шведы же сосредоточились
на обустройстве своего небольшого нейтрального государства. В
определенном смысле и мы, и они преуспели. О "скандинавской модели"
государства написано горы книг, и для нас, исторических персонажей на
обломках империи, в отношении нее существует негласный консенсус. Все
знают, что "скандинавская модель" - это очень правильно, очень почетно
и... очень скучно. Книга Алана Карлсона бьет по всем этим стандартным
тезисам.</p>
<p align="justify">Карлсон критикует шведский социализм с позиций традиционного
американского консерватора, для которого базовыми ценностями являются
индивидуальная свобода, нуклеарная семья и религия. В качестве объекта
критики выбирается не столько состояние современного шведского
общества, сколько его генезис. Карлсон показывает, как активность
шведских интеллектуалов (прежде всего, Гюннера и Альвы Мюрдали),
одержимых идеей переобустройства общества на основах разума, науки и
гуманизма, привели к формированию современного государства
благосостояния, как эта концепция государства стала стандартным
образцом для других развитых стран и как - самое главное - любая забота
государства о своих гражданах ведет в конечном счете к появлению новых
и еще более сложных систем заботы, тотальной зависимости индивида и
семьи от государства, разрушению традиционных общественных институтов.
И все это, разумеется, из самых лучших намерений! В этом смысле книга
Карлсона перекликается с отличной работой Джеймса Скотта "Благими
намерениями государства", переведенной на русский язык несколько лет
назад.</p>
<p align="justify">Важный момент, который подчеркивает в предисловии к русскому изданию
"Шведского эксперимента" редактор серии Валентин Завадников, состоит в
том, что книга демонстрирует не только то, как социологическое знание
30-ых годов XX века сумело ангажировать национальную политику Швеции,
но и конкретные механизмы реализации этого ангажемента. Соответствующие
законы принимались парламентом, обсуждались в правительстве, и в каждом
случае у ученых, настаивающих на вмешательстве государства в
общественную жизнь, находились убедительные для самого общества
аргументы. Карлсон подчеркивает, что его интересует в этом контексте
даже не столько сама шведская история формирования этакого
государства-монстра, сколько то, что за Швецией по этому пути в той или
иной степени уже отправились и другие государства Запада. Факт тем
более любопытный, что шведский эксперимент по своей идеологии "большого
государства", да и по времени своего возникновения, стоит в соврешенно
конкретном ряду других подобных (и зачастую более радикальных
экспериментов) - это США Рузвельта, СССР Сталина, Италия Муссолини,
Германия Гитлера.<br>
<br>
Итак, все началось с того, что в Швеции 30-ых годов как и во многих
других развитых странах того времени начал отмечаться резкий спад
рождаемости. Альва и Гуннар Мюрдали смогли статистически доказать, что
тенденция становится катастрофической, и настоять на том, что
государство обязано вмешаться. Как пишет Карлсон, это положило начало
беспрецедентного до той поры вмешательству современного
демократического государства в частные вопросы отношений между полами,
и стало фундаментом для формирования совершенно нового представления об
отношениях между семьей и государством.<br>
<br>
Помимо улучшения демографической статистики эксперимент преследовал еще
две цели: защита равенства полов со стороны государства и радикальная
индустриализация социальной жизни. Сюда включаются реформы дошкольного
воспитания, школьного образования, детского здравоохранения, введение
оплачиваемого отпуска отца или матери по уходу за детьми, пособий на
детей. Новаторство Мюрдалей состояло в том, что они хотели примирить
прогрессивное развитие общества и задачи по сохранению высокого уровня
рождаемости. Оборотной стороной этих реформ, отмечает Карлсон, стал
распад социальных связей, но современная статистика не слишком обращает
внимание на подобные мелочи.<br>
<br>
<em>Книга предоставлена магазином "Фаланстер".</em><br>
</p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".