Комментарий
25 Марта 2009 0:46

Siloviki среди людей

Кирилл Мартынов обозревательКирилл Мартынов

Кирилл Мартынов
обозревательКирилл Мартынов
<p class="text">Майор милиции Геннадий Никифоров из Томска получил 24 года лишения свободы за убийство предпринимателя в ходе допроса. Милицейское начальство, как водится, отмалчивается. Сам офицер заявляет, что логичнее было бы суду назначить ему пожизненное заключение, чтобы полумерами не ограничиваться. Он считает себя невиновным. Заявляет, что ни перед кем извиняться не намерен. Что же случилось в кабинете Никифорова?</p>

<p class="text">Для начала отметим, что речь идет о суде присяжных. Обвинение Никифорову было предъявлено по двум статьям Уголовного кодекса: превышение полномочий с использованием оружия или спецсредств, повлекших за собой тяжкие последствия — смерть потерпевшего — и убийство. Фигура подсудимого весьма выразительна. 30-летний милиционер, один из лучших в области, сделал блестящую карьеру. За пять лет работы в милиции получил звание майора и должность руководителя отдела по борьбе с экономическими преступлениями. По двум этим фактам видно, что перед нами белая кость и элита нынешнего российского МВД, действительно лучший из лучших. Никифоров подтянутый, спортивный мужчина, уверенный в себе. Воевал в Чечне, где получил 11 поощрений и 2 медали. Жертва Никифорова — пятидесятилетний предприниматель Игорь Вахненко, которого компаньоны заподозрили в мошенничестве. На фотографии выглядит как типичный представитель своего класса.</p>

<p class="text">Понятно, что при прочих равных присяжные должны были оказаться на стороне Никифорова. Он социально близок, как говорили в советские времена, борец с преступностью, вины за собой не видит. Вахненко же из тех, кто обогащался, а это в российской культуре не поощряется. Возможно, он и правда был вором, как показали на него приятели-конкуренты, кто знает? В общем, Никифорова должны были оправдывать. Но вместо этого он получил беспрецедентный для сотрудника милиции срок заключения. Присяжные полностью признали его вину по обеим статьям. Почему?</p>

<p class="text">Обратимся к версии обвинения. Вахненко был доставлен в кабинет Никифорова во второй половине дня 29 сентября 2007 года. Никифоров начал допрос бизнесмена, в ходе которого Вахненко скончался. Медицинская экспертиза установила, что смерть наступила в результате десятков ударов, раздробивших череп, разорвавших печень и сломавших жертве ребра. Вдова Вахненко добавляет, что кожа ее мужа была в ссадинах и кровоподтеках. Она предполагает, что ее прижигали сигаретами и давили каблуками. После того как Вахненко умер, Никифоров выбросил тело в окно, а затем забрал труп, вывез и захоронил его у автотрассы недалеко от города.</p>

<p class="text">Первая мысль, которая приходит тут на ум: милиционера Никифорова могли подставить, чтобы его руками убрать конкурента. Честный офицер оказался очередной жертвой российского правосудия. Однако обратимся к версии самого майора. То, что смерть наступила в ходе его допроса, Никифоров не отрицает. По словам офицера, он рассчитывал разговорить своего «клиента», но никакого физического или психологического насилия к нему не применял. А дальше Вахненко вдруг якобы внезапно упал и умер. Майор же, испугавшись, решил скрыть факт смерти, после чего и спрятал труп. Эта история с внезапно умершим — исключительно от испуга — предпринимателем кажется такой нелепой, что версию осуждения честного офицера приходится исключить.</p>

<p class="text">Параллельно нужно указать и на другие обстоятельства. В Чечню Никифоров отправился после того, как в прокуратуру поступило очередное заявление о превышении им должностных полномочий. В случае с Вахненко суд счел, что Никифоров сначала начал избивать подозреваемого с целью получить нужные показания и, надо думать, иметь очередной повод для повышения по службе после стремительно раскрытого дела о мошенничестве. Затем он понял, что дело зашло слишком далеко, и скрыть факт избиения уже не удастся. А значит надо добить. Единодушный вердикт присяжных в этом контексте выглядит вполне естественным результатом судебного процесса.</p>

<p class="text">Почему эта история привлекла мое внимание? Разумеется, я вовсе не хотел посмаковать подробности. Милицейские сводки полны более сенсационных новостей. Да и вообще, для криминальных хроник существуют специализированные издания. Меня же интересует политический смысл процесса над Никифоровым. На мой взгляд, он отлично иллюстрирует психологию определенной и весьма влиятельной части российского общества, вскрывая ее наиболее паталогические и гротескные черты. Речь идет о психологии так называемых силовиков, термине, который настолько часто упоминается сейчас в русскоязычных СМИ, что даже вошел наряду со sputnik, vodka и troika в международные словари.</p>

<p class="text">В ходе следствия Никифоров показаний не давал. В суде держался вызывающе и демонстративно разгадывал кроссворды. Выражаясь языком школьной классики, он всем своим видом демонстрировал, что не тварь дрожащая, а право имеет. Умер у него в кабинете человек, так он его закопал и продолжил службу на благо. Это, кстати, еще вопрос — на чье именно благо. Люди в рамках этой картины мира — не более чем предмет для милицейских учета и статистики. Правоохранительные органы, понятное дело, существуют не для того, чтобы защищать интересы граждан, а для того, чтобы их, эти органы, боялись и уважали. Боялись вообще, а в частности лично бывшего майора Никифорова, который избивал людей исключительно из государственнического порыва, стремления к порядку и твердой руке, как он их понимал. Ведь о том, чтобы самый перспективный сотрудник Томского УВД брал взятки, никто никогда не слышал. Значит, перед нами был альтруист.</p>

<p class="text">К взгляду на вещи, согласно которому общество представляет собой пирамиду, на крутой вершине которой находится silovik, Никифоров пришел не сразу. Все пять лет на него поступали жалобы. Граждане сообщали о том, что Никифоров избивал их, приковывал наручниками к батарее. «Да не может такого быть!» — отвечали в прокуратуре и бросали заявления в мусорные корзины. И майор постепенно привык быть полубогом. И извиняться ни перед кем не будет.</p>

<p class="text">И что с такими делать — не ясно. Срок у Никифорова очень долгий. Однако через 16 лет он выйдет на свободу настоящим сверхчеловеком.</p>

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".