Статья
4 Августа 2011 11:09

Симптомы похолодания

В конце июля 2011 года негативную интонацию приобрели российско-американские отношения. 27 июля стало известно, что Государственный департамент США ввел запрет на выдачу американских виз лицам, предположительно причастным к смерти юриста фонда Hermitage Capital Сергея Магнитского. Речь идет о т.н. «списке Магнитского». При этом официально Госдепартамент отказался назвать имена госслужащих, попавших под ограничение. Соединенные Штаты стали первой страной, которая ввела санкции в отношении фигурантов «списка Магнитского». Схожие решения в настоящее время рассматриваются в законодательных органах Европейского союза, Нидерландов и Канады.

Ситуация вокруг дела Магнитского говорит о том, что в диалоге между РФ и США наметились симптомы серьезного похолодания. Дискуссия вокруг потенциального введения санкций в отношении, лиц, причастных к гибели юриста Hermitage Capital идет с 2010 года. Но до недавнего времени Вашингтон ограничивался лишь угрозой введения санкций. Дело Магнитского воспринималось как резонансный, но всё же сугубо тактический раздражитель в двустороннем взаимодействии, не способный повлиять на общий характер «перезагрузки». Теперь же угроза материализовалась во вполне конкретную инициативу. Администрация Барака Обамы пошла на подчеркнуто жесткий шаг, создающий затруднения в двустороннем диалоге по общественно-политической тематике. Причем Белый дом сделал это по собственной воле, без внешнего давления. В Конгрессе обсуждение законопроекта сенатора Бенджамина Кардина (предлагал ввести санкции в отношении российских чиновников, причастных к нарушению прав человека по делу Магнитского) закончилось ничем.

Реакция РФ на жесткое действие со стороны США оказалась достаточно мягкой. Формально МИД России осудил решение Государственного департамента. А депутаты Госдумы заявили о намерении дать «умный» ответ на визовые санкции. В то же время реальных ответных шагов в отношении кабинета Обамы со стороны высшего российского руководства не последовало. Президент РФ Дмитрий Медведев лишь поручил МИДу «подготовить ответ» в виде списка граждан США, которые не смогу попасть в РФ. Но методика создания такого списка остается неясной. При этом Москва фактически признала правоту позиции Вашингтона. В отношении ряда фигурантов списка уже выдвинуты обвинения. Не исключено, что они могут быть подвергнуты уголовному преследованию.

Мягкость Кремля продиктована стремлением минимизировать интерес Белого дома к российской президентской кампании 2012 года. Власть РФ исходит из того, что любые резкие движения в отношении Соединенных Штатов могут привести к вмешательству с их стороны в избирательную гонку, способному повлиять на итоговый результат голосования. А согласительная линия поведения должна обеспечить благоприятную реакцию Вашингтона на выборы главы государства.

Между тем, абсолютных гарантий невмешательства США в российскую предвыборную кампанию нет. Высока вероятность того, что Вашингтон может сделать выбор в пользу «твёрдой линии» в диалоге с Москвой. 27 июля 2011 года американское издание The Washington Times обнародовало утечку из внутриведомственного доклада разведывательного сообщества США (основной разработчик документа - ЦРУ). Согласно «сливу», ГРУ Генштаба РФ причастно к организации взрыва у посольства Соединенных Штатов в Грузии 22 сентября 2010 года. Помимо этого ГРУ подозревается в организации ещё ряда взрывов на грузинской территории. По данным газеты, эпизоды с взрывами поднимались руководством Госдепартамента на встречах с российской стороной. Несмотря на то, что «утечка» носит достаточно сомнительный характер, а также повторяет ранее озвученную грузинскую версию, она является тревожным сигналом для Кремля. Открытое публичное обвинение Минобороны РФ в диверсионной деятельности против США – свидетельство того, что Белый дом российскую предвыборную кампанию без внимания не оставит.

Готовность администрации Обамы к вмешательству в российские избирательные процессы подтверждает и предстоящее назначение Майкла Мафкола послом в Москве. Основной специалист демократического кабинета по России известен как ярый сторонник продвижения демократии и вмешательства США во внутренние дела других государств. В период работы кабинета Джорджа Буша-мл. он сформулировал т.н. «доктрину свободы» - идейно-пропагандистскую платформу, обосновывающую действия Белого дома по демократизации международных субъектов, в том числе с применением силы. В правительстве Обамы Макфол был вынужден занять более мягкую позицию и отказаться от публичных призывов к вмешательству в российскую политическую жизнь. Логика «перезагрузки» требовала отказа от жестких методов взаимодействия.

Тем не менее, нельзя исключать, что вступив в должность посла, Макфол вернется к удобной для себя формуле поведения. На это указывает сам факт его назначения. Если бы Вашингтон был заинтересован в поддержании статус-кво, то он бы поставил в Москву карьерного дипломата. Именно так американское руководство вело себя в 1990-2000-х годах. Когда же ставка делается на политического назначенца (а именно к этой категории относится Макфол), это означает, что США намерены перейти к более содержательной активности на российской территории, не исключающей опосредованного воздействия на политические процессы.

Максим МИНАЕВ, Центр политической конъюнктуры

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".