Статья
2862 18 Сентября 2018 11:36

Сирийский пожар

В ночь с 17 на 18 сентября Израильскими ВВС был нанесён ракетный удар по территории Сирии со стороны Средиземного моря. По предварительным данным, взрывы прогремели в провинциях Латакия, Тартус, Хама и Хомс. Также были зафиксированы пуски ракет с фрегата «Овернь» ВМФ Франции. За несколько часов до этого в Сочи завершились переговоры между президентами России и Турции, в результате которых было отменено решение о проведении совместной наступательной операции в провинции Идлиб. На её реализации Тегеран и Москва настаивали на трёхстороннем саммите 7 сентября. Почему обстановка так изменилась?

Ситуативный союз

Переговоров в Тегеране ждали многие (встреча была перенесена из Тебриза), поскольку на них должно было быть выработано соглашения о том, каким образом Идлиб будет очищен от вооруженных группировок. Однако, вместо общей позиции трёх стран по этому вопросу прозвучало заявление президента Турции Реджепа Эрдогана, заявившего, что применение оружия в этой провинции приведёт к гуманитарной катастрофе. Вместо совместной войсковой операции он предложил дать подконтрольным Анкаре боевикам занять Идлиб, а затем совместно с турецкой армией провести разоружение боевиков.

Такая реакция турецкого лидера обнажает основную проблему союза Анкары, Москвы и Тегерана — его ситуативность, цели участников с самого начала отличались.

Москва преследует цель защиты своих союзников (и своего присутствия) в регионе. После падения режима Каддафи в Ливии и возможного падения правительств в Сирии, а затем в Иране, у России не осталось бы сторонников на Ближнем Востоке.

Иран, в свою очередь, ведёт затяжную необъявленную войну против Саудовской Аравии, которая является отражением войны между суннитами и шиитами. Нестабильная ситуация в Сирии и Ираке, который является преимущественно шиитским, негативно влияли на положения Ирана. Кроме того, и Россия, и Иран старались препятствовать влиянию США в регионе. Таким образом, сотрудничество между Россией и Ираном было основано на желании создать противовес коалиции суннитских стран и США. Из этого следует взаимная поддержка и зачастую общая позиция стран по ряду вопросов.

Вхождение же в этот союз Турции состоялось только в 2016 году и совсем по другим причинам. С 2014 года, после победы на президентских выборах Эрдогана, Анкара взяла неофициальный курс на восстановление «Блистательной порты», стремясь добиться лидирующих позиций в регионе. Зачастую это было сопряжено с различными агрессивными действиями. Так, в 2015 году над территорией Турции был сбит самолёт ВКС РФ. А в 2017 году Эрдоганом был поднят вопрос о возвращении «18 оккупированных островов», входящих в состав Греции.

Однако неооттоманская политика была связана с экономическими и политическими проблемами внутри страны. Так, в июле 2016 года в Турции была совершена неудачная попытка государственного переворота, в которой приняли участие части регулярной армии. Это характеризует ситуацию внутри страны как не самую простую.

Анкара официально начала принимать участие в Сирийской гражданской войне после наступление на позиции сирийских курдов в Африне (стоит отметить, что ранее на территории Турции размещались лагеря подготовки вооруженной оппозиции, которая позднее воевала в Сирии против официального Дамаска). Однако, сближение между Анкарой, Тегераном и Москвой было негативно воспринято Вашингтоном. Ситуация обострилась после заключения в июле 2016 года контракта о поставке систем С-400. Такой шаг полностью расходится с линией НАТО, которая поддерживает операционную совместимость (схожие системы вооружения и комплектующих). Неудивительно, что данная политика привела к угрозе Вашингтона принять санкции в отношении Анкары, а в августе 2018 были повышены ввозные пошлины на сталь и алюминий, что только ускорило падение курса турецкой лиры.

Таким образом, Турция, входя в союз с Россией и Ираном, стремилась усилить свою позицию в регионе. Стратегия по созданию демилитаризованной зоны, предложенная Эрдоганом, хорошо отражает это стремление, поскольку Турция имеет серьёзное влияние в Идлибе.

Интересы США, Израиля и ЕС

С другой стороны, мы можем наблюдать нарастающее давление со стороны США. Ещё в марте Дональд Трамп допускал возможность ухода американских войск из Сирии, однако уже в апреле по территории Сирии был нанесён ракетный удар силами США, Франции и Великобритании в рамках ответа на якобы применение химического оружия в городе Дума. Кроме того, в начале апреля на пост советника по национальной безопасности был назначен Джон Болтон — консерватор, известный своим негативным отношением к России, Кубе и КНДР, а также сторонник силового решения конфликта с Ираном.

Назначение Болтона на данный пост могло стать отражением серьёзной аппаратной борьбы в Вашингтоне с 2016 года. Дональд Трамп и его политика устраивают далеко не всех в США, поэтому весь президентский срок его сопровождают различные политические скандалы.

Так или иначе, мы видим усиление партии «Ястребов» в Белом доме. В июле 2018 года в Вашингтоне обсуждалась возможность военного вторжения в Венесуэлу с целью смены режима. Судя по тому, что 15 сентября глава ОАГ (Организации Американских Государств) Луис Альмагро также заявил о такой возможности, эта тема ещё не раз всплывёт в будущем.

Кроме того, Вашингтон, вероятно, отказался от идеи покинуть Сирию. Подтверждением данного тезиса служит интенсификация поставок вооружения СДС (Сирийский Демократические Силы, вооруженная оппозиция) и курдским формированиям. Также продолжается различная деятельность на базах США, расположенных на территории Сирийского Курдистана. В частности, 8 сентября в городе Камышли произошло столкновение между САА (Сирийская Арабская Армия) и курдскими формированиями при участии американских военных. Помимо СДС и курдов, Белый дом, вероятно, делает ставку на Израиль, который в последнее время с большой частотой наносит ракетные удары по территории Сирии. Так, 11 сентября было принято решение о закрытии представительства Организации Освобождения Палестины в Вашингтоне. Представитель администрации прокомментировал ситуацию:

«ООП не предприняла шагов, направленных на начало прямых и конструктивных переговоров с Израилем. Напротив, руководство ООП осудило мирный план США, который они до сих пор не видели, и отказалось сотрудничать с США в вопросе мирного урегулирования и иным образом»

На следующий день Госдепартамент опубликовал заявление, согласно которому США продолжат поддерживать интервенцию Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене (где уже несколько лет идёт гражданская война между шиитскими ополчениями, поддерживаемыми Ираном, и правительством Хади при поддержке монархий Персидского залива).

Всё это недвусмысленно указывает на то, что США активизируют свою деятельность на Ближнем и Среднем Востоке, стремясь вернуть позиции в регионе, потерянные в результате действий Дамаска, Москвы и Тегерана.

Неопределенность в Идлибе

Почему Россия согласилась на принятие Турецкой версии плана по урегулированию ситуации в Идлибе, хотя он несколько противоречит её интересам?

К сожалению, Москва сейчас находится в очень неудобной ситуации. Активизация США на внешнеполитической арене выразилась также и в усилении антироссийских санкций. 27 августа вступил в силу новый пакет, ещё несколько санкционных пакетов готовятся к принятию в октябре-ноябре. На этом фоне курс рубля начал постепенно снижаться. Кроме того, ожидания принятия санкций против госдолга РФ вызвало проблемы с реализаций ОФЗ как внутри страны, так и на внешнем рынке. Вместе с оттоком капитала, который продолжается с весны 2018 это создаёт негативную экономическую ситуацию.

При этом октябрьские санкции не должны стать последними. В качестве причин новых санкций в США называют сотрудничество России с КНДР в обход запретов ООН. Также усиливается международное давление на Москву по делу Скрипалей, которое может стать одной из причин принятия санкций европейскими странами. В копилку давления можно включить угрозы США, Великобритании, Франции и Израиля нанести ракетный удар по сирийским объектам в случае применения в Идлибе химического оружия (российская сторона неоднократно заявляла о готовящейся провокации такого рода). Несмотря на то, что сирийские ПВО во время удара в апреле свели количество разрушений к минимуму, отсутствие жесткой реакции Москвы по этому поводу, не сыграло в её пользу.

Получается, что России сейчас крайне невыгодно обострять обстановку вокруг Сирии, поскольку любое громкое заявление или жесткая реакция могут вызвать эскалацию конфликта с США и союзниками. Дополнительные односторонние санкции, ставшие основным инструментом давления на Россию, могут ухудшить и без того неприятную ситуацию, в которой экономика России при наиболее пессимистичном сценарии начнёт стагнировать.

Однако ключевую роль в развитии событий могут сыграть фактор эмоций и нестандартные действия оппонентов, нарушающие негласные правила игры. Последний инцидент с российским самолётом ИЛ-20 может стать одним из таких. Ситуация в регионе снова обостряется.

Максим Борисенко специально для «Актуальных комментариев» 

Актуальные комментарии
© 2008-2018 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".