Статья
22 Мая 2014 12:08

Сколько украинские АЭС продержатся без России?

На днях «Росатом» заявил, что разместит на своих предприятиях часть заказов, ранее осуществлявшихся в Украине. Причина – проблемы с поставками оборудования из этой страны. При этом корпорация продолжает поставлять ядерное топливо на украинские АЭС по утвержденному графику.

Хотя «Росатом» в последнее время много раз подчеркивал, что ситуация в Украине не влияет на международное сотрудничество, на днях российская государственная корпорация подтвердила, что видит сложности с поставками оборудования из Украины для строительства Нововоронежской АЭС-2. Речь идет о вентиляционном оборудовании, технологической арматуре и трубопроводах, основные украинские поставщики для НВАЭС-2 – Ивано-Франковский арматурный завод и АО «Киевское центральное конструкторское бюро арматуростроения».

Поэтому неудивительно, что 19 мая глава «Росатома» Сергей Кириенко заявил: часть заказов из России, ранее осуществлявшихся в Украине, может быть размещена на производственных мощностях ГК «Росатом». Пока что речь идет о заказах оборонно-промышленного комплекса Минобороны России, но возрастание напряженности в отношениях между Украиной и Россией может негативно повлиять и на остальные сферы сотрудничества атомщиков двух стран. И отрицательных примеров этого за последние месяцы – хоть пруд пруди.

Проблемы начались еще при предыдущей власти. В январе 2014 года украинский государственный концерн «Ядерное топливо» не смог до окончания срока эмиссии внести 42 миллиона долларов в уставный капитал совместного украинско-российского предприятия «Завод по производству ядерного топлива». Напомню, оно было зарегистрировано в декабре 2011 года, доли в акционерном капитале завода распределены следующим образом: 50%+1 акция принадлежат ГК «Ядерное топливо» (Украина), а 50%-1 акция – компании «ТВЭЛ» (Россия). Акционеры до конца 2013 года планировали внести в уставный капитал завода путем проведения дополнительной эмиссии 84 миллиона долларов, увеличив его до около 104 миллионов долларов. Эти средства были необходимы для реализации части работ по строительству завода в Кировоградской области. Однако теперь это строительство под вопросом – 8 мая Юрий Продан, министр энергетики и угольной промышленности в правительстве Арсения Яценюка, заявил, что в Украине нет денег на этот завод.

А в начале февраля 2014 года, когда Президентом Украины был еще Виктор Янукович, по линии МИД «Росатом» получил уведомление Госинспекции ядерного регулирования Украины о приостановлении перевозок ядерных материалов по ее территории и транзите ядерного топлива через территорию Украины в другие страны. Это ударило уже по новым киевским властям: на совещании Президента РФ Владимира Путина с членами правительства 5 марта вице-премьер Дмитрий Рогозин сообщил, что, по его мнению, имеются проблемы с поставкой топлива на атомные станции Украины: «Запас топлива на электростанциях Украины есть на март и апрель. Дальше нет. Пока введён запрет на такого рода передвижения топлива из-за нестабильной ситуации в стране». СМИ расценили такое заявление российского чиновника как попытку шантажа и скрытую угрозу энергетической блокады. Следует отметить, что госкорпорация «Росатом» и поставщик топлива ОАО «ТВЭЛ» сразу же это опровергли.

На следующий день представитель ГК «Росатом» в Восточной Европе Александр Мертен заявил, что политические разногласия не отразятся на деятельности компании в Украине: «Мы четко по графику выполняем все взятые на себя обязательства по поставкам ядерного топлива, оборудования, материалов, проведению работ и предоставлению услуг на украинских АЭС». Он также подчеркнул, что украинские станции бесперебойно снабжаются ядерным топливом из России уже больше 30 лет, и за это время ни разу не было сбоев. Однако представитель «Росатома» подтвердил существующие ограничения на перемещения ядерных материалов по Украине, и отметил, что корпорация вынуждена искать альтернативные пути поставок ядерного топлива своим партнерам в Восточной Европе. То есть проблемы для российских атомщиков создала как раз Украина, а не наоборот.

Кстати, вышеупомянутое строительство в Кировограде завода по производству ядерного топлива (для чего должен был использоваться добытый в Украине уран) должно было снизить практически полную зависимость украинской атомной энергетики от России. Ведь в прошлом году «Росатом» поставлял ядерное топливо на все четыре действующих АЭС Украины. Однако новые киевские власти ныне избрали другой способ снижения этой зависимости – закупку более дорогого и неадаптированного к сооруженным по российским технологиям атомным станциям топлива. Зато – у компании из США.

11 апреля 2014 года НАЭК «Энергоатом» объявил о подписании коммерческого контракта с американской компанией Westinghouse на поставку ядерного топлива в Украину до 2020 года. И уже 13 мая Государственная инспекция по ядерному регулированию Украины согласовала использование доработанного ядерного топлива производства Westinghouse на 3-м энергоблоке Южно-Украинской атомной электростанции (АЭС). При этом предполагается, что до 2020 года американцы будут обеспечивать топливом все три реактора этой станции. И это несмотря на то, что в 2012-2013 годах в ходе планово-предупредительного ремонта на Южно-Украинской АЭС были зафиксированы нарушения в работе сборок типа ТВС-W производства Westinghouse. Выяснилось, что эти нарушения были вызваны конструктивными недоработками топлива. Ранее инциденты с ядерным топливом Westinghouse происходили на АЭС «Темелин» (Чехия), тоже построенной по российскому проекту.

Глава «Росатома» Сергей Кириенко прокомментировал эту ситуацию так: «При аварии все забудут, что оператор АЭС – Украина, а топливо – американское, и будут подымать шум по поводу того, что это плохой русский реактор». По его словам, «есть два момента, которые вызывают у нас опасения. Первый: было загружено 126 сборок, на сегодняшний день осталось только 66, потому в 2011-2012 годах при перегрузках выяснилось, что с топливом опять начались проблемы, и было принято решение атомного надзора Украины о досрочной выгрузке и запрете дальнейшего использования топлива Westinghouse на территории Украины. На сегодняшний день осталось только 66 топливных сборок, из которых только 26 из первых 126 загруженных вышло на четвертый год тестирования. Я точно понимаю, что если бы мы попробовали куда-то поставить топливо, и у нас хотя бы одна кассета из 126 нарушила бы технические условия, то все дискуссии и подписания контрактов закончились бы в ту же секунду. И мы бы даже не стали бы задавать по этому поводу вопросы – это нормально».

Почему же Украина, несмотря на возможные проблемы, подписала контракт с американцами, по которому только в этом году украинский «Энергоатом» заплатит американцам от 100 до 200 миллионов долларов, а до 2020 года Westinghouse сможет поставлять более дорогое, чем российское, топливо для 25% украинских реакторов? (Впрочем, и четверть – не предел, вице-президент Westinghouse Майкл Кирст заявил, что компания готова обеспечить Украину ядерным топливом на 100%). На этот вопрос есть два ответа, оба из которых могут оказаться правдой.

Во-первых, мощное давление на Киев со стороны Вашингтона – ведь американские атомщики остались без заказов на возведение новых АЭС на время действующего в США моратория. Они попытались компенсировать часть недополученной прибыли, попробовав выдавить штатное, произведённое российской компанией «ТВЭЛ» топливо, из реакторов «советского» типа, – причем не только в Украине, но и в Восточной Европе и Финляндии. А поскольку в ЕС покупать не до конца адаптированное американское топливо не спешат, то Украина не просто заплатит Westinghouse, но еще и станет полигоном для экспериментов этой фирмы. Более того, поскольку Westinghouse практически не работает с пост-советскими рынками, то производство топлива, необходимого для украинских АЭС, сравнимо с автомобилями ручной сборки, говорят специалисты-атомщики.

Во-вторых, с 2003-го года и поныне 3-й энергоблок ЮАЭС работает на американском топливе в «опытно-промышленном» – то есть практически экспериментальном - режиме. Злые языки говорят, что произведенная на нем электроэнергия также продается в «экспериментальном» режиме, а полученные за нее живые деньги «растворяются» среди топ-менеджмента станции и НАЭК «Энергоатом».

При этом сам «Энергоатом» постоянно жалуется на нехватку средств. В частности, компания судится с Министерством доходов и сборов, требуя засчитать переплату налога на прибыль в 2012-м году в сумме 1,4 миллиарда гривен, в качестве авансовых взносов по уплате этого налога в 2014-м. Даже по нынешнему курсу это составляет более миллиарда долларов США, тогда как только на оплату поставок ядерного топлива на протяжении года «Энергоатому» нужно минимум 600 миллионов долларов. То есть вполне может повториться ситуация, которая сложилась ныне в украино-российских газовых отношениях: Украина российское топливо потребляет, но не платит за него уже несколько месяцев, а во всех проблемах обвиняет Россию.

Беда только, что последствия конфликта в сфере ядерной энергетики могут быть более значительными, чем в газовой. И вопрос не только в гипотетических авариях. Сейчас отработанное ядерное топливо с украинских АЭС вывозится в Россию, а вот американцы этого делать не спешат. Видимо, поэтому в апреле 2014 года новое правительство Украины приняло решение о выделении 45 гектаров земли в Чернобыльской зоне для сооружения централизованного хранилища отработанного ядерного топлива. Это вызвало скандал и среди общественности, и в парламенте Украины. Хотя Александр Турчинов заявил, что хранилище предназначено исключительно для отработанного топлива украинских АЭС, депутаты уверены, что туда попадут и ядерные отходы из стран Европейского Союза. И это станет еще одной платой Украины за процесс евроинтеграции – наряду с отказом совместно с Россией достроить два энергоблока на Хмельницкой АЭС.

Директор Института развития города Черновцы Олег Хавич специально для «Актуальных комментариев»

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".