Статья
24 Января 2011 16:49

Смена «говорящей головы»

В первой половине января 2011 года в МИД РФ поменялся директор Департамента информации и печати (ДИП). Вместо Андрея Нестеренко на эту должность пришел Александр Лукашевич. Официального сообщения об этом назначении ведомство на Смоленской Сенной площади не распространило. Всё ограничилось сменой персональных страниц в рубрике пресс-службы министерства.

Смена руководства в информационном рупоре министерства иностранных дел была достаточно ожидаемым событием. Нестеренко перестал выступать с официальными заявлениями от лица ведомства с начала ноября 2010 года. С этого момента в МИД РФ поменялся спикер, проводящий брифинги Департамента информации и печати. Вместо Нестеренко в качестве «говорящей головы» российского дипломатического ведомства стал выступать его заместитель, Алексей Сазонов. В статусе официального представителя Министерства иностранных дел он провел брифинги 11, 18 ноября, а также 2 декабря. В настоящее время встречи спикера МИД РФ с прессой проходят только два раза в месяц. Для сравнения, в США аналогичные мероприятия Госдепартамент устраивает каждый день, за исключением выходных.

Необычной в этой ситуации стали причины отставки Нестеренко. Согласно данным, озвученным в российских СМИ, на кадровое решение главы МИД Сергея Лаврова повлияла незначительная оплошность его «говорящей головы». В одном из комментариев, по позиции России в отношении Ирана, датированном июнем 2010 года, спикер МИДа повторил ранее уже звучавшую реплику, что санкции Совета безопасности ООН не помешают прежним договоренностям о поставках Ирану зенитно-ракетных комплексов С-300. Однако к моменту этого заявления официальная позиция России, определяемая Кремлем, успела измениться. Российские власти уже пообещали администрации Барака Обамы контракт на поставки С-300 отменить. После этого заявления Лаврову порекомендовали сменить официального спикера ведомства.

Мотивы смены руководителя ДИП иначе как шокирующими не назовешь. Получается, что в угоду мнению Белого дома администрация Дмитрия Медведева способна не только отказываться от партнерских контактов с рядом азиатских игроков, но и идти на жесткие аппаратные шаги. Сущность казуса Нестеренко – не в том, что его слова расходились с официальным мнением РФ. Это мнение на момент дачи комментария де-факто не было толком озвучено и было известно только в радиусе Кремля. Смысл данного эпизода заключается в том, что ради сохранения благожелательного образа в глазах Соединенных Штатов Медведев и его окружение готовы отказываться от услуг далеко не самых последних дипломатов. Причем за мизерную оплошность, которую в других странах вряд ли бы использовали как довод для кадровых перестановок.

Предстоящим местом работы Нестеренко должно стать посольство России в Черногории. Иначе как почетной ссылкой это назначение не назовешь. Ранее предполагалось, что руководитель ДИП может претендовать на место заместителя министра иностранных дел, после назначения послом РФ в Великобритании Александра Яковенко. В пользу замещения Яковенко Нестеренко играло сходство их карьерного пути. До назначения на позицию заместителя министра иностранных дел, Яковенко с 2000 по 2005 год являлся официальным представителем МИД и директором Департамента информации и печати. Тем не менее, этого не произошло. Вместо седьмого этажа на Смоленской Сенной Нестеренко будет вынужден продолжить работу в далеко не самой статусной балканской стране. Перспективы его назначения в Черногорию косвенно говорят о том, что причиной отставки было недостаточно корректное высказывание по Ирану.

По линии ДИП перестановки ознаменовали переход контроля над департаментом от «европейца» к «азиату». Большая часть карьеры Александра Лукашевича связана с работой в Афганистане. Свой путь на дипломатическом поприще он начинал в качестве референта-секретаря генерального консульства СССР в Мазари-Шарифе. После этого работал переводчиком и третьим секретарем посольства в Афганистане. С 1991 по 1994 годы Лукашевич занимал пост вице-консула, а затем консула генерального консульства СССР, а затем России в том же Мазари-Шарифе. Он является ставленником восточного блока, к которому примыкает специалист по Шри-Ланке Лавров.

Однако назначение Лукашевича нельзя расценивать как откровенный успех «азиатов». Скорее этого не более чем вынужденная тактическая перестановка во втором руководящем эшелоне МИДа. Предложение сменить главу ДИП поступило Лаврову из Кремля в июне 2010 года. А реакция на него последовала только в январе 2011 года. Получается, что замену Нестеренко в министерстве искали полгода. Причем на достаточно ответственный пост назначили человека, который до этого не имел опыта работы с прессой. Следует также отметить его далеко не самый молодой для этой должности возраст (1959 г. р.). Получается, что при выборе кандидата на пост директора ДИП Лавров и его окружение столкнулись с серьезной кадровой проблемой. В их распоряжении просто не оказалось надлежащего числа претендентов для удовлетворения запроса Кремля. Даже если учитывать, что Лавров старался подобрать на место Нестеренко именно специалиста по Востоку, пауза сроком в шесть месяцев выглядит слишком подозрительной.

Максим Минаев
, Центр политической конъюнктуры, специально для Актуальных Комментариев

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

Rosneft
© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".