Статья
2896 14 Апреля 2018 15:24

Соль

У евангелиста Марка есть одно непонятное место. Про соль. 

Иисус говорит ученикам: Соль — добрая вещь; но ежели соль не солона будет, чем вы ее поправите? (Марк, 9,50).
Эта удивительная и странная метафора как только не толковалась. Разве может соль потерять свою силу, стать несоленой? Конечно, нет. Значит, Иисус имел в виду то-то... 

Нет, возражал другой толкователь, Он имел в виду вовсе не это, а прямо противоположное. 

Соль, говорили знатоки учения, приводится Учителем не в гастрономическом смысле, но — сакральном. Солью посыпалось жертвенное животное, без нее жертва считалась недействительной. Потом, спустя века, когда обряд приношения жертвы отошел в прошлое, этот факт стал забываться. Соль утратила сакральное значение, превратилась — пусть и в дорогую в те давние времена — приправу. 

Как часто бывает, многочисленные объяснения и толкования лишь запутывали дело. Иисус прибегал иногда к метафорам ярким, парадоксальным — вспомнить хотя бы верблюда, который пройдет через игольное ушко скорее, нежели богатый попадет в рай. Суть некоторых притч и суждений Его нам трудно понять из-за потерь при переводе, в нашем случае многократном: с арамейского на греческий, потом на церковнославянский, потом уже — на современный язык синодального перевода.

И все равно — разве соль может стать несоленой?

Оказывается, может (и этот факт отменяет множество замечательных теологических умопостроений): в древнем Израиле соль добывали из вод Мертвого моря. И — по причинам, сути которых я не способен растолковать из-за незнания биохимии — она действительно теряла со временем свой вкус, становилась бесполезной, ни на что не годной. 

И еще о соли. 

Можно ли разводиться с женою? — спрашивали Иисуса фарисеи. Дело в том, что данный от Моисея закон был суров, разводы допускал лишь в самом крайнем случае. Но — как это обычно и бывает — толкование этих исключительных случаев со временем приняло расширительный характер, как сказали бы нынешние законники. 
Дать разводное письмо муж может лишь в том случае, если жена станет ему противна. Так завещал иудеям Моисей. 

И тут, конечно, открывался широкий простор для интерпретаций.

Последователи традиционалистской школы Шаммая считали, что противной жена может стать лишь в одном случае: ежели будет застигнута в прелюбодейном деянии. 

Либеральная школа Гиллеля, напротив, список допустимых поводов для развода постоянно расширяла, включив в него в итоге вздорность (которая определялась тем, слышно ли голос жены в соседнем доме; если слышно — с такой спутницей лучше скорее расстаться) и неумение вести домашнее хозяйство. Здесь главный критерий был прост: кладет ли хозяйка соли в меру, либо пересаливает. 

И хотя учения обеих фарисейских школ были объявлены Учителем ложными («...по жестокосердию вашему он написал вам сию заповедь», Марк, 10,5), и нам, добрым христианам, не пристало сомневаться... 

Но вот это пересаливание... 

Все, молчу, молчу.

Андрей Шухов специально для «Актуальных комментариев».

*Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции
Актуальные комментарии
© 2008-2018 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".