Статья
23 Августа 2011 9:01

Социальный взрыв

<p>На протяжении первой половины августа 2011 года одной из центральных тем международной повестки дня были беспорядки в Великобритании. Массовые выступления населения, сопровождавшиеся столкновениями с полицией, поджогами, грабежами и мародерством охватили такие города как Лондон, Бирмингем, Бристоль, Глостер, Ливерпуль и Ноттингем. Начавшись в Лондоне, бунт распространился затем по значительной части территории Англии. Масштабность волнений заставила высшее руководство Соединенного Королевства, включая премьер-министра Дэвида Кэмерона и главу МВД Терезу Мэй, досрочно прервать свой отпуск и вернуться в страну. МИД РФ отреагировал на данные события официальным заявлением, обнародованным 9 августа.<br />
<br />
Несмотря на то, что СМИ (в том числе и российские) постарались представить волнения в королевстве как мятеж мародеров (получивший название «шопинг-бунт»), реальное содержание инцидента куда глубже. Речь идет о полноценном социальном взрыве. Беспорядки охватили районы с преимущественно малоимущим населением. Для него традиционно характерны такие проблемы как безработица, отсутствие возможностей для социализации и высокий уровень преступности. В реалиях 2010-2011 годов эти проблемы были усугублены политикой коалиционного кабинета тори и либеральных демократов. Ради сокращения бюджетного дефицита он пошел на серьезное сокращение коммунальных льгот. Учитывая тот факт, что ситуация в области трудоустройства и борьбы с криминалом в таких условиях нисколько не улучшилась, сложившаяся обстановка создала благоприятную почву для массовых акций протеста. Вышедшая на улицу молодежь своими действиями де-факто продемонстрировала радикальное несогласие с курсом правительства Кэмерона.<br />
<br />
У волнений был и четкий этнический профиль. Как в Лондоне, так и в других городах беспорядки охватили районы, населенные преимущественно цветным населением. Речь, прежде всего, идет о выходцах из региона Карибского бассейна (Вест-Индии) и Экваториальной Африки, большая часть государств которых относится к бывшим британским колониям. Участники волнений представляли сразу несколько волн миграций в Соединенное Королевство, первая из которых относится к 1950-м годам, а последняя – к 2000-м. Большой процент среди участников акций протеста составляли дети из смешанных афро-английских семей. В события были вовлечены и нелегальные мигранты, в основном из государств Африки. Число представителей белого населения в общей массе протестующих оказалось сравнительно невелико.<br />
<br />
Тем не менее, бунт нельзя увязывать с проблемой миграционной политики и издержками т.н. мультикультурализма. Практически все карибские диаспоры (ведущая среди которых представляет Ямайку), проживающие в королевстве, довольно глубоко интегрированы в британское общество. В настоящее время они являются неотъемлемой частью населения страны, не имея значимых проблем во взаимодействии с коренными англичанами. Во многом в силу общности религии, менталитета и сопоставимого социального положения. Степень погруженности представителей Вест-Индии в английский социум иллюстрирует число смешанных браков между ними и англосаксами. Дети от таких браков оказались главными лицами волнений. К их числу относится как Марк Дагган, убийство которого послужило катализатором беспорядков на севере Лондона, так и Челси Айвз - посланница летней Олимпиады 2012 года. Схожий уровень интеграции в английское общество демонстрируют и африканские общины (лидирующей среди них является нигерийская). Говорить об этнической подоплеке бунта в такой ситуации довольно сложно. <br />
Движущей силой волнений стали не расовые, а социальные проблемы.<br />
<br />
Реакцией Даунинг-стрит, 10 на волнения пока оказалось «закручивание гаек». Большая часть участников волнений была задержана и предстала перед судом. Учитывая развитие системы наружного наблюдения в городах Англии (негласно именуемой «государством Большого брата»), сделать это оказалось сравнительно несложно. Предполагается, что все лица, причастные к актам насилия, грабежам и мародерству, будут приговорены к лишению свободы на различные сроки. Речь идет о нескольких тысячах человек. Таким образом, коалиционный кабинет намерен проявить свою силу и решимость в подавлении бунта. Подобная цель была официально заявлена Кэмероном. Но вероятность того, что массовые репрессии приведут к нормализации социальной обстановки в бедных районах крупных городов сравнительно невелика. В условиях отсутствия занятости и полноценных лифтов для социализации, представители малоимущих слоев населения вне зависимости от степени давления со стороны властей продолжат оставаться в числе категорий граждан, склонных к проявлению массового неповиновения.<br />
<br />
<strong>Максим МИНАЕВ</strong>, <em>Центр политической конъюнктуры</em></p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".