Комментарий
16 Октября 2014 12:26

Спорная идея

Эдуард Иванов юристЭдуард Иванов

Эдуард Иванов
юристЭдуард Иванов

Депутат Госдумы от «Единой России» Евгений Федоров предлагает законодательно ввести механизм изъятия находящейся в России иностранной собственности в случае введения антироссийских санкций. Проект закона, в частности, предполагает введение права физического или юридического лица РФ, пострадавшего в результате ареста имущества за рубежом, на внутрироссийский арбитражный иск об изъятии на территории России имущества представителей того государства, которое арестовало их собственность.

Подробнее — в материале «Экспроприация экспроприаторов».

Доктор юридических наук, профессор факультета права НИУ «Высшая школа экономики» Эдуард Иванов в интервью «Актуальным комментариям» проанализировал законопроект и рассказал о его слабых сторонах, применении контрмер в международной практике и случаях, когда Россия может применить ответные меры.

«Я думаю, что это законопроект, требующий доработки, и, скорее всего, при подготовке ко второму чтению поправки будут. Здесь пока много вопросов, например, возможность участия второй стороны в российском процессе. Надо разбираться со всей процедурой, но отдельно государство может нести ответственность за какие-то международные противоправные действия. В международном праве это будет считаться как контрмера.

Например, если какое-то государство проводит недружественную политику, берет и арестовывает имущество российских граждан и российских компаний у себя — то есть не за нарушение с их стороны каких-то норм права соответствующего государства, а просто так — то подобные меры могут быть и с другой стороны.

Например, есть два варианта. Допустим, есть компания, которая ведет бизнес в какой-то стране, она может быть российской, американской, немецкой, любой другой. Она нарушает какие-то нормы законодательства страны, где она ведет бизнес, тогда может быть вынесено судебное решение, в том числе и конфискация имущества. Это одна ситуация. Честно говоря, кроме обычных мер судебной защиты, я не представляю, что здесь можно еще делать государству. Это нормальная ситуация, у нас может быть арестовано по решению суда имущество какой-нибудь иностранной компании за противоправные действия, и то же самое в любой другой стране.

Другая ситуация, если какая-то страна проводит недружественную политику и заявляет, что мы берем и арестовываем имущество всех российских компаний, находящихся на территории страны или граждан Российской Федерации. Тогда это считается недружественным поведением по международному праву. В ответ Россия или любая другая страна — замечу, что это не наша какая-то специфика, это международное право — может принять контрмеры, то есть ответные недружественные действия в отношении этого государства аналогичного характера с целью добиться прекращения этим государством международных противоправных действий.

Вот в этом случае, условно говоря, если в Италии возьмут и арестуют имущество российских компаний, то в ответ Россия может применить аналогичные меры в качестве контрмер для того, чтобы добиться прекращения таких противоправных действий со стороны этого государства. Это будет правомерно.

Контрмеры встречаются в международной практике. Но таких ситуаций, когда берут и арестовывают все имущество компаний какой-то страны, не встречается. Существуют и другие контрмеры, например, когда повышают таможенные пошлины для товаров из какой-то страны. Эта страна может тоже принять аналогичные торговые меры. Или может обратиться в ВТО, где есть механизм по разрешению споров, и заявить, что страна вводит дополнительные пошлины, создает барьеры, и это нарушает соответствующие конвенции в рамках ВТО. Соответственно, это противоправно с точки зрения международного права.

В случае данного законопроекта здесь может быть имущество государства, условно говоря, имущество тех компаний, которые на сто процентов принадлежат государству. Но хочу отметить, что это не может быть ни в коем случае, например, имущество посольства и консульства. Имущество дипломатических представительств и консульских учреждений обладает неприкосновенностью.

Если речь в данном случае идет о наложении ареста на какое-то государственное имущество, на государственную собственность другой страны, то такие варианты возможны. Однако здесь очень много процедур, и идея сама спорная, но в любом случае это не может распространяться на имущество частных компаний. Они не должны нести ответственность за решение своего государства, за решение национального суда по конкретному делу».

Татьяна Немова специально для «Актуальных комментариев»

Фото: Первый канал

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".