Статья
11 13 Января 2010 0:07

Сталин. Цитатник

Актуальная попытка обобщить в одной работе статьи, беседы и выступления И. В. Сталина или настольная книга чиновника-2.

Комментарии экспертов

Вы можете любить или не любить Иосифа Сталина — у каждого своя правда и своё к вождю народов отношение. Но истина в том, что наподобие клапкаджеромового керосина, вся наша жизнь пропитана Сталиным.

Практическим воплощением этой нехитрой истины, конечно же, является практика научного управления. В общем-то, коммерческому менеджменту глубоко плевать, любите ли вы своё начальство, за такие мелочи в компаниях отвечают отделы корпоративной культуры, проводящие корпоративы с салатными тарелками. Государственное управление предпочитает также не особенно беспокоиться о вопросе «любви-нелюбви», предпочитая сводить его к форме «бунтуют — не бунтуют».

Подобный «механистический» подход, когда вопросы нравственности оставлены на откуп библейским и средневековым временам, в своё (давнее) время возмущал пассеистичных философов ещё Нового Времени. Но по настоящему привёл в ужас человечество в первой половине двадцатого века, когда тейлоризм начали применять не для погрузки угля или на конвейерах Генри Форда, а для эффективного «окончательного решения еврейского вопроса». Собственно, после Второй Мировой войны стало окончательно ясно, что наука может не только спасти человечество, но и уничтожить его к чертовой матери. Воплощением же этой нехитрой мысли стала, разумеется, атомная бомба.

Но это стало ясно после. А что до? Сталина принято упрекать в чудовищных преступлениях (по нашим меркам имевшим место быть, конечно), в которых в тот момент ничего особенно не было. В самом деле, к Востоку от СССР промышленно-развитая монархическая Япония выпаривала в лабораториях живьём своих китайских соседей, к Западу одна из самых успешных на тот момент стран — нацистская Германия — вооружённая новой, свежей идеологией бодро стоила автобаны (как сейчас Китай строит бизнес центры), вызывая рукоплескания элиты среди своих британских соседей, демократичный центр культуры и экономики США погружались в депрессию одновременно с крупнейшим в истории развитием такого НКО как ку-клукс-клан (чуть потом Рузвельт депортирует тысячи японцев). Британская Империя, по-прежнему огромная, как это и положено образцовой стране аж за тридцать лет до Германии прогрессивно введёт для буров практику концентрационных лагерей...

На этом фоне сталинские методы управления в то время выглядели поиском прогрессивной модели управления для страны с прогрессивным общественным строем. И Сталин был первым обладавшим политической волей руководителем российского государства, который подчинил это управление не личным прихотям одного человека или группы лиц, а железной логике. Надо сказать, что в сравнении с наследием Ленина, когда страна управлялась как редакция газеты «Искра», методы многим в руководстве страны казались удивительно выигрышными. Ну, до 37-го года, во всяком случае.

Прошло время. Культ личности был развенчан, но успешно зарекомендовавшие себя методы (управление учит нас, что человек всегда повторяет тот способ решения проблемы, который привел однажды к приемлемому результату) остались. Да, развеяв вокруг себя кровавое облако угара ГУЛАГА, но сохранив свою логику постановки и решения задачи, когда поставленная задача всегда будет оправдывать средства до момента постановки другой задачи. Повторюсь, эти сталинские практики управления, брошенные на другие направления, пережили и СССР, и Перестройку, и Ельцина, бережно передаваемые одним поколением бюрократов другому.

Изданный «Махаоном» цитатник Сталина в этой ситуации — ключ к понимаю управленческой логики любой российской власти за последние 80 лет. Когда говорят о возрождении сталинизма, фактически говорят о возрождении не сталинских методах или принципах, но о публичном возрождении логики сталинских методов. Разница между этими вещами едва заметная, воспринимаемая почти на эстетическом уровне.

Вот цитата: «Мы должны строить наше хозяйство так, чтобы наша страна не превратилась в придаток мировой капиталистической системы, чтобы она не была включена в общую систему капиталистического развития как её подсобное предприятие, чтобы наше хозяйство развивалось не как подсобное предприятие мирового капитализма, а как самостоятельная экономическая единица». Ничего не напоминает структура постановки задачи?

Гуманитарий скажет: «Там модернизация и тут модернизация — ничего особенного.» Как гуманитарий будет прав, конечно, но для управленца, чиновника — структура постановки задачи куда важнее её содержания. В ней сокрыт почти каббалистический код понимания процесса, возможность предсказать его дальнейшее развитие по едва заметным самому говорящему, выверенных десятилетиями традиций, модуляциями словосочетаний.

Для чиновника «Цитатник» бесполезен. Хороший чиновник и так живёт по нему, даже не задумываясь над этим. Сталинский «Цитатник» — это книга только для желающих постигнуть ту самую логику власти. Действительно полезная книга.

«Сталин. Цитатник», М.: Махаон, 2009 — 336 с.


© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".