Статья
17 Мая 2011 9:58

Ставка на специалистов

<p>В начале мая 2011 года в МИД РФ произошли некоторые кадровые корректировки. 10 мая стало известно о назначении нового посла РФ в Туркмении. Им стал Александр Блохин. До этого он возглавлял дипломатическую миссию РФ в Австралии. В должности посла в Ашхабаде Блохин сменил Игоря Блатова, занимавшего этот пост с января 2006 года. Указ президента РФ Дмитрия Медведева о назначении Блохина был подписан 5 мая. К исполнению своих полномочий новый посол приступил 14 мая.<br />
<br />
Назначение Блохина в Ашхабад свидетельствует о том, что в кадровой политике на туркменском направлении Кремль решил сделать ставку на профи. В дипломатическом пуле он относится к числу лиц, непосредственно знакомых с постсоветской спецификой. При этом бывшие республики СССР не являются сферой корневой специализации Блохина. По образованию он энергетик, начавший работу в МИД в 1992 году. Становление постсоветского профиля Блохина проходило исключительно в практической плоскости. С 1995 по 2000 год он возглавлял дипломатическую миссию России в Азербайджане. А в 2002-2005 годах являлся послом в Белоруссии. Лишь после этого он был поставлен во главе посольства России в Австралии. Большая часть дипломатической карьеры Блохина связана с постсоветскими государствами. Это позволит ему достаточно быстро «войти в дела» и не испытывать затруднений при оценке политической специфики Туркмении.<br />
<br />
Непосредственным мотивом для кадровой перестановки в Ашхабаде стал предельный срок службы предшественника Блохина. Блатов (1946 г.р.) находился в Туркмении с 2006 года. Руководство МИД могло провести его замену на основе принципа ротации, активно применяемого в дипломатическом корпусе. Однако в данном случае Блатов покидает должность в связи с выходом на пенсию. Явных предпосылок профессионального плана для его отставки было. В пользу возрастной версии смены посла говорит и тот факт, что дипломатическая миссия Блохина в Австралии завершилась ещё в июне 2010 года. После этого он чуть меньше года находился в кадровом резерве министерства. Если бы администрация Медведева располагала вескими причинами для назначения Блохина в Туркмению, она могла бы сделать это и раньше. Однако назначение последовало лишь в мае 2011 года. Скорее всего, потому что перспективы карьеры Блохина были согласованы заранее. Число специалистов по республикам бывшего СССР в распоряжении главы МИД РФ Сергея Лаврова не так уж и велико. Отказаться от использования одного из них для ведомства на Смоленской Сенной площади – непозволительная роскошь. Блохин лишь ждал планового истечения срока службы своего предшественника.<br />
<br />
В персональном плане Блохина можно охарактеризовать как политического назначенца «козыревской волны», достаточно быстро усвоившего технократический стиль дипкорпуса. До прихода в МИД он был народным депутатом РСФСР. Дипломатическая карьера Блохина – результат курса министра иностранных дел Андрея Козырева, активно интегрировавшего выходцев из политической среды в собственное ведомство. Именно при Козыреве Блохин занимал ряд статусных позиций в центральном аппарате МИД. В период с 1992 по 1995 годы он последовательно был директором департамента, советником министра, а затем послом по особым поручениям. После этого на Смоленскую Сенную площадь Блохин не возвращался. Преемники Козырева старались использовать его пусть и на важных позициях, но исключительно в заграничных учреждениях. Из посольской практики у Блохина выпадает лишь период с 2000 по 2001 год, когда он был министром по делам национальностей. При этом считать такую специализацию Блохина свидетельством его излишней ассоциированности с Козыревым не совсем верно. Скорее речь идет о том, что в МИДе с 2001 года ему старались подобрать позицию, соответствующую прежней министерской должности. В качестве послов в дипломатическом корпусе используется подавляющее большинство политических назначенцев. Среди них достаточно отметить Александра Сурикова и Михаила Зурабова.<br />
<br />
Основным алгоритмом работы нового посла в Туркмении должна стать стабильность. В Азербайджане и Белоруссии Блохин отметился именно как стабильный дипломат, не склонный к резким действиям. Не случайно, что в период его работы в данных государствах их отношения с Россией отличались значительной предсказуемостью и были лишены ярко выраженных сложных моментов. В Ашхабаде Блохин может использовать схожие принципы работы. При этом он будет строго следовать инструкциям из Кремля, стараясь сохранять конструктивные и взвешенные связи с местной политической элитой. В то же время присутствие Блохина не станет гарантией абсолютной бесконфликтности диалога между РФ и Туркменией в период его работы в должности главы дипмиссии. От мнения посла в современной внешней политике зависит далеко не всё. Особенно когда речь идет о российском политико-дипломатическом аппарате, заточенном под механизмы президентской и премьерской дипломатии. В зависимости от обстановки Кремль будет регулировать контакты с Ашхабадом напрямую, через голову посла. Как следствие, от очередных политико-экономических разногласий (прежде всего по теме транзита энергоресурсов) двусторонние отношения застрахованы не будут.<br />
<br />
<strong><em>Максим Минаев</em></strong><em>, Центр политической конъюнктуры, специально для Актуальных Комментариев</em></p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".