Статья
600 17 Февраля 2014 10:31

Страсти по ЕГЭ

Многие российские вузы внесли изменения в перечень вступительных экзаменов, несмотря на то, что Минобрнауки рекомендовало оставить список экзаменов прежним, пишет в понедельник газета «Коммерсантъ».

В некоторых случаях не менять списки оказалось невозможным.

Ранее для каждого вуза ведомство устанавливало обязательный экзамен (русский язык) и профильный предмет. Помимо этого, министерство давало на выбор еще два экзамена. По новым правилам вуз может выбирать уже из пяти-шести предметов, но в ряде случаев в этот список не попали те учебные дисциплины, которые вуз утвердил в прошлом году.

Приводится список вузов, которые решили поменять набор вступительных испытаний. Так, среди них Сибирский федеральный университет. Вуз изменил экзамены по восьми специальностям. На направлениях «журналистика», «филология» и «искусство и гуманитарные науки» вместо экзамена по иностранному языку нужно будет сдавать обществознание. А при поступлении на «радиотехнику», «радиоэлектронные системы и комплексы», «ядерную физику и технологию», «техническую физику» и «инноватику» придется сдавать не информатику, а физику.

В качестве других примеров, где изменился набор вступительных испытаний, издание приводит Тюменский и Белгородский госуниверситеты, Ярославский педуниверситет и Высшую школу экономики.

Причем произошло это не из-за самодеятельности вузов. Поступить по-другому новый приказ просто не оставил возможности.

В список экзаменов по журналистике, дизайну, бизнес-информатике, логистике и по программе Международного института экономики и финансов (МИЭФ) Высшая школа экономики была вынуждена внести изменения, поясняют «Новые известия». Дело в том, что иностранный язык, который всегда был обязательным экзаменом при поступлении в этот вуз, новым приказом перенесен в графу дополнительных, а в качестве обязательного предлагается выбрать один из тех, которые абитуриенты раньше никогда не сдавали. Таким образом, если в прошлом году на журналистику надо было сдавать русский язык, литературу, иностранный язык и творческий конкурс, то в этом году иностранный язык перенесен в графу дополнительных, а в качестве обязательных вузу предлагается выбрать историю, обществознание или географию. В результате руководство вуза вынуждено было добавить к экзаменам на факультет журналистики историю (всего будущие журналисты будут сдавать 5 экзаменов), на бизнес-информатике, логистике и в МИЭФ к прошлогодним экзаменам добавляется обществознание, а на дизайне — так называемый профессиональный экзамен (основанный на школьном курсе «Мировой художественной культуры»).

Писатель, публицист, ординарный профессор факультета медиакоммуникаций ГУ ВШЭ Александр Архангельский в беседе с «АК» сказал, что на таких скоростях решения об изменении списка экзаменов для абитуриентов  не принимаются. «Минобрнауки нарывается на ответные иски абитуриентов», - предположил он.

Научный руководитель факультета прикладной политологии ВШЭ, заведующий кафедрой политического поведения ВШЭ  Марк Урнов отметил, что сам пока не понимает, что в этом году происходит с экзаменами и непонятно как можно изменить ситуацию.

МГИМО, с которого начался скандал и в котором сначала решили поменять экзамены, теперь намерен вернуться к прошлогоднему списку. Однако десятки вузов решили выполнить письменный приказ Минобрнауки, несмотря на устные рекомендации Ливанова.

Ранее для каждого вуза ведомство устанавливало обязательный экзамен (русский язык) и профильный предмет. Помимо этого министерство давало на выбор еще два экзамена. По новым правилам вуз может выбирать уже из пяти-шести предметов, но в ряде случаев в этот список не попали те учебные дисциплины, которые вуз утвердил в прошлом году. Минобрнауки заявил, что эти правила вступят в силу в 2015 году.

По данным «Коммерсанта», больше всего от приказа Минобрнауки пострадали педагогические вузы - в новый список не вошли, к примеру, экзамены по биологии и географии.

В то же время большинство вузов так и не опубликовали списки экзаменов, хотя по закону должны были сделать это не позднее 15 февраля. Ректоры некоторых из них объяснили журналистам, что надеются получить разъяснения от Минобрнауки. В вузах также отметили, что министерство до сих пор не опубликовало «Порядок приема граждан на обучение», который и регламентирует процедуру вступительных экзаменов. В пресс-службе Минобрнауки заявили, что документ вскоре будет опубликован.

Очередной скандал разгорелся на прошлой неделе. Стало известно, что вузы могут изменить список вступительных экзаменов. По новым правилам у вузов сохраняется обязательный экзамен по русскому языку и «профильный».

Как пишет «Коммерсант», менять перечень экзаменов многим вузам придется в связи с приказом Минобрнауки РФ.

Студенты и преподавательский состав вузов выступили за сохранение прошлогодних норм.

Студенческий союз обратился в Минобрнауки с просьбой отменить приказ, обязывающий вузы изменить списки вступительных испытаний за четыре месяца до Единого государственного экзамена.

Ректор МГУ Виктор Садовничий выступил за сохранение прошлогодних экзаменов, заметив, что изменения лучше ввести с 2015 года, сообщает «Интерфакс». «Я считаю, что в этом году лучше либо воздержаться, либо принять более демократический вариант», — приводит агентство его слова. За сохранение старого перечня вступительных ЕГЭ выступил и Российский студенческий союз.

Уже вечером того же дня Минобрнауки рекомендовало вузам не менять перечень вступительных экзаменов, чтобы не дезориентировать абитуриентов.

Таким образом формат ЕГЭ менялся за день несколько раз и по сей день осталось множество непонятных нюансов. Что делать выпускникам и их родителям - остается только гадать.

Комментарии экспертов

Я свою позицию относительно ЕГЭ определил давно и от нее не отступаю. Считаю, что Единый государственный экзамен – правильная и своевременная инновация, которая облегчила доступ к получению высшего образования многим школьникам, которые живут далеко от столицы. Сейчас, несмотря на отдаленность от образовательных центров, у ребят, которые хорошо учатся, есть возможность поступить в лучшие вузы страны. Эта концепция себя оправдывает, по крайней мере в рамках Высшей школы экономики.


Введение всяких дополнительных экзаменов – возведение барьера, который осложняет доступ к высшему образованию для этой категории ребят. Да, есть такие факультеты, где поступление ребят только по результатам школьных экзаменов недостаточно и необходимы дополнительные испытания. Но мне кажется, что возврат к системе вступительных экзаменов (за редким исключением, например, театральный вуз) все-таки представляет собой шаг назад, так как дает возможность для проявления феномена коррупции, который ушел после внедрения ЕГЭ в вузах (правда, спустился на уровень школ).


Возникшую ситуацию – когда меняется список экзаменов, к которым готовились выпускники для поступления  – можно охарактеризовать как неприемлемую. Это дезориентирует и усложняет положение. Если есть возможность, надо вернуться к прежнему списку экзаменов и восстановить элементарную справедливость: правила игры в последний момент не меняют.

Такое впечатление, что наши чиновники от образования соревнуются в изобретении все новых препонов  для поступающих в вузы. Причём делается это в судорожном режиме, а судорожность является показателем некомпетентности.


При этом качество вузовского образования, особенно с введением двухступенчатой системы (бакалавриат и магистратура), стремительно падает. Как и уровень мотивации со стороны студентов. (Это определяется, прежде всего, по тому, что год от года всё меньше  людей хочет заниматься научно-образовательной деятельностью, а ведь система образования, как ни одна другая, ориентирована, по словам П.Бурдье, на собственное воспроизводство.)


В результате мы получаем такой эффект: требования для поступления все время усложняются, а в итоге это нисколько не мотивирует. Наоборот, высшее образование всё больше превращается в формальный этап социализации, в такой социальный лифт, куда садятся все, кто пожелает.


Образование было одним из наиболее эффективно работающих социальных лифтов в ситуации, когда с началом девяностых оказалось, что многие старые советские социальные лифты больше никуда не везут. Но при этом мы столкнулись со значительными перегрузками этого лифта. Это привело к обесцениванию высшего образования, ставшего простым элементом анкеты. В сознании большинства считается, что нельзя не иметь высшего образования, нельзя не приобрести его « для галочки».

Это сказалось и на отношении к высшему образованию не только у наших сограждан, но и у преподавателей.


В нашей системе преподаватель вуза превращается все больше в чиновника низшего звена, который отвечает за некий статистический параметр, который всех интересует.


Как в советские времена среднее образование гарантировалось всем, так теперь высшее образование стало обязательным атрибутом коренного горожанина. Однако, превратившись в такой атрибут, высшее образование фактически стало средним. Виной тому поточная социализация, которая свелась к тому, что сегодня обучение всё меньше связано с непосредственной коммуникацией и всё больше ориентировано на технократическую модель, почти исключающую личный контакт преподавателя с учеником. Вместо этого проводится бесконечное тестирование, компьютерные замеры знаний. Такое впечатление, что одни роботы воспитывают других роботов.


В итоге, получение диплома превратилось в признание того, что ты «стал как все». Высшее образование нужно теперь для того, чтобы стать тем, кого Х.Ортега-и-Гассет назвал «средним человеком», хотя в XX веке оно препятствовало именно этому.


Что касается непосредственного сюжета с изменением списка экзаменов, то нужно понимать, что любые судорожные действия не просто выдают некомпетентность. Это свидетельство того, что существуют большие проблемы с воспроизводством тех институтов, которые отвечают за воспроизводство. 


Сегодня логика «крепкого хозяйственника» соединилась с логикой «эффективного менеджера». В результате образование обслуживается как обычная хозяйственная система с минимальным учетом специфики научно-образовательных институтов.


Подход завхозов капитализма, который характерен для министерских функционеров, очень опасен. Он исключает понимание того, что образование и наука представляют собой институциональные механизмы, позволяющие управлять будущим и планировать воспроизводственные процессы во всём обществе.

Понятное дело, что история со списком экзаменов для Министерства образования и науки некрасивая. Последние годы вся риторика ведомства построена на том, что надо бороться с неэффективностью. Отсюда возникла идея осуществлять мониторинг вузов и выявлять неэффективные.


В итоге вся система высшего образования в стране перестраивается, причем в роли арбитра выступает Минобразования, чиновники которого неоднократно подчеркивали, насколько они современные и эффективные люди, успешные менеджеры и т.д.


В результате мы видим, как тривиальная бюрократическая возня приводит к тому, что страдают абитуриенты и выпускники школ. Да и сами вузы ставят в глупое положение, так как им никто не оставил шанса не вносить изменений в список экзаменов. Это еще раз ставит вопрос о компетентности Министерства образования, причем нынешняя ситуация очень ярко его характеризует.


Обычно Минобразования критикуют за то, что там слишком активно играют роль реформаторов и навязывают обществу неприемлемые новации. Проблема, на мой взгляд, не в этом. На самом деле стратегия реформ так и не выработана.


Внедрение ЕГЭ лично я оцениваю позитивно. А вот то, что с ним начало потом происходить, свидетельствует о множестве недоработок со стороны министерства. В течение года люди просто не могут синхронизировать свои собственные бюрократические решения с реальным темпом образовательного процесса. В министерстве не совсем понимают, как живут школьники, абитуриенты, их родители и преподаватели в вузах.


На самом деле надо ставить вопрос об эффективности самого Минобрнауки. На мой взгляд, пора ввести рейтинг эффективности министерств, и посмотреть, где оно окажется.

Актуальные комментарии
© 2008-2018 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".