Комментарий
18 Августа 2009 0:00

Свои и чужие

Михаил Бударагин публицистМихаил Бударагин

Михаил Бударагин
публицистМихаил Бударагин

Лента Нила Бломкампа «Район № 9» - очень удачная обманка, словно бы специально сделанная для поклонников X-files и НЛО, которые давно соскучились по пришельцам.

Пришельцы появляются. На этом жанровое узнавание заканчивается, и зритель погружается в псевдодокументалистику, да еще и выполненную в ретроспективе: в начале мы попадаем во время, которое начинается после финала картины. Поэтому поклонники «движухи», которые знают всю историю до конца, но требуют рассказать ее «правильно», выходят на первых десяти минутах.

В первый час зал покидают старые и молодые читатели Стругацких, которые ждут картинки будущего, торжества разума или на худой конец перестрелки в открытом космосе.

Будущее есть, но оно такое же грязное и мрачное, как и настоящее. Больные, непонятно откуда свалившиеся, тараканоподобные пришельцы оказываются в гетто, которое за двадцать лет превращают в обычный криминальный пригород столицы (в фильме – Йоханнесбурга).

Пришельцев собираются переселять, корпорация MNU снаряжает для этого акакия акакиевича Викуса ван дер Мерве, который даже поначалу кажется чуть меньшим подонком, чем все остальные персонажи картины, и вот тут-то и закручивается сюжет, о котором незачем рассказывать. Кино у Бломкампа получилось линейным: пересказ убьет здесь весь интерес к этой немаловажной картине.

Как художественное высказывание «Район № 9» представляет собой двухчастную аллюзию. Первый план прост - геноцид, апартеид, "чужие", мигранты – он лежит на поверхности, отсылая зрителя к частым и в России конфликтам "аборигенов" и "пришельцев" (см. сюжет "Черкизовский рынок"), в которых обычно не правы обе стороны. Блестящая «Американская история X» - канон этого жанра, который Бломкамп выворачивает наизнанку, не оставляя на сцене ни одного положительного персонажа, который был бы симпатичен среднестатистическому зрителю.

Ван дер Мерве местами хорош, но уж больно он непрезентабельный. Девушки таких не любят, девушки любят посолидней. Трудно в здравом уме повесить себе постер с этим парнем над кроватью (то ли дело Фокс Малдер) или даже купить календарик с его умильной рожицей. Не продается. А все, что не продается, - заведомый неликвид. На это, подозреваю, режиссер и рассчитывал.

Более сложные аллюзии отсылают к «Превращению» Франца Кафки, где чиновник Грегор Замза неожиданно становится неизвестным насекомым и умирает, сначала затравленный, а затем и попросту брошенный родными. В ленте Бломкампа превратившийся в инопланетянина чиновник корпорации MNU бросает вызов всей машинерии человеческого общества. И побеждает, помогая сбежать инопланетянину Кристоферу с сыном. И проигрывает, окончательно становясь тараканообразным существом, пожирающим кошачий корм - таковы они, потомки героев Герберта Уэллса.

Хотя кем быть лучше - существующим на подачки людей инопланетным насекомым с повадками мелкого хулигана или человеком, который умеет наслаждаться смертью другого, радоваться тому, как лопаются, словно попкорн, яйца из кладки инопланетян и легко предавать самых близких - это еще вопрос.

Может быть, инопланетная гадость, в которую превратился Викус, местами и получше будет, чем все те, кто окружал преуспевающего ван дер Мерве, когда тот еще не перешел на другую сторону.

Там, на той стороне, ничуть не хуже.

Будет возможность, переходите. 

  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".