Статья
22 Января 2011 14:45

The Sandman

<p>Первая книга серии, где впервые появляются герои и сюжетные линии знаменитой эпической саги, рожденной на стыке мифа, магии и черного юмора, или Еще раз о судьбах графического романа в России.</p>
Комментарии экспертов
<p>Изданный в конце прошлого года силами издательства «Эксмо» «The Sandman» («Песочный человек», как подчеркнуто ненавязчиво сообщает мелкий шрифт на обложке) крепко связан с растущей в России популярностью графических романов. Эта связь тем очевиднее, что в отличие от публиковавшихся ранее «Хранителей», «V значит вендетта» и т.д., «The Sandman» — многотомный проект, к созданию которого приложил руку сам Нил Гейман.</p>
<p>Около пяти лет назад издательство «Амфора» уже публиковало «Город грехов» Френка Миллера (часть одноименного цикла «нуарных» графических романов), но или из-за несформированного рынка, или по каким-то другим причинам, но издательство ограничилось только одной книгой. Теперь, когда «Эксмо» поместила на корешок своего «Песочного человека» цифру «один» мы можем с большей и ли меньшей уверенностью говорить о том, что российский читатель до графического романа «дозрел».</p>
<p>На ровне со всеми вышеупомянутыми работами, «The Sandman» претендует (и, судя по объемам продаж в США — до некоторой степени оправдано) на статус «самого великого графического романа всех эпох». «Песочный человек» Геймана ("Американские боги", "Никогде", "Звездная пыль" и т.д.) — бог или скорее воплощение сна и грез, попадает в плен на 70 лет к английскому оккультисту и его сыну, лишивших его сил и атрибутов его власти. Освободившись, Сон пытается восстановить свое былое могущество, чему, собственно, и посвящены новеллы тома. Не отделяя своего героя от прочего «комиксового» пространства DC Comics сотоварищи, Гейман встраивает Песочного человека в систему, в которой комфортно сосуществуют Люцефер, герои «Лиги справедливости» (включая Бетмена), Джон Константин, Каин, Авель и еще бог знает сколько других атрибутов американской современной культуры.</p>
<p>Чтобы избежать путаницы и чувства утраты от непонятых аллюзий и цитат можно обратиться к великолепным примечаниям Михаила Назаренко в конце книги — они выполняют приблизительно такую же функцию, какую выполнял <a href="http://community.livejournal.com/ru_watchmen/62833.html">популярный пост</a>, посвященный титрам «Хранителей» Зака Снайдера.</p>
<p>Впрочем, у «The Sandman» вполне достаточно мест пересечения с современным культурным российским пространством, чтобы получить от него удовольствие и так. Тут возникает интересный вопрос из области социальный и культурной динамики: можно ли принять нарастающую популярность, а самое главное, «понятность» графических романов за амбициозный признак интегрированности (или поглощения — как больше нравится) российского пространства современным западным? Или просто подросло поколение, воспитанное другими культурными стандартами? Или издатели были в очередной раз вульгарно обмануты хипстерами в очках от Ray Ban, которые убедили их в том, что они — прогрессивное и богатое меньшинство (как это вышло у них с кремлевскими политтехнологам)?</p>
<p>Ответом станет успех или провал проекта «Графический роман» на российской территории. Но это уже выводит разговор в совсем другую, политическую, плоскость.</p>
<p><strong>Нил Гейман, Сэм Кит, «The Sandman», М.: «Эксмо», 2010 — 270 с.</strong></p>
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

© 2008-2016 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".