Статья
237 20 Сентября 2014 18:57

Точка соприкосновения

Принятие Верховной Радой Закона об особом статусе Донбасса едва ли можно назвать революционным прорывом в деле установления мира на юго-востоке Украины.

Наивной представляется сама мысль о том, что пятистраничный документ, в кратчайшие сроки рассмотренный парламентом, способен оставить в прошлом противоречия и распри, которые ранее привели к тяжелому и кровопролитному конфликту. Но в существующем на сегодняшний день контексте ключевое значение приобрел именно факт перехода Киева от использования печально известных методов «антитеррористической операции» к поиску политического решения вопроса.

Как показывает опыт многих постсоветских государств, переговорный процесс вокруг будущего подобных ДНР и ЛНР самопровозглашенных образований может растягиваться на годы и приводить его инициаторов как к восстановлению единства страны (к примеру, в случае реинтеграции Гагаузии в состав Молдовы), так и к окончательному «разводу», иногда болезненному, с мятежными территориями. В любом случае залогом успеха или неудачи заявленного курса станут действия администрации Петра Порошенко, 16 сентября добившегося своего первого ощутимого успеха на президентском посту и сумевшего убедить даже «ястребов» из блока Яценюка-Турчинова руководствоваться не ростом предвыборного рейтинга, а вопросами сохранения государственности.

Примечательно, что закон, в отличие от прежних киевских инициатив, не был встречен в штыки и лидерами донбасского ополчения, заявившими о готовности отталкиваться от некоторых его положений при проведении будущих переговоров. Впереди у участников конфликта непростой и чреватый рейтинговыми потерями процесс поиска компромиссов и согласования технических аспектов перемирия, выдвижения новых инициатив и донесения идей примирения до населения подконтрольных им территорий. И некоторые камни преткновения, которые ожидают их на этом пути, можно обозначить уже сегодня.

В первую очередь немало противоречий содержит сам текст представленного Порошенко документа. Еще на стадии его подготовки множество споров вызвало навязчивое стремление Киева ограничить зону имплементации закона «отдельными районами Донецкой и Луганской областей»; особую пикантность этой формулировке придали высказывания советника президента Юрия Луценко, призвавшего оградить инженерными сооружениями находящиеся под контролем повстанцев территории, де-факто превратив их в аналогичное палестинскому Сектору Газа гетто.

В определенной степени предложение Киева соответствует букве, но явно не духу минского протокола — особенно с учетом того факта, что крупнейшие города, включая столицы Луганской и Донецкой областей, сегодня заняты ополченцами и по большей части поддерживают их действия. Проведение искусственных разграничительных линий между поселениями, нередко по воле случая оказавшимися в руках ВС Украины и Нацгвардии, и населенными пунктами, входящими в ДНР и ЛНР, крайне опасно прежде всего для украинских властей и грозит им новыми всплесками напряжения. Администрации Порошенко следует приготовиться к тому, что жители, например, Мариуполя, не смогут понять, по какому праву они будут лишены возможностей и преференций, достающихся Луганску, Донецку и Новоазовску; избежать на этом фоне новых массовых протестов Киеву не удастся.

Еще один спорный вопрос касается трехлетнего срока действия закона. Как известно, в мировой практике уже наблюдались прецеденты схожих переходных периодов: так, к примеру, гражданской войне в крупнейшей африканской стране, Судане, положили конец соглашения, предусматривавшие возможность выбора его южной частью своего будущего пути. Стремившимся к отделению «южанам» было предоставлено шесть лет автономного существования, по истечению которых они на референдуме определили свою судьбу, проголосовав в пользу признанной международным сообществом независимости. Так и здесь, с учетом нежелания ополченцев и их сторонников отказываться от провозглашения суверенитета, создания ими первых институтов политической власти и даже дипломатического признания ДНР и ЛНР Южной Осетией, жители Донетчины и Луганщины заслужили право на проведение волеизъявления (которое вполне можно отсрочить, но не отменить вовсе) по вопросу статуса своего региона. Закрепление такой перспективы на законодательном уровне не может не быть дополнено и другой необходимой новацией — обозначением гарантий неспособности Рады и президента аннулировать собственные уступки Донбассу.

В условиях сохранения политической нестабильности на Украине остается вероятной дальнейшая эскалация перманентного политического кризиса, в результате которой усиление позиций радикалов способно спровоцировать рост ревизионистских настроений; пока что, к сожалению, трудно полностью увериться в готовности Порошенко противостоять давлению ультранационалистической оппозиции, а многие его шаги после избрания  и вовсе говорят об обратном. Примечательно, что о возможности сценария с досрочной отменой особого статуса Донбасса упомянул и еще один представитель украинского президента, Игорь Грынив, что указывает на обоснованность подобных опасений. Поэтому само обсуждение компромисса между Киевом и народными республиками в ходе следующих переговоров наверняка начнется с обмена мнениями по базовым аспектам, обеспечивающим незыблемость всего курса на мир. Только после этого сторонам предстоит перейти к обозначению позиций по более конкретным вопросам, многим из которых также предстоит оказаться в центре дискуссии.

В частности, из пунктов закона об особом статусе пристального внимания заслуживает положение о местных выборах, которое, подобно некоторым другим формулировкам, появилось в документе в соответствии с текстом минского протокола. При том, что соглашение от 5 сентября предусматривало именно проведение выборов на местном уровне, оно не отменяет необходимости обсуждения неизбежно следующих за этими действиями шагов, а именно, обновления всей вертикали власти, как исполнительной, так и законодательной, в Донецкой и Луганской областях.

Понятно стремление Киева разобщить ополченцев и децентрализовать их политические объединения, принудив самостоятельно выстраивать отношения с украинским руководством и конкурировать друг с другом за жизненно необходимые для восстановления региона ресурсы. Однако уже сегодня очевидно, что лидеры ДНР и ЛНР, достигшие в деле самоорганизации немалых успехов, отвергнут любые намеки на возможное дробление единой политической системы Донбасса. Даже если Порошенко по-прежнему будет настаивать на использовании термина «отдельные районы Донецкой и Луганской областей», ему придется смириться с неизбежностью учреждения в этих районах объединенных правительственных и законотворческих структур — иначе они просто возникнут там без его согласия на базе уже существующих институтов народных республик.

Значительное количество «подводных камней», обнаруживаемых в документе, частично объясняется тем, что его отдельные пункты опираются на существующую только в проекте нормативную базу — тем самым Киев оставляет себе пространство для маневра и последующего давления на оппонентов. Так, закон предусматривает «особый порядок» назначения прокуроров и судей, однако в чем он будет заключаться, не оговорено вовсе. Каким вышестоящим инстанциям будут подчиняться местные суды и прокуратуры, насколько существенными окажутся полномочия Заксобраний по контролю над правоохранительной деятельностью — на эти вопросы авторы текста не отвечают.

Необходимость дополнительной проработки и уточнений проступает и в других частях документа, в частности, в пункте о социально-экономических перспективах региона. Заявляя о необходимости принятия целевой программы развития и восстановления Донбасса, украинское руководство обходит стороной детали ее реализации и умалчивает об уровне полномочий местных властей по вопросу расходования выделяемых Киевом средств.

Выдвигаемые в законе предложения об интенсификации взаимодействия попадающих под его действие районов с регионами РФ по большей части не выходят за рамки инструментов российско-украинского межрегионального сотрудничества, существующих и активно использующихся уже долгие годы; впрочем, потенциал такого сотрудничества после вступления в силу Соглашения об ассоциации Украины с ЕС способен значительно уменьшиться — механизмов по недопущению подобного поворота событий закон не предполагает. Да и выдаваемые за уступку преференции по вопросу статуса русского языка лежат в русле положений Закона об основах государственной языковой политики, который Рада в этом году уже пыталась отменить. Пытаясь представить еще одну свою инициативу — о создании народной милиции — шагом на пути к инкорпорации военных организаций ДНР и ЛНР в структуру местных органов власти, администрация Порошенко не уточняет, какими конкретно полномочиями будут наделены эти формирования. А ведь именно такие отряды, по существу, должны защитить донецкое и луганское население от новых провокаций со стороны многочисленных боевых бригад из Центральной и Западной Украины.

В целом, одно только существование Закона об особом статусе, конечно, лучше его отсутствия, так же, как и худой мир, следуя известной банальности, всегда лучше доброй войны. Но пока что достаточно сырой текст, принятый Радой, производит впечатление попытки Киева «оскопить» понятие автономии, подменив его максимально расплывчатыми формулировками и отсылками к несуществующим сегодня дополнительным законодательным актам.

Вполне логично стремление Порошенко предложить парламентским фракциям компромиссный вариант текста, но то обстоятельство, что накануне не было предпринято попыток согласовать законопроект с донбасской стороной, не добавляет президенту Украины поддержки в самом конфликтном регионе. По-прежнему обоснованы сомнения в том, насколько равными партнерами по переговорам Киев считает донецких и луганских лидеров. Так, отдельно принятые гарантии амнистии участникам кризиса сопровождены столь существенными оговорками, что проявляется стремление украинских властей по истечении времени расквитаться с ведущими представителями ДНР и ЛНР. А ведь именно на долю руководителей народных республик в случае достижения согласия с Порошенко выпадет сложнейшая задача — обуздать пыл ветеранов боевых столкновений и не допустить усиления радикальных сторонников «войны до победного конца», появившихся на Донбассе по прошествии многих месяцев кровопролития. Не предоставляя лидерам ополченцев полных гарантий неприкосновенности, Киев заранее создает заслоны на пути к построению диалога с ними — еще до того, как сам этот процесс в полной мере начался.

Со своей стороны, ДНР и ЛНР также не горят желанием форсировать события до проведения выборов в Верховную Раду, и для занятия ими такой позиции есть существенные основания. Ряд последних соцопросов говорит о том, что фаворитами грядущей избирательной гонки остаются пять объединений — Блок Петра Порошенко, Радикальная партия, Гражданская позиция, Батькивщина и Народный фронт. Если распространяемый украинскими СМИ прогноз сбудется, и сторонники действующего президента окажутся в парламенте в меньшинстве, в окружении популистов и ультранационалистов, возможность воплощения в жизнь согласованного мирного плана стремительно начнет приближаться к нулю.

Во время голосования о люстрации (которая вполне может стать инструментом давления на окружение Порошенко) ветераны столкновений на Донбассе уже напомнили о себе, и отсутствие однозначного осуждения их действий украинским обществом говорит об одном: списывать со счетов политиков типа Олега Ляшко, чей рейтинг все же начал постепенно уменьшаться, Олега Тягнибока, Дмитрия Яроша и Семена Семенченко все еще рано.

Риск возобновления военной конфронтации, несмотря на все жертвы и потрясения последних месяцев, остается достаточно высоким, а значит, и отдельные жесты народных республик, вроде решения об объединении вооруженных сил, вызваны не просто желанием произвести впечатление на оппонентов, а стремлением отразить реальную угрозу. Да, режим прекращения огня заключен и не без сбоев выполняется, но в отсутствии проявления должной политической воли с обеих сторон, в первую очередь со стороны Киева, он способен так и остаться в памяти участников конфликта яркой, но упущенной возможностью перехода от риторики конфронтации к диалогу и мирному сосуществованию.

Антон Гришанов, специально для «Актуальных комментариев»

20 Ноября 2018 Новости
Как запуск «Турецкого потока» ударит по Украине
 Как запуск «Турецкого потока» ударит по Украине Запуск газопровода «Турецкий поток» серьезно ударит по объемам транзита газа через территорию Украины, он сократится на 12-13 миллиардов кубометров в год. Такое мнение озвучил глава Совета по вопросам газовой промышленности и рынка природного газа Леонид Униговский.
9 Декабря 2018 Анонс
Объявление независимости Украинской церкви
 Объявление независимости Украинской церкви 9-10 в Киеве должен пройти «объединительный собор», на котором будет объявлена независимость Украинской православной церкви, а также избран председатель будущей поместной церкви. Окончательная дата будет определена на заседании синода Константинопольского патриархата 27-29 ноября.
19 Ноября 2018 Новости
«Как обдурили украинцев». Украинские СМИ о переносе «объединительного собора»
 «Как обдурили украинцев». Украинские СМИ о переносе «объединительного собора» Объединительный собор, который должен был состояться 22 ноября в Киеве, перенесен. Ожидалось, что на мероприятии будет объявлено новую церковь, независимую от Московского патриархата, однако теперь проведение собора планируется 9-10 декабря.
Актуальные комментарии
© 2008-2018 НО - Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".